ngasanova

Вспомнить, подумать...


Previous Entry Share Next Entry
ngasanova

По мне, по мне звонят колокола.

«Война, какая бы она ни была необходимая
и справедливая, всегда преступление».

Эрнест Хемингуэй




Эрнест Хемингуэй: между двумя войнами




Портрет Хемингуэем в форме Красного Креста, январь 1919 г.


Все армии одинаковы
Но слава дается не всякому
Грохот гаубиц всем одинаково слышен
А доблесть — удел мальчишек
У старых бойцов измученный взгляд
Ту же старую ложь слышит каждый солдат
А над павшими мухи кружат

Париж, 1922




Эрнест Хемингуэй на костылях во время восстановления в Милане, Италия, 1918




Эрнест Хемингуэй в "почти четыре года."




Средняя школа, ежегодник Хемингуэя, 1917.




Агнес фон Куровски и Эрнест Хемингуэй, Милан, 1918


Век потребовал, чтобы мы громко пели,
Но отрезал нам языки на деле.
Век потребовал, чтобы мы шли вперед,
Но стеной кирпичной закрыл проход.
Век потребовал, чтоб мы пустились в пляс,
Но одел в железные брюки нас.
И в конце концов наш век напоролся
Как раз на то, за что он боролся.

Париж, 1922





паспорт Хемингуэя (деталь), 1923 г




Эрнест Хемингуэй, И восходит солнце, Нью-Йорк 1926


Они затянули нас в омут —
Король и страна,
Всемогущий Христос
И все остальное.
Патриотизм,
Демократия,
Честь —
Слова и фразы.
Одни из-за них скурвились, другие погибли.

Париж, 1922




Хемингуэй (слева) во время фиесты Сан-Фермин в Памплоне, 1925 г




Кларенс и Эрнест Хемингуэй в Ки-Уэст, штат Флорида, 10 апреля 1928 года




Первая страница автограф рукописи Прощай, оружие, Нью-Йорк


Некоторые из них вернулись в оковах,
Не сломленные, но усталые.
Настолько усталые, что шли спотыкаясь.
В них не было ненависти, и они не рвались в бой. С этим было покончено.
Раны от долгой войны зарубцевались.
Им стало легче принять смерть.

Чикаго, 1920





Эрнест Хемингуэй за рулем своей лодки, Пилар, Карлос Гутьеррес, 1934




Эрнест Хемингуэй пересмотра машинопись По ком звонит колокол,
Valley Sun, штат Айдахо, ноябрь 1940 года



В стране, не забывающей Линкольна,
В селе, где ни двора и ни кола,
Как женщина, печальна колокольня.
По мне, по мне звонят колокола.

По юношам, безвременно погибшим
На этой победительной войне,
По женщинам, усталым и поникшим,
И всё-таки они звонят по мне.

По старикам, давным-давно усопшим,
По морякам, оставшимся на дне,
По мумиям, загадочным, усохшим,
И всё-таки — по мне, по мне, по мне.

Белла Ахмадулина





Эрнест Хемингуэй выходит из каноэ, Sun Valley, штат Айдахо, октябрь 1941.





Хемингуэй с полковником Чарльзом "Buck" Ленхем в Швейцера, Германии,
во время Второй мировой войны. 28 сентября 1944 года



Солдатам не светит хорошая смерть.
Им светит крест возле поля боя.
Крест из дерева вгонят в земную твердь
У павшего воина над головою.
Солдат кашляет в дыму и корчится,
А вокруг грохот взрывов, огонь и вой.
Солдат, пока атака не кончится,
Задыхаясь, не верит, что он живой.

Чикаго, 1920





Эрнест Хемингуэй и Мэри за пределами Sun Valley Lodge, штат Айдахо, около 1947 года




Сертификат Эрнеста Хемингуэя идентичности, выданном 1944 г.


«В прежние дни часто писали о том, как сладко и прекрасно умереть за родину.
Но в современных войнах нет ничего сладкого и прекрасного.
Ты умрешь как собака без всякой на то причины».

Эрнест Хемингуэй



Источник: Коллекция фотографий. Президентской библиотеки и музея.





Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.

  • 1
Целая жизнь) Спасибо)

И взгляд на жизнь)

  • 1
?

Log in

No account? Create an account