Надежда Гасанова (ngasanova) wrote,
Надежда Гасанова
ngasanova

Category:

Башмаки



160 лет тому назад, 30 марта 1853 года в небольшой деревушке Грот-Зюндерт, что в Нидерландах, недалеко от границы
с Бельгией, в семье протестантского пастора родился всемирно известный голландский художник - постимпрессионист
Винсент Виллем Ван Гог (Vincent Willem van Gogh


Винсент, примерно в 13-15 лет.

«На блошином рынке он (Ван Гог) приобрел пару старых башмаков, башмаков возчика (charretier). Они были тяжелыми
и толстыми, но чистыми и начищенными до блеска. Это были забавные башмаки (croquenots riches). В одно дождливое утро
он, якобы, надел их и пошел прогуляться. Заляпанные грязью, они стали еще интереснее... Винсент правдиво изобразил
их на картине».

Франсуа Гози


Автопортрет, 1889 год.


Картина «БАШМАКИ» (нидерл. Ein Paar Schuhe). Винсент ван Гог.
Музей Винсента ван Гога, Амстердам.


Винсент Ван Гог. «Обувь». Музей Метрополитен.

Смотрю на стоптанный башмак:
Один, второй. Как будто левых?
Крестьянский труд - нутра их мрак,
Тяжёлых дух гнездится в чревах.
Неведом им ухода воск;
Без формы - плачут ортопеды.
Вервей закрученных полос,
Жевали будто шнуркоеды.
Они ещё вместят в себя,
Узлами скрученные пальцы.
И погребут, судьбу терпя,
Сквозь жизни ад - неандертальцы.

Австралийский поэт Джон Ловетт


«Три пары ботинок». Кембридж, Массачусетс, Музей искусств.


Без названия

«В обычной старой паре башмаков есть что-то очень грустное. Когда ты думаешь обо всех шагах, которые ты сделал в
этой обуви, Бог знает где, обо всей траве, которую вытоптал, обо всей грязи, которую собрал, о треснувшей коже,
которая щерится, то, как бы хочется сказать, остолоп, купи себе новую пару башмаков из блестящей, поскрипывающей
кожи. - И она однажды станет похожей на меня, на тебя, после того, как ты несколько раз запятнаешь верх и промочишь
носок».

Флобер в письме к Луизе Коле.


Без названия


"ПАРА КОЖАНЫХ САБО". Арль, март 1888. Музей Винсента Ван Гога, Амстердам.

«Они (башмаки) словно говорят: на нас еще никто никогда как следует не смотрел - так посмотрите же! И мы смотрим
и неожиданно для себя видим многое: долгие, долгие дороги, исхоженные упорным путником, покрытые угольной пылью,
снегом и лужами, дороги с колдобинами и булыжниками, колючками и комьями земли; видим внутренним зрением и самого
путника, который, подобно этим ботинкам, изрядно поизносился, побит и помят, но не потерял способность идти дальше
- подметки сделаны на диво прочно и только отполировались от странствий, даже и шнурки не порвались, хоть и
расшнуровались наполовину, а язычки башмаков вывалились и повисли набок, как язык у тяжело дышащей усталой собаки.»

Н.А.Дмитриева в моногрфии о Винсенте Ван Гоге "Человек и художник" (М. Художник, 1980)


Без названия


Натюрморт с капустой и деревянными башмаками".1881. Музей Ван Гога. Амстредам.

«Из темного истоптанного нутра этих башмаков неподвижно глядит на нас упорный труд тяжело ступающих ног во время
работы в поле. Тяжелая и грубая прочность башмаков собрала в себе все упорство неспешных шагов вдоль широко
раскинувшихся и всегда одних и тех же борозд, над которыми стоит пронизывающий, резкий ветер. На этой коже осталась
сытая серость почвы. Одиночество забралось под подошвы этих башмаков, одинокий путь возвращения с поля домой вечерней
порой. Немотствующий зов земли отдается в этих башмаках, земли, щедро дарящей зрелость зерна, земли с необъяснимой
самоотверженностью ее пустынных полей в глухое зимнее время. Тревожная забота о будущем хлебе насущном сквозит в
этих башмаках...».

Мартин Хайдеггер, трактат «Истоки художественного творения» (1935/36)


"Натюрморт с сабо и горшками". Нюэнен, ноябрь 1884. Центральный музей, Нидерланды.


Натюрморт с глиняным горшком, бутылкой и сабо. Оттерло. Музей Кроллер-Мюл

Пускай меня простит Винсент Ван Гог
За то, что я помочь ему не мог,
За то, что я травы ему под ноги
Не постелил на выжженной дороге,
За то, что я не развязал шнурков
Его крестьянских пыльных башмаков,
За то, что в зной не дал ему напиться,
Не помешал в больнице застрелиться.
Стою себе, а надо мной навис
Закрученный, как пламя, кипарис.
Лимонный крон и темно-голубое, -
Без них не стал бы я самим собою;
Унизил бы я собственную речь,
Когда б чужую ношу сбросил с плеч.
А эта грубость ангела, с какою
Он свой мазок роднит с моей строкою,
Ведет и вас через его зрачок
Туда, где дышит звездами Ван Гог.

Арсений ТАРКОВСКИЙ 1958

VIA: andersval.nl
Tags: Ван Гог, живопись
Subscribe
Buy for 20 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments