ngasanova

Вспомнить, подумать...


Previous Entry Share Next Entry
ngasanova

Классика ХХ века



От фотографа Jacques Henri Lartigue




Jacques Henri Lartigue (1894–1986) - талантливый аматор, шустрый мальчишка с камерой,
века. Ясное, искренне восхищенное видение мира - одно из качеств, которым пламенно
желают обладать зрелые художники. Лартиг, как фотограф, был наделен этим видением,
потому что начал снимать еще ребенком.


Его техническое мастерство было не по годам совершенным и зрелым, и он, к счастью, не
пользовался им для того, чтобы подражать старшим, а стремился запечатлеть невинное,
чудесное видение детства. В результате мир был вознагражден уникальной коллекцией
образов, непревзойденной по своей достоверности и свежести.






Все начиналось со счастливого детства двух братьев Жака и Зису, родившихся в одной из
самых состоятельных семей Франции. Отец семейства Анри - предприниматель, выделявшийся
на фоне своего времени фантазией и любознательностью; он увлекался фотографией и
познакомил своего сына Жака с тайнами фотосъемки и печати.


Я зритель, я в это играю, вдруг в моей голове появилась и заплясала мысль,
волшебное изобретение, благодаря которому я больше никогда не буду скучать или грустить

- так вспоминал свои впечатления Лартиг. В 1901 году в ответ на его самое сокровенное
желание Жаку дарят первый в его жизни громоздкий фотоаппарат на деревянном треножнике.






Я смогу все фотографировать. Все, все! Раньше я просил Папу:
«Сними вот это, и это, и это...»
Он отвечал:
«Да, да, конечно», и ничего не делал. Теперь я сам буду снимать.
Pont de l′Arche, 1909.

Позже он получил ручную фотокамеру, которой можно было делать не постановочные, а
практически репортажные снимки. Кроме черно-белых, Лартиг делал и первые цветные
снимки, которые сейчас признаны одними из лучших «автохромных» фотографий своего времени.






Лартиг — дитя своего века, который только-только изобрел фонограф, телефон,
беспроводный телеграф, кинематограф. Вся семья часто обсуждала эти изобретения и
с увлечением следила за появлением первых автомобилей (в 1906 году у Лартигов
появляется автомобиль с шофером).






Но Жака еще больше захватывает другая авантюра: завоевание неба аэропланами, особенно
после того, как они с братом Зису собственными глазами видели полет Габриеля Вуазена
в Мерлимоне 3 апреля 1904 года. Он пролетел расстояние в целых 25 метров! Впервые во
Франции машина тяжелее воздуха с человеком на борту взлетела на глазах у публики.


Взлететь! Подняться! Перелететь через препятствия! Застыть посреди воздуха, как рыба в
аквариуме посреди воды! Во сне это легко и я это часто делаю. Но когда ты снова просто
проснувшийся мальчик, чудо кончается... Мой старший брат Зису не во сне это делает.
Он считает, изобретает и начинает упражняться, чтобы оторваться от земли.

Rouzat, 1906.





Хотя Жак и участвует в играх брата, он весь свой талант изобретателя сосредотачивает
в своем взгляде. У него от природы очень верный вкус. Доверяя своему глазу, он умеет
выбирать объекты, кадр, угол съемки и с удивительной легкостью обращается с аппаратами.
Лежа на животе в своей комнате, он фотографирует эти маленькие гоночные машинки так
же, как наблюдает с уровня земли за макетами, которые мастерит брат по подобию больших
машин, оживляя их заразительным колдовством.






Для него не только самолеты отрываются от земли. Все, что относится к движению, его
завораживает. В одиннадцать лет он снимает свою кузину Бишонад в полете, схватывает
своего кота Зизи и собачку Тюпи в момент прыжка, им же спровоцированного. Мимолетность
этих мгновений для него как вызов. Он нажимает на спуск в момент высшей точки,
полностью сохраняя контроль над желаемым эффектом.









С 1911 года Жак ведет дневник. Сначала он рисует природу (солнце, дождь, облака),
потом быстро описывает свои занятия за день. На оставшемся свободном месте листа
набрасывает рисунки того, что он только что фотографировал, боясь никогда не увидеть
эти снимки (проявление и печать в то время были ненадежными). Эти наброски на
скорую руку свидетельствуют о совершенстве его памяти и глаза.






Вчера аэроплан пронесся надо мной! Прямо над моей головой! Я видел снизу живого
человека, сидевшего на сидении, расставив ноги... Вдруг в моей голове произошло
что-то таинственное... Как головокружение наоборот! Как будто я видел, как проносится
этот человек, чужими глазами, не своими, а его глазами !?!?
Я посмотрел, как он удаляется, все еще в небе. Его полный воздуха мотор производил
резонирующий звук. Иногда возникают удивительные первоначальные эмоции, а потом
ты за ними гонишься и никак не можешь догнать.

