?

Log in

No account? Create an account

ngasanova

Вспомнить, подумать...


Previous Entry Share Next Entry
ngasanova

Армия Имама пошла на Эрдогана

17 декабря, в предрассветные часы, когда вся Турция была еще погружена в сон, одновременно в Стамбуле и Анкаре громко и настойчиво постучали в двери. Пришедшие не были нежданными заблудившимися гостями, но, как говорилось в изъятой еще до своего выхода в печати книге турецкого журналиста Ахмета Шыкына, верные солдаты "Армии Имама" – полицейские оперативники, верные ходже-эфенди (члены секты его называют именно так) Фетхуллаху Гюлену. В их руках были ордера на арест, подписанные республиканским прокурором Стамбула Зекерия Озом, опять-таки одним из верных солдат ходжи-эфенди: по этим ордерам аресту подлежали десятки человек, в том числе сыновья трех министров, известный строительный магнат, бизнесмен азербайджанского происхождения, помощники и советники министра.
27128_src
Эти неожиданные и громкие аресты, потрясшие всю Турцию, в одно мгновение изменили политику и повестку дня всей страны. Эрдогану и его правительству понадобились долгие часы на то, чтобы оправиться после полученного внезапного удара и предстать перед общественностью. Вот уже долгие годы происходящие в Турции процессы в той или иной форме влияют на Азербайджан, и с этой точки зрения происходящее в соседней стране с вниманием отслеживается и у нас.

Что же происходит? Почему были произведены эти неожиданные задержания, и откуда подогревались процессы, которые привели одновременно к такому внезапному аресту десятков известных персон, включая детей министров?

Взлет Мюрида

Для того, чтобы найти ответ на эти вопросы, необходимо вернуться в недавнее прошлое. 11 лет назад взошла новая звезда на политическом небосклоне Турции, которая тогда находилась в серьезном экономическом кризисе, нескончаемых спорах и дрязгах между политическими силами, постоянных развалах коалиций, создаваемых пришедшими во власть политическими партиями. Этой новой звездой был один из так называемых мюридов основателя исламистской партии Рифах (Благоденствия), лидера религиозного движения "Национальный взгляд" Неджметтина Эрбакана, который впоследствии разошелся с ним, бывший глава стамбульского муниципалитета Реджеп Тайип Эрдоган.

Партия Справедливости и Развития (ПСР), созданная Эрдоганом и его сторонниками всего за год до выборов 2002 г., неожиданно выиграла, собрав на парламентских выборах число голосов, достаточное для формирования однопартийного правительства.

Впервые за долгие годыТурция вступила в период однопартийного управления, и те политические силы, которые были самой серьезной преградой на пути исламистов к политической власти, а также другие государственные институты, бывшие защитниками светской модели государства, без сомнения серьезно были обеспокоены единоличным приходом к власти мюрида Эрбакана, которого армия заставила в свое время уйти в отставку.

Однако ради окончания политической и экономической нестабильности в стране, на тот момент довольно могущественные вооруженные силы Турции и защищающие светское государство легальные и нелегальные (так называемый derin dovlet – государство в государстве) силы приняли решение дать Эрдогану этот шанс. С другой стороны, Эрдоган и его партия, умело обыгрывая религиозный фактор для получения голосов избирателей, решительно заявляли об отсутствии у них секретной повестки по исламизации Турции и изменению базовых принципов светского государства.

И все же, какими были основные причины для подобного взлета Эрдогана на политический олимп и единоличного правления ПСР? Как отмечалось выше, одной из главных причин была усталость турецких избирателей от политического и экономического кризиса, и то, что, по их мнению, новая политическая сила, стоящая на консервативно-центристской платформе, давала шанс на установление стабильности. Другой основной причиной были исламисты и их полусекретные секты - тарикаты, которые долгие годы пытались прийти к власти в Турции, но никак не могли продвинуться вперед из-за стоящей на их пути могучей турецкой армии, защищающей идеалы Ататюрка.
27129_src
В 1999 г. высланный из страны за призывы против светской модели государственности Турции, не имеющий иного образования, кроме 8-летней религиозной школы, Фетхуллах Гюлен и его тарикат нурсистов (сами члены тариката называют его движение "Хизмет"), а также тарикаты "Накшбанди", частично "Национальный взгляд" и другие известные и неизвестные тарикаты договорились о том, чтобы привести Эрдогана к власти (мы не даем широкой информации о Фетхуллахе Гюлене и его тарикате, ибо вся эта история хорошо известна нашим читателям). Несмотря на то, что тогда об этом открыто не говорили, роль тарикатов в единоличном приходе Эрдогана к власти не подлежала сомнению.

Турецкий марш


После единоличного прихода ПСР к власти, в Турции действительно начались серьезные перемены. Команда Эрдогана сделала важные шаги по возрождению экономики Турции, изнывавшей под тяжестью долга перед Международным Валютным Фондом. Остановилось падение котировок турецкой биржи, начался экономический подъем, открылись новые рабочие места. В то время на повестке дня Турции стояли и продолжавшиеся десятилетиями безрезультатные переговоры о вступлении в Европейский Союз. Для достижения членства в ЕС Турция должна была провести широкие реформы, включая сферу защиты прав человека и демократизацию государственного управления.

Правительство ПСР, выступив сторонником интеграции в Европу, начало осуществление серьезных законодательных и институциональных реформ в стране. Впоследствии все поймут, что основной целью этих реформ была не европейская интеграция, а ликвидация господства вооруженных сил над политикой, а затем и нейтрализация институтов, защищающих светскую модель государственности.

Благодаря законодательным и системным реформам, поддержанным также Западом, за 3-4 года ПСР сильно изменила правовые механизмы, дававшие вооруженным силам возможность влиять на политику и правительство. Естественно, что эти реформы были встречены в вооруженных силах с большим беспокойством. Однако генералы терпели утрату государственной власти ради политической и экономической стабильности.
27130_src
И… первая атака

Параллельно с упомянутыми реформами, помогавшими приходу Эрдогана к власти, тарикаты стремительно размещали своих людей в госструктурах. На самом деле этот процесс начался еще задолго до прихода ПСР к власти. На заседаниях Совета Национальной Безопасности генералы часто выносили на обсуждение вопрос о просачивании реакционеров, т.е. религиозных фанатиков в госаппарат, что считалось главной угрозой национальной безопасности страны и ее светской государственной модели. Ходили слухи о том, что члены тарикатов, в том числе мюриды Фетхуллаха Гюлена, особенно хорошо укрепили свои позиции в рядах органов полиции. После же прихода к власти ПСР этот процесс ускорился. Несомненно, что это было нужно и самому Эрдогану для укрепления своей личной власти. Для ослабления влияния вооруженных сил он должен был постепенно брать под контроль полицию, судебные и прокурорские органы, систему образования, даже жандармерию и армию.
27131_src
Усилившийся благодаря приходу Эрдогана и его партии к власти их главный союзник – движение Фетхуллаха Гюлена в 2007 г. уже было готово для первого серьезного наступления. В тот же год произошло событие, повергшее Турцию и Запад в шоковое состояние: по страшным обвинениям и в ходе такой же внезапной, как и нынешней, операции была арестована группа отставных военных, в том числе и находящийся в отставке генерал жандармерии, известный своей тайной и открытой борьбой против прихода исламистов к власти Вели Кичик.

Впервые в Турции были арестованы такие высокопоставленные военные, к тому же еще по постановлению гражданской прокуратуры и со стороны полиции. Генерал Вели Кичик и другие обвинялись в принадлежности к секретной террористической организации "Эргенекон", организации вооруженных нападений и терактов, заказных убийств и в других многочисленных тяжелых преступлениях. Эти аресты проводились в то время, как ПСР усилила свои позиции не только в госструктурах, но и в средствах массовой информации. Действовало множество телеканалов, газет, сайтов, близких к Эрдогану и Фетхуллаху Гюлену. Незамедлительно все эти СМИ начали распространять бесчисленное множество деталей об обвинениях, выдвинутых против Вели Кичика и остальных, о мифической террористической организации "Эргенекон" и ее структуре. Основная пропаганда была направлена на следующее: в недрах государства существует организованная и действующая в качестве "государства в государстве" террористическая организация "Эргенекон", во главе которой стоят руководители вооруженных сил, политики и бизнесмены, верные идеалам Ататюрка. И именно эта организация является основным препятствием на пути реформ и развития в Турции.
27132_src
Расправа

Всем известно, как дальше протекали начавшиеся с ареста генерала Вели Кичика аресты участников группировки "Эргенекон". В результате следовавших один за другим внезапных арестов в последующие годы до 2011 года в тюрьмы было брошено более 200 генералов, находившихся на службе и в отставке, среди которых были и генералы армии, и бывшие начальники генштаба, и командующие различными родами войск, командиры соединений, на протяжении многих лет сражавшиеся против террористов ПКК на юго-востоке страны.

Против них были выдвинуты многочисленные тяжкие обвинения, требующие пожизненного заключения, в том числе в формировании террористической организации, и ее управлении. Аресты в рамках дела "Эргенекон" затронули не только армию, но и журналистов, публицистов и писателей, в том числе в свое время критиковавших Фетхуллаха Гюлена, а также бизнесменов и представителей интеллигенции, защищающих светскость и выступающих против политического ислама. Процессы закончились тем, что к пожизненному заключению, как "террористы", было приговорено множество генералов, в том числе и генерал армии Илкер Башбуг, который долгие годы сражался в горах, с оружием в руках, против курдских террористов, и как начальник генштаба, несколько лет заседал рядом с Эрдоганом в Совете национальной безопасности.

Турецкая юстиция и судебная система по недоказанным обвинениям продержала этих людей в течении 5-6 лет в заключении, и судебный процесс в отношении них закончился только в начале этого года. Вооруженные силы, когда-то способные на молниеносное свержение любого неугодного им правительства, практически полностью потеряли свое влияния на политику.

Нельзя сказать, что все аресты по делу "Эргенекон", проведенные просочившимися в полицию и систему правосудия сторонниками Гюлена, были согласованы с Эрдоганом. В то же время Эрдоган никоим образом не казался недовольным этими арестами и преподносил их, как торжество демократии, правосудия, законности, наконец, как конец мафии и темных сил в Турции, мешающих демократизации и установлению народного правительства. И в высшей степени интересно и загадочно, что Запад, который привык раздувать в сфере прав человека в таких странах, скажем, как Азербайджан, из мухи слона, гипертрофируя любую проблему с политическими свободами, самым простейшим образом не заметил громкие политические аресты, проходившие в Турции… До последних двух лет.
27133_src
Распад союза

Однако примерно два года назад, в политическом союзе Эрдогана с Гюленом появилась первая трещина. Правдивой информации о природе конфликта между дуэтом и военными, очень мало. Тем не менее, основная гипотеза состоит в том, что после нейтрализации вооруженных сил, сторонников светского государства и идей Ататюрка, Эрдоган, расставшись со своими союзниками, захотел установить свой собственный режим. Он устал быть премьер-министром, выполняющим приказы ходжи, и изменив Конституцию, жаждал открыть дорогу к прямым выборам президента со стороны народа.

Другой важной причиной было то, что Эрдоган испортил отношения с Израилем. Сразу возникает справедливый вопрос – почему имам исламской общины Гюлен должен выражать недовольство Эрдоганом за разлад с традиционным врагом исламского мира? Однако факты говорят о другом, и любовь ходжи к избранному народу – сынам Израилева, разве что секрет Полишинеля. Например, в начале 1990-х годов, когда США начали войну в Заливе и бомбардировали Ирак, случился эпизод, о котором в то время писала вся турецкая пресса. В то время как одна за другой рвались над Багдадом кассетные бомбы, сброшенные с американских самолетов, армия Саддама запустила по Израилю ракету "Р-11" (Скад), которая не достигла цели и взорвалась в пустынной местности. До того времени не высказывавшийся по поводу гибели мирных граждан и детей в Ираке, Фетхуллах Гюлен внезапно появился на телеканалах и, сказав "кто знает, как испугались израильские дети от взрыва этой ракеты?", начал рыдать. Турецкие писатели встретили этот шаг ходжи с явным недоумением и задались вопросом о том, как он может быть мусульманским лидером.

Однако многие знают, что Фетхуллах Гюлен не из тех имамов, кто проповедует проклятия в адрес Америки и Израиля. Его гигантская американская резиденция в штате Пенсильвания, расположенная недалеко от штаб-квартиры ЦРУ, находится под сильной охраной американских спецслужб. Американская пресса пишет, что распространившаяся по всему миру сеть Фетхуллаха Гюлена открывает большие возможности для ЦРУ по сбору информации. В своих проповедях Фетхуллах Гюлен негативно отреагировал на ухудшение отношений между Турцией и Израилем, и выразил беспокойство, что этим Турция удаляется от Запада и вовлекается в сферу Ирана, арабского мира и России.

Выглядело так, что проект США по Большому Среднему Востоку, включающему Турцию, был главным фактором поддержки Вашингтоном тариката Фетхуллаха Гюлена и поддерживаемого им правительства ПСР. Разговор здесь идет о поддержке прихода к власти в довольно широком геополитическом контексте умеренных исламистских сил, являющихся в то же время сторонниками хороших отношений с Америкой и Израилем.

Новые союзники Эрдогана – Оджалан и Иран

Неизвестно, из-за чего Эрдоган испортил отношения с Израилем, из-за того, что является истинным ревнителем мусульманства, или же в связи с планом отмежевания от сил, находящихся под эгидой Израиля и США. Известно только то, что в последние два года Эрдоган пытался завоевать себе новых союзников в лице Абдуллы Оджалана и Ирана.
27134_src
Эрдоган направил лично преданного ему директора Национальной Разведывательной Организации (НРО) Хакана Фидана на секретные переговоры с Оджаланом и его людьми, добился перемирия с ПКК, а взамен провел законодательные реформы, предоставляющие широкие права курдам, поддержал фактическое создание на севере Ирака курдского государства и попал в историю Турции, как первый премьер-министр, произнесший заветное для ПКК слово - "Курдистан". Также правительство ПСР укрепило отношения с Ираном. Турция стала одной из основных стран, при помощи которых Иран обходит международное эмбарго. Иранские деньги входят в оборот через банки Турции, а фирмы, зарегистрированные в Турции только на бумаге, обеспечивают ввоз товаров в Иран.

Однако сотрудничество с Ираном и ПКК далось ПСР нелегко. Год назад переговоры в Швейцарии директора турецкой разведки с высокопоставленным членом ПКК были записаны на ленту и выложены в интернете. Турецкая общественность потребовала от правительства объяснений. Эрдоган вначале опроверг информацию о переговорах. После подтвердил и заявил, что за ними стоял Хакан Фидан. А несколько месяцев назад в прессе (в СМИ, близких к Гюлену) опубликовали детали переговоров Хакана Фидана с начальником иранской разведки.

Стало известно, что директор НРО передал иранской разведке "СЕПАХ" список израильской и американской агентуры в Турции, работающей против Ирана. В этот раз Эрдоган признал, что стоял за директором НРО и открыто защитил его. А пресса последовательно и систематически продолжала писать об углублении раскола между тарикатом и правительством, и о начале тайной борьбы.

Милые враги

Раскол в союзе Эрдогана с нурсистами отразился и на системе взаимоотношений, выстроенной между премьер-министром и президентом А.Гюлем. Уже в Турции ни для кого не секрет, что между былыми друзьями пробежала черная кошка. Да, ни Эрдоган, ни Гюль не подают виду, стараются скрыть междоусобицу, однако охлаждение отношений между премьером и президентом – притча во языцех в политической элите страны.

Многие отождествляют политическую конструкцию, созданную Эрдоганом и Гюлем с тандемократией, выстроенной в Кремле. Но А.Гюль – это далеко не Медведев. Чтобы понять это, необходимо вновь пролистать страницы минувшей истории.

После того, как военные не допустили духовного отца Эрдогана - Наджмеддина Эрбакана к власти, а его партия Рифах была официально запрещена, он провозгласил создание новой исламской партии – Фазилят. Но впоследствии запретили деятельность и этой партии, после чего в стане сторонников Эрбакана произошел раскол. Реформаторы во главе с членом правительства Эрбакана, экс-министром иностранных дел, получившим западное образование Абдуллой Гюлем и Эрдоганом, вышли из рядов партии Эрбакана и создали свою партию – нынешнюю ПСР. Эрдоган и Гюль, обнародовав свою программу, формально отреклись от платформы политического исламизма.

Несмотря на то, что в 2002 года ПСР под лидерством Эрдогана победила на парламентских выборах, однако он не смог получить карт-бланш на формирование правительства, поскольку не был избран депутатом. Помешала судимость – буревестник исламской революции отсидел несколько месяцев в тюрьме за свое известное стихотворение, законодательство Турции запрещало ему избираться в парламент. В этой ситуации Эрдоган уступил пальму первенства Абдулле Гюлю, в ноября 2002 году под его председательством был сформирован первый однопартийный Кабинет министров ПСР. Однако, как известно, в скором времени парламентское большинство из новых исламистов убрали барьер перед Эрдоганом, и внесли необходимую поправку в Конституцию страны, позволившую их лидеру стать депутатом. А.Гюль уступил место Эрдогану, а сам пересел в кресло главы внешнеполитического ведомства. В 2007 году, когда правящая партия решила взять под контроль всю исполнительную вертикаль власть, необходимо было найти замену уходящему Сезеру. И вот в 2007 году Эрдоган всеми правдами и неправдами рвался во дворец Чан-кая. Однако, в тот период все еще сохранявшая уверенные позиции в системе государственной власти турецкая военщина в лице светского генералитета вновь воспротивилась воле Эрдогана – он представлял уж слишком большую угрозу для кемалистских устоев Турции, и генералитет полагал, что заняв кресло первого лица страны, Эрдоган сосредоточит всю полноту власти в своих руках и демонтирует кемалистскую политсистему. Ему пришлось вновь уступить эстафету Гюлю, который в силу умеренности своих взглядов, на тот момент рассматривался в качестве компромиссной кандидатуры.
27135_src
Эрдоган принял это решение со скрипом в сердце. И первая трещина в этом дуумвирате возникла именно с того дня, как Гюль занял кресло президента. С этого дня президент стал сохранять демонстративный нейтралитет в схватке Эрдогана с Гюленом. В одно время А.Гюль даже приблизился к группировке Гюлена, и как утверждают близкие к турецким верхам источники, начиная с 2011 года, А.Гюль фактически сделал ставку на эту группировку, разошелся с Эрдоганом и вошел с конкурирующей