?

Log in

No account? Create an account

ngasanova

Вспомнить, подумать...


Previous Entry Share Next Entry
ngasanova

Интервью Vesti.Az с азербайджанским политическим обозревателем Рауфом Миркадыровым

Рауф Миркадыров: «Для того чтобы справиться с задачей, России необходимо «разобраться» с Азербайджаном и Грузией»

- Кто больше выиграл от вступления Армении в Таможенный Союз: Россия или Армения?

- Начну с Армении. Европейский Союз не собирается парафировать с Арменией ни Соглашение об ассоциации, ни Договор о глубокой и всеобъемлющей зоне свободной торговли (DCFTA). Об этом заявили практически все высокопоставленные деятели Евросоюза, в том числе, еврокомиссар Штефан Фюле. Это крест на перспективе интеграции этой страны в европейское пространство, к чему Армения шла в течение последних двух лет. Это, безусловно, проигрыш.

Теоретически, если Армения станет членом ТС, официальный Ереван может заговорить о европейской перспективе только в двух случаях. Первое – если ТС на каком-то этапе перестанет существовать, или же Армения сама покинет путинские интеграционные проекты на постсоветском пространстве. Однако не думаю, что как в одном, так и в другом случае речь может идти о ближайшей перспективе, то есть о временном отрезке в полгода или же год. Вряд ли Армении удастся так быстро избавиться от российской опеки, если она официально оформит свое участие в ТС.

Помимо этого, многие эксперты предполагают, что рано или поздно сама Россия начнет реальный процесс интеграции в европейское пространство вместе с партнерами по ТС. Может быть, так оно и будет когда-то, но уж точно не в ближайшей перспективе. В таких случаях, как правило, принято говорит: «Когда рак на горе свистнет».

Но вопрос даже не в том, что Армения дала согласие на участие в путинских интеграционных проектах на постсоветском пространстве. В конце концов, рано или поздно так или иначе ей пришлось бы сделать выбор между интеграцией в европейское пространство и участием в путинских интеграционных проектах. И всем было известно, что Россия имеет сильные рычаги влияния на Армению, особенно в сфере обеспечения безопасности, можно сказать, что безальтернативное.

То есть в данный момент проблема не в содержательной части принятых официальным Ереваном решений. Проблема в форме. Проблема в том, в каких условиях, как заставили Саркисяна объявить о решении участия в Таможенном союзе. Сама форма была крайне оскорбительной, как для Саркисяна как президента, так и Армении как государства.

А ведь могли бы позволить С.Саркисяну сохранить лицо. В течение двух последних лет официальный Ереван постоянно заявлял, что Армения готовится подписать Соглашение об ассоциации и Договор о глубокой и всеобъемлющей зоне свободной торговли с Евросоюзом. И после двух часов переговоров тет-а-тет с Путиным все коту под хвост. Притом заставили Саркисяна просить, почти что умолять Путина по поводу того, чтобы он посодействовал членству Армении в ТС.

По сути, Путин наслаждался самим процессом издевательства над президентом Армении.

А ведь могли же Саркисяну позволить уехать без всяких там конкретных заявлений, провести агитационную кампанию по подготовке общественного мнения по данному крутому повороту во внешней политике и потом, где-то через неделю или две, выступить с заявлением о согласии на участие в путинских интеграционных проектах.

Но президент РФ решил «добить» не только самого Саркисяна, сколько армянское общественное мнение, которое в течение последних двух лет думало, что может противостоять самому Путину. Надо было вылечить политическую элиту Армении от остаточных явлений медведевского либерализма.

Думаю, сегодня любой здравомыслящий гражданин Армении чувствует себя оскорбленным и униженным.

Таким образом, Армению не только лишили перспективы евроинтеграции хотя бы на время, оскорбили и унизили публично, но и еще она лишилась репутации серьезного и надежного партнера в международной арене.

Перейдем к России. Все зависит от того, что мы подразумеваем, когда говорим Россия. Многие помнят популярную в свое время крылатую фразу: «Мы говорим — партия, подразумеваем — Ленин». Если когда говорим «Россия» подразумеваем Путина, то президент РФ оказался в тактическом выигрыше. Путину удалось заставить Саркисяна публично признать себя вассалом президента РФ.

Кроме того, Россия получила небольшую надежду на сохранение Южного Кавказа в сфере собственного влияния. Необходимо учитывать, что участие Армении в ТС не решает стратегической задачи, стоящей перед российской внешней политикой на Южном Кавказе. Эта задача заключается в создании сквозного коридора через Южный Кавказ в Иран, притом полностью подконтрольного России. Это геостратегическая задача.

Участие Армении в ТС – это просто создание видимости победы на внешнеполитическом фронте для внутреннего потребителя. Этот шаг официального Еревана всего лишь сохраняет Армению в качестве плацдарма России на Южном Кавказе, не более. Но существование этого плацдарма, может, и мешает, но не может предотвратить реализацию геостратегических задач США на Южном Кавказе и в Центральной Азии. Для того чтобы справиться с задачей, России необходимо «разобраться» с Азербайджаном и Грузией.

То есть совсем не исключено, что в ближайшее время, а точнее, сразу после президентских выборов, Россия начнет шантажировать официальный Баку тем, что и Армению. Все очень просто. Азербайджан за изменение существующего статус-кво в карабахском урегулировании, но не в пользу Армении.

Однако вся проблема заключается в том, что, имея военно-политическое присутствие на Южном Кавказе, именно Россия может сама изменить или же позволить другим изменить существующий статус-кво в карабахском конфликте.

Но этот сценарий, несмотря на всю реалистичность, даже для России является труднореализуемым. Ведь было бы наивно полагать, что оппоненты России будут сидеть, сложа руки. Кроме того, ситуация в регионе и вокруг него меняется со скоростью света, и Саркисян может изменить свою позицию в течение предстоящих месяцев еще несколько раз.

-То есть Вы считаете вполне реальным включение Азербайджана в евразийские проекты?

- Если рассматривать ситуацию с точки зрения национально-государственных интересов, то это просто не выгодно.

Но, как выше отметил, Россия получила возможность шантажировать Азербайджан изменением статус-кво в зоне карабахского конфликта якобы в пользу Армении. А на самом деле, для усиления собственного военно-политического присутствия в регионе и вовлечения Азербайджана в путинские интеграционные проекты.

Москва устами некоторых российских политологов, таких, как директор Центра геополитических экспертиз, заместитель руководителя Международного Евразийского, движения, главный редактор информационно-аналитического портала «Евразия» Валерий Коровин, известный российский эксперт, начальник сектора кавказских исследований РИСИ Яна Амелина, уже пугает Азербайджан угрозой окончательной потери Карабаха.

Суть проста. Путин приехал в Баку, но не смог получить всего того, чего хотел. Серж Саркисян воспользовался ситуацией. Отправился в Москву и заявил о желании Армении стать членом ТС. Сейчас официальному Баку необходимо «догонять» Ереван.

Проблема в том, что существующий статус-кво пока полностью устраивает путинскую Россию. Москва вовлекла Армению в ТС не предложением изменения существующего статус-кво в пользу Еревана, наоборот, обещанием его сохранения на неопределенный период, чтобы иметь возможность бесконечно шантажировать официальный Баку, что постепенно и происходит сейчас на наших глазах, хотя на экспертном уровне. Просто роли поменялись. Еще две недели назад Кремль таким же способом шантажировал официальный Ереван. Таким образом, можно предположить, что недалек тот день, когда в приватной обстановке заговорит об этом и сам Путин. Нас, безусловно, будут шантажировать. Точно будут угрожать возможным изменением существующего статус-кво якобы в пользу Армении. А обещанием сохранения существующего статус-кво попытаются вовлечь и нас в ТС и Евразийский союз.

Существуют два варианта урегулирования конфликтов: первое – политики проявляют политическую волю. То есть посредством мирных переговоров договариваются по поводу условий урегулирования конфликта. Начинается процесс, устраняются причины и последствия конфликта. И, в конечном счете, конфликт теряет свою актуальность. Сегодня, по большому счету, существует попытка идти по этому пути урегулирования карабахского конфликта.