Париж, 1909 Мартин д’Астье .





Сегодня утром один изобретатель, господин Решельт, портной, бросился с платформы
первого этажа Эйфелевой башни с парашютом собственного изобретения. Он сразу стал
падать и убился. Меня там не было. Как жаль, что я не сделал фотографий.

Париж, 1912 .
Сегодня для меня, определенно, замечательный день: авиатор упал достаточно близко от
меня, чтобы я успел его сфотографировать. Ученик Блерио тоже упал, но менее удачно,
слишком далеко, и его не выбросило из кабины.

Париж, 1911






Фотографией Лартиг увлекался с восьми лет до двадцати одного года. По Европе прокатились
обе мировые войны — он этого, похоже, не заметил. Разумеется, он никогда и не был
на фронте — по состоянию здоровья.






Всерьез он ничему не учился: походил немного на занятия в Академию Жюлиана, откуда
вышла добрая половина французских авангардистов, и решил, что станет свободным
художником. Острота его проницательности и совершенство видения людей, предметов,
мест, казалось, иссякли, когда он начал свои эстетические поиски на полотне.






Он даже пытался работать — как декоратор казино в Канне и художник на фильмах Абеля
Ганса. Отсюда и дружба с художниками и актерами, снятыми запросто, как члены семьи,
а не как знаменитости. Среди его знакомых в мире искусства были Саша Гитри, Ивонн
Принтемпс, Кеес ван Донген, Пабло Пикассо и Жан Кокто. Увлеченный кинематографом, он
фотографирует на съемочных площадках фильмов Жака Фейдера, Роббера Брессона,
Франсуа Трюффо и Федерико Феллини.








Пикассо


Лартиг-фотограф не имел никаких художнических амбиций. В фотографии, как и в жизни,
он был абсолютно естественен — в этом и есть обаяние истинного аристократизма.
Слава пришла к нему неожиданно: в 1962-м в Нью-Йорке он показал свои снимки куратору
фотографии из Музея современного искусства Джону Шарковски — на следующий год в МОМА
прошла огромная ретроспектива Лартига, а журнал Life напечатал большую подборку работ
недавно открытого гения.
Ему было 69.
Шарковски включил его карточку 1911 года — по авеню Булонский лес шествует дама в
черно-бурых лисах с парой собачек на поводке, мимо проносятся конный экипаж (один из
последних) и кабриолет (один из первых) — в свою знаменитую антологию 100 лучших
снимков всех времен и народов.






В 1970 вышел «Дневник столетия» — красочное описание жизни и творчества Лартига.
Остаток жизни он занимался тем, что работал на заказ для журналов мод и
дизайнерских изданий.

Умер Лартиг в Ницце 12 сентября 1986.



Из галереи его работ:






































Источник: artpages.org.ua





Posts from This Journal by “фото искусство” Tag

  • Из СССР

    Александр Лактионов, Портрет художника И. Бродского, 1939 Маргарет Бурк-Уайт, Москва 1941 Локомотив имени Сталин изучается…

  • Человек в шляпе

    Видишь небо. Разве там не “Всадник”? Звездный образ, названный конем гордо, в честь земли. И беспощадный, тот, второй, что гонит и…

  • Близнецы

    Albrecht Tübke The Grady twins from The Shining by Stanley Kubrick. Jono Rotman Elene Usdin Svetlana…

  • Человек в шляпе

    Сфотографировать человека — значит совершить над ним некоторое насилие: увидеть его таким, каким он себя никогда не видит, узнать о нём…

  • Из СССР

    Александра Экстер, Дизайн для конструктивизма мизансцены, с. 1920 Александр Дейнека, демонстрация, 1928 Юрий Анненков,…

  • ЗОНТИК-4

    «Я забыл свой зонтик» "Девушка, что ты чертила Зонтиком в светлой реке?" Девушка зонтик раскрыла И прилегла в челноке.…

  • Человек в шляпе

    "Проснулся я, когда солнце уже краснело, и это было единственное отчетливое время в моей жизни – самое странное мгновение, когда я не…

  • ЗОНТИК-3

    «Высокие люди должны поднять свои зонтики над более низкими людьми.» Я помню о своем зонтике, я вспоминаю о нем. Эту штуку можно…

  • Человек в шляпе

    Странствуя по тихой, темной улице, я люблю слушать, как человек возвращается домой. Сам человек не виден в темноте, да и никогда нельзя знать…


Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.

?

Log in

No account? Create an account