ngasanova

Вспомнить, подумать...


Previous Entry Share Next Entry
ngasanova

Мане и Моне, Эдуард и Клод



История знакомства и дружбы




Эдуар Мане Автопортрет с палитрой 1879




Пьер Огюст Ренуар Портрет Клода Моне 1875

Два непохожих художника, с похожими фамилиями оказались в одном городе, в одно
время, на одной большой выставке и сначала рассорились, а потом стали близкими друзьями.
История их знакомства началась как раз с путаницы.



Салон 1865 года стал одним из самых скандальных и эпохальных за все триста лет его
существования. И виноват в этом был Эдуар Мане. Он искренне рассчитывал на признание,
медаль и славу, отправляя на главную французскую выставку свою новую картину «Олимпия».





Эдуар Мане. Олимпия, 1863


И проходя в день торжественного открытия по Дворцу промышленности, действительно слышал
со всех сторон поздравления и одобрительные отзывы. Но при чем тут, черт возьми,
пейзажи! Почему его хвалят за какие-то марины? Мане в бешенстве. Оказывается, какой-то
выскочка использовал похожую фамилию, явно для того, чтобы заработать денег на его,
Мане, славе.





Эдуар Мане Иисус, терзаемый солдатами (Поругание Христа)1865


Рядом с его «Олимпией» и «Поруганием Христа» висели два пейзажа никому не известного
Клода Моне, который в этом году дебютировал в Салоне.





Клод Моне. Устье Сены в Онфлёре, 1865


Причиной скандала в Салоне 1865 года стала «Олимпия» Эдуара Мане. Ее называли самкой
гориллы, а ее руку, лежащую на бедре, окрестили отвратительной жабой. Гюстав Курбе
сравнивал фигуру Олимпии с дамой пик из колоды карт в морге, а критики искренне не
советовали беременным женщинам и юным девушкам смотреть на эту картину. Если бы
нескольких крепких охранников не выставили перед полотном, разъяренная публика его
бы точно уничтожила. Через несколько дней от греха подальше повесили эту непристойность
повыше, чтоб никто не достал, да и разглядеть было сложно. Так случился одни из
самых яростных скандалов, положивший начало современному искусству..
Абсолютно голая, на кровати, белая, как из морга, рука в неприличной судороге —
Олимпия услышала в свой адрес самые изысканные и вычурные ругательства и сравнения.


А 25-летний Клод Моне отлично усвоил уроки своего главного учителя Эжена Будена, писал
объемные, драматические облака и за границы традиции пока не выламывался. В его сторону
еще благосклонно кивают салонные судьи и критики.
История с фамильной путаницей — хрестоматийная. А научиться отличать художников по
принципу «Мане — люди, Моне -пятна» можно хотя бы благодаря интернет-мемам. Но даже
зоркий и продвинутый завсегдатай музейных сайтов, железно запомнивший, кто написал
«Олимпию», а кто «Мост в Аржантее»,





Клод Моне Железнодорожный мост в Аржантее1873


возьмет и растеряется, пытаясь определить, где же «Большой канал в Венеции» Моне,
а где «Большой канал в Венеции» Мане.





Клод Моне Большой канал в Венеции 1908




Эдуар Мане Большой Канал в Венеции (Голубая Венеция) 1874




Портрет месье и мадам Огюст Мане 1860




Клод Моне. Адольф Моне читает в саду (фрагмент), 1866


***


Понятно, что ни один порядочный отец (если он сам не художник) не мечтает видеть
художником своего сына. И в XIX веке все было так же. В этом отцы Клода Моне и
Эдуара Мане были похожи. Мужчина должен заниматься серьезным делом.


«Эдуар станет судьей», — был уверен один. «Клод станет бакалейщиком», — думал другой.
8 поколений мужчин в роду Эдуара Мане были судьями и адвокатами, продолжая дело предков
и сменяя друг друга в почетных креслах Дворца правосудия. Каждый день, в одно и то же
время, Огюст Мане выходит из дома, застегнутый на все пуговицы, серьезный, вежливый
и сдержанный. Его младший сын Эдуар демонстрирует просто отвратительные знания по всем
дисциплинам, кроме гимнастики и рисунка, повторно остается в пятом классе самого
аристократичного коллежа в Париже и рыдает дома от одного упоминания о карьере адвоката.
Его увлекает только рисование и, возможно, немного манит море. Ну, пусть будет Мореходная
школа, только бы не богемная жизнь этих новомодных художников.


Когда судно «Гавр и Гваделупа» с 17-летним Эдуаром отплывает в Бразилию от берегов
портового городка Гавр, 9-летний Клод Моне наверняка бродит босиком по берегу моря
совсем рядом или наблюдает за отплытием корабля с какого-нибудь холма, где он любит
валяться в траве и разглядывать облака. Его отец держит лавку здесь, в Гавре, с
набжает продовольствием французский флот. И Клод, когда вырастет и выучится в коллеже,
конечно, возьмет на себя управление семейным бизнесом. Все надежды заботливого отца
идут прахом.
В коллеже Клод «с грехом пополам освоил четыре арифметических действия и получил слабое
представление о грамотном письме». И, не обращая внимания на угрозы отца лишить его
какого бы то ни было содержания, уезжает в Париж учиться живописи. Две картины
28-летнего Эдуара Мане в этом году как раз впервые примут в Салоне.






***


Тут легко запутаться. Сегодня отцом импрессионизма, вождем, основателем, королем и
неоспоримым лидером многие назовут Клода Моне. У него кувшинки, пленэр, «Впечатление.
Восход солнца», соборы в тумане и стога во все времена суток — весь набор
стилеобразующих признаков и личных открытий. Но вначале все было совсем не так.





Клод Моне Впечатление. Восход солнца 1872


Эдуард Мане не был импрессионистом, не участвовал ни в одной из выставок Анонимного
общества живописцев, скульпторов и граверов, но именно его газетные критики и судьи
Салона пренебрежительно называли «королем импрессионистов», а молодых художников-бунтарей,
бросивших вызов официальным салоновским традициям, будущих импрессионистов, «бандой
Мане». Ох, сколько бы он отдал, чтобы избавиться от этого незавидного титула.





Анри Фантен-Латур Ателье в Батиньоле 1870


Эдуар Мане жил в квартале Батиньоль и часто завтракал в кафе «Гербуа» неподалеку.
Поговаривают, любил бифштекс с кресс-салатом и взбитые яйца. Благодаря ему прославились
и квартал, и кафе. Мане и всех его юных почитателей (Моне, Базиля, Ренуара) назовут
вскоре «батиньольской группой», а в кафе «Гербуа» к Мане начинают присоединяться
увлеченные идеей нового искусства художники, писатели, журналисты. Но не для того,
чтобы съесть бифштекс, а для того, чтобы разговаривать о судьбах искусства.

На картине Фантен-Латура вокруг Мане в его мастерской собрались единомышленники —
и молодой Моне еще неуверенно выглядывает из-за плеча высокого Базиля.





Анри Фантен-Латур. Портрет Эдуара Мане, 1867



Жильбер де Северак. Портрет Клода Моне, 1865


***


И дело, конечно, не в том, что Мане был белокурым красавцем с кудрявой шевелюрой,а Моне
тоже красавцем, но жгучим брюнетом с внешностью темпераментного мачо. Их вообще трудно
было спутать: говорили, двигались, одевались, гуляли по-разному.


После «Завтрака на траве» и «Олимпии» об Эдуаре Мане всерьез думали как о шуте,который
намеренно забавляет публику чрезмерно вызывающими выходками. И скандалом зарабатывает
на хлеб.
Эмилю Золя пришлось написать длинную защитную статью, в которой он доказывал
читателям, что Мане — светский человек,«безукоризненно любезный и вежливый»:

«Художник признавался мне, что он любит бывать в свете, что он находит тайное наслаждение
в благоуханном и ослепительном блеске званых вечеров. К ним влечет его, без сомнения, не
только любовь к разнообразию и богатству красок, но и та свойственная ему внутренняя
потребность в изяществе и элегантности, которую я стараюсь вскрыть в его произведениях».


О да, Мане — истинный денди. На нем всегда тонкие кожаные перчатки, а в руках — неизменная
трость. Его умение завязывать и носить галстуки вызывает восхищение. Каждый день он
выходит на особую прогулку, Мане фланирует. Ольга Вайнштейн, автор книги «Денди: мода,
литература, стиль жизни» рассказывает, что принципиально праздные, бесцельные прогулки
фланера совсем особый смысл имели для писателя или художника: «Его маршрут сплошь и
рядом выясняется только в пути, ибо фланера ведет случайная прихоть. Городское
пространство — карта его желаний, непрерывная знаковая поверхность, топографическая
развертка его потока сознания. Он читает карту собственным телом, размечая шагами
пунктиры своих произвольных маршрутов». По внешнему виду, походке, улыбке фланер-художник
определяет типажи прохожих и пытается понять, что собою представляет человек. Прогулка
без цели превращается в поиск сюжетов и источник вдохновения.





Эдуар Мане Музыка в саду Тюильри 1862


Еще до «Олимпии» и «Завтрака» на одной из светских прогулок Эдуар Мане задумал дерзость:
написать обычных французов, которые гуляют рядом с ним по паркам и городским садам.
Картину не примут в Салоне. А Огюст Ренуар только через 14 лет создаст «Бал в Мулен де
ла Галетт», конечно, под впечатлением от этой картины Мане.





Пьер Огюст Ренуар Бал в Мулен де ла Галетт 1876


Сын бакалейщика Клод Моне — простоват и не рожден для фланирования. В его городских
прогулках всегда будет одна большая цель, которая мешает дендистской беззаботности,
— он наматывает десятки километров между домами друзей, чтоб занять немного денег.
Но по его внешнему виду никогда не заподозришь, что он уже месяц ест мешок фасоли на
двоих с Ренуаром и пишет портреты лавочников по 50 франков за штуку. Моне умудряется
носить костюмы из английской шерсти и рубашки с кружевными манжетами, но ему плевать
на моду и нарочито небрежные узлы на галстуках, которые вяжутся у зеркала в течение
нескольких часов. Моне сам законодатель моды, Моне — светский лев.





Эдуар Мане Улица Монье с флагами 1878




Клод Моне Рю Монторгей в Париже, фестиваль 30 июня 1878


***


Бесценные музейные сокровища кисти Мане и Моне, раз и навсегда попавшие в историю,
часто цитируют — и чтобы различить особенности взгляда на мир двух художников, не
обязательно заканчивать художественную академию. Но Большой канал в Венеции — не
единственный сюжет, в котором легко потерять ориентиры. Например, во время Всемирной
выставки в 1878 года в Париже оба художника случайно выглянули каждый в свое в окно.
Моне увлекает красочное буйство — он пишет красно-бело-синее праздничное великолепие.
Фланер Мане привык замечать на улицах людей — и этот одноногий, скорее всего, бывший
вояка, медленно идет по праздничной улице, уже не оставляя художнику шансов создать
однозначно торжественную картину. «Я пишу только то, что вижу», — говорил Мане. И в
этот день он увидел, что Франция пытается забыть о позорной войне, закончившейся 7 лет
назад, устраивая масштабные, великолепные действа. И что забыть все равно не получается.
Потому что по праздничной улице бредет одноногий бывший солдат.


Эдуард и Клод были друзьями до самой смерти Мане, смотрели из окна на один и тот же
Париж, гуляли по тем же улицами и берегам Сены, и, бывало, играли в художественные
игры по правилам друг друга.





Эдуар Мане Завтрак на траве 1863


В Салоне отверженных в 1863 году перед «Завтраком на траве» Мане зрители хохотали до
слез и стыдливо перешептывались. «Непристойность», — выпалит император. Моне уже в
старости вспоминал, какое впечатление произвела на него эта картина. Переворот,
свобода, новое искусство, глоток свежего воздуха, сама жизнь.





Клод Моне. Завтрак на траве, 1865


Спустя два года, преклоняясь перед талантом Мане, восхищаясь его непреклонностью и
гением, Клод напишет свой «Завтрак на траве», в знак уважения.





Эдуар Мане Берег Сены близ Аржантея 1874




Клод Моне Аржантёй 1875


В 1874 году, после первой выставки импрессионистов, Моне нищенствует и однажды остается
без крыши над головой. Эдуар Мане находит другу домик на берегу Сены,в Аржантее, теперь,
чтобы попасть друг к другу в гости, им достаточно переплыть реку. Нет-нет, это ни в
коем случае не победа импрессионистов, просто Мане не может удержаться: эти чистые, светонасыщенные цвета на этюдах Моне, эти тени, полные богатых рефлексов. Так и быть,
он поиграет в импрессионизм. И он ставит мольберт прямо у воды, пишет «Аржантей»и
«В лодке», пишет Моне в его плавучей мастерской (он Рафаэль воды — восхищается Эдуар).
И все равно не идет с импрессионистами до конца: никогда он не отдастся чисто
зрительному восторгу, свет — слишком простой сюжет для картины, а импрессионистская
незаконченность не дает Мане покоя.





Эдуар Мане. 1875. Фотограф - Феликс Надар




Клод Моне. 1914. Фотограф - Саша Гитри.


***


Моне-Мане — это история долгой дружбы, которая держалась на огромном взаимном уважении
и… на деньгах. В самые сложные и отчаянные дни Моне шлет Эдуару письма: то, что вы
одолжили мне на прошлой неделе, уже закончилось, займите хотя бы франков 30, это меня
спасет. И Мане никогда не отказывает, из года в год вкладывая в ответное письмо то 30,
то 100 франков. Когда он узнает о тяжелой болезни Камиллы Моне, первой жены художника,
то просто спишет все многолетние долги.

Через 6 лет после смерти Эдуара Мане в Париже появится американский коллекционер,
который изъявит желание купить «Олимпию» за 20 тыс. франков. Тогда Моне на полгода
забрасывает кисти и становится бухгалтером и пиар-специалистом — он организовывает
сбор денег для выкупа картины и передачи ее в дар Франции.





Фото с сайта www.sothebys.com


В 2011 году на аукционе Sothebys за 134 тыс. долларов были проданы пять документов,
написанных рукой Клода Моне. Один из документов — список взносов, собранных для выкупа
картины «Олимпия» — имена всех 34 жертвователей, среди которых Малларме,Мирбо, Сарджент,
Кайботт, Дюран-Рюэль. Стоимость этого аукционного лота приблизительно равна той сумме,
которую Моне удалось насобирать за 8 месяцев титанической бумажной работы и за которую
была выкуплена в конце концов «Олимпия».
Конечно, дружба Моне и Мане сложилась совсем не от созвучности фамилий, но кажется,
это то самое «совпадение, которое позволяет Богу сохранять инкогнито».



Автор: Анна Сидельникова


Источник: artchive.ru




Posts from This Journal by “люди годы судьбы” Tag

  • «Пианист»

    Оригинал взят у grimnir74 Пианист на крыше Он чудом сбежал из гетто и, прячась по чердакам, смог пережить в Варшаве всю…

  • Талант без границ

    Оригинал взят у katia_lexx Не бросайся обещаниями. Актёр, не сыгравший роли Гамлета, которую ты ему обещал, утешит себя тем,…

  • Расстреляный мастер

    Оригинал взят у baltvilks Краткий экскурс в творчество Петра Оцхели (1907-1937) Только сегодня совершенно случайно…

  • Кто он - Джон Генри Паттерсон?

    John Henry Patterson (1867 — 1947) — Британский военный, охотник, писатель. Убийца львов-людоедов из Цаво, автор четырёх…

  • Гитара вместо ружья.

    Оригинал взят у vakin Как Пётр Лещенко стал «врагом народа» «Чубчик», «Капитан», «У…

  • Забытые музы

    АЛЕКСЕЙ РЖЕВСКИЙ: СМОЛЯНКИ Алексей Андреевич Ржевский (1737—1804) — действительный тайный советник, сенатор, вице-директор…

  • коля к

    Оригинал взят у mi3ch коля к Анастасия Вертинская: У нас с сестрой были две бонны. Мы чинно гуляли с ними поочередно в…

  • Бывшие

    Александр Вертинский к Валентине Саниной С юной актрисой (которая позже прославится в США как модельер) поэт общался в Харькове в…

  • Жизнь и смерть Марии Гартунг

    «Редкостная красота матери смешивалась в ней с экзотизмом отца, хотя черты её лица, может быть, были несколько крупны для женщины»…


Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.

?

Log in

No account? Create an account