Россия пытается направить урегулирование карабахского конфликта на другой путь, естественно, прежде всего выгодный для себя. Вовлечь конфликтующие страны в путинские интеграционные проекты на постсоветском пространстве, когда они потеряют большую часть собственного суверенитета, в том числе в урегулировании карабахского конфликта. То есть карабахский конфликт потеряет как внутреннюю, так и международную актуальность. Вот тогда сторонам будет предложен кремлевский вариант урегулирования карабахского конфликта. По большому счету, в начале 20-х годов прошлого столетия армяно-азербайджанский конфликт был на время урегулирован Кремлем именно в рамках схожей интеграционной схемы. Вариант тот же. Даже инструменты похожи.

Одним словом, у нас нет особых причин здравствовать и радоваться той ситуации, в которой оказалась Армения.

- Вы отметили, что Путин остался недоволен поездкой в Азербайджан. Чем вызвано его недовольство?

- Думаю, что Путин получил от поездки в Баку максимум того, что мог получить. Во-первых, ему удалось использовать эту поездку в качестве «наживки» для Сержа Саркисяна. И у того не выдержали нервы.

Во-вторых, президент РФ получил «культурную взятку» в виде энергетических контрактов, для своих друзей в лице президента «Роснефти» Сечина, которые будут реализованы, если Кремль хотя бы на время оставит Азербайджан в покое. Если на этих контрактах заработает Сечин, то значит, заработает сам Путин. То же самое можно сказать и про контракты по приобретению боевой техники и вооружения у России. Сегодня Азербайджану есть, где закупать вооружение.

Если Путин рассчитывал получить кое-что большее, ну, например, согласие официального Баку на участие ТС, то его нельзя считать серьезным политиком. Официальный Баку не мог дать подобного согласия, по крайней мере, на данном этапе.

- А как отразились эти события на Карабахском вопросе?

- Как выше я отметил, вокруг карабахского конфликта много чего уже происходит. О негативе уже поговорили. Перейдем к позитиву.

Думаю, что в ближайшее время мы станем свидетелями активизации миротворческой деятельности Вашингтона для урегулирования карабахского конфликта. Напомню по фразе из послания Обамы президентам Азербайджана и Армении. По большому счету эти фразы очень созвучны по содержанию, и, скорее всего, переводчики перевели один и тот же текст разными выражениями. «Наступило время проявить новые инициативы с целью восстановления мира в рамках достигнутых на переговорах компромиссов», – сказано в послании президента США Ильхаму Алиеву.

«Поскольку, взаимные уступки в общих чертах уже уточнены и настало время приложить новые усилия для установления мира в регионе», - говорится в письме в адрес Саркисяна.

Стоит обратить внимание на два ключевых момента: первое – настала время решать проблему. Второе – в принципе взаимные уступки в общих чертах уточнены и согласованы. Вряд ли президент США шутит по этому поводу. Уверен, что Вашингтон будет торопить события. Естественно, это будет сделано не из-за симпатий к сторонам конфликта, и не проснувшегося чувства справедливости. Все дело в интересах США.

В связи с письмом президента США вы в одном из своих материалов очень к месту напомнили статью руководителя известного мозгового треста «Стратфор» Джорджа Фридмана «Геополитическое путешествие: Азербайджан и Америка» от 11 июня, посвященную взаимоотношениям двух государств.

«Особый статус Азербайджана диктуется его геополитическим контекстом и функциями. Азербайджан – это клин между Ираном и Россией и удобная площадка для проецирования мощи на Россию, Иран (опираясь, в том числе, на большую азербайджанскую общину), а также на Центральную Азию, вглубь евразийского пространства. Отдельной геополитической функцией Азербайджана являются энергетические проекты. Находясь вне российского контроля, они позволяют избежать роста влияния России на Европу и Турцию», – писал Дж.Фридман.

Все верно. Но для Кремля, как не раз я отмечал, Южный Кавказ является геополитическим коридором, ретранслирующим российское военно-политическое влияние через Иран на Ближний Восток, последним рубежом на пути экспансии Запада в целом, США, в частности, в Центральную Азию. То есть активизация США никак не связана с симпатиями Обамы к Армении или же Азербайджану. Нынешний статус-кво в карабахском конфликте с учетом геополитических реалий устраивает Россию, и, как следствие, никак не способствует реализации стратегических интересов США на Южном Кавказе и в сопредельных регионах. Наоборот, мешает этому процессу. Да, речь не идет о каких-то ценностях или же справедливости. Речь идет об интересах США. Но эти интересы на данном этапе совпадают с нашими, так как урегулирование конфликта избавляет нас, то есть и Азербайджан, и Армению, от шантажа России…

- Возможно ли участие Азербайджана в антисирийской операции?

- Тут все зависит от того, по какому сценарию будет развиваться сирийский кризис. Путин четко обозначил тактику России в предстоящем противостоянии по Сирии. Россия не станет воевать, а значит, и спасать режим Башара Асада. Но при этом Москва сделает все возможное, чтобы Асад подольше оказывал сопротивление США и союзникам.

Другими словами, Россия сделает все возможное, чтобы США и союзники не достигли быстрой победы. Таким образом, можно предположить, что сирийская кампания затянется. На несколько месяцев уж точно, если, конечно, Асада не сдадут люди из собственного окружения.

Тут необходимо учесть, что Асаду некуда отступать. Он сжег все мосты к мирному урегулированию конфликта. Слишком много крови пролилось. В этих условиях у него на первых порах еще будет возможность совершить ракетные удары по Израилю и Турции, которые являются самыми последовательными союзниками США в регионе.

Притом, это будет сделано не для того, чтобы спасти собственный режим. Асад прекрасно понимает, что его уже никто не может спасти. При любом варианте развития событий его дни сочтены. Это будет попыткой разжечь огонь региональной войны с вовлечением Ирана.

Ведь в случае вовлечения Израиля в эту операцию Ирану уж очень сложно будет остаться в стороне и не участвовать непосредственно в боевых действиях, что ему удавалось делать в течение всего ближневосточного конфликта. Достаточно вспомнить бесконечные ливано-израильские войны, в которых участвовал один из последовательных союзников официального Тегерана на Ближнем Востоке «Хезболлах». Но тогда не было непосредственной угрозы уничтожения режима Асада в Сирии и ливанского «Хезболлах», которые в течение последних десятилетий были ретрансляторами иранской внешней политики на Ближнем Востоке. А сейчас речь идет об уничтожении режима Асада, после чего расправиться с «Хезболлах» будет не так сложно.

Можно почти на сто процентов предположить, что Иран попытается остаться в стороне от боевых действий вокруг Сирии. Но вопрос в том, насколько удастся реализовать эту тактику на деле. Точно так же почти на сто процентов можно предположить, что реализовать эту тактику будет не так просто, особенно с учетом угрожающей неопределенности вокруг самой иранской ядерной программы.

Но в случае, если Иран окажется вовлеченным в боевые действия вокруг Сирии, то Азербайджану вряд ли удастся остаться в стороне. Во-первых, война охватить территории соседствующие Азербайджану. Не исключено, что возникнет проблема беженцев. Это уже означает вовлечение Азербайджана в противостояние между Западом и Ираном.

Во-вторых, Иран может нанести удар по объектам представляющим стратегический интерес для США на территории Азербайджана.

И, наконец, в-третьих, не исключено, что и Россия попытается усилить военно-политическое присутствие на Южном Кавказе, под предлогом нейтрализации возможных угроз.

Это один из сценариев, но самый нежелательный, и, поэтому, скорее всего, самый вероятный. Но если события будут развиваться по этому сценарию, Азербайджан даже против собственной воли может оказаться вовлеченным в кризис вокруг Сирии. Это тот случай, когда наша воля мало чего значит.

Но тут необходимо учесть, что этот сценарий, по крайней мере, в той части, которая относится Южному Кавказу, вряд ли отвечает геополитическим интересам Запада и особенно США в нашем регионе. По той простой причине, что США не имеют реального военно-политического присутствия в нашем регионе.

Но для того, чтобы усилить собственные военно-политические позиции на Южном Кавказе, для США, прежде всего, необходимо добиться урегулирования карабахского конфликта и нормализации армяно-турецких отношений.

Вугар Гасанов

Buy for 20 tokens
Buy promo for minimal price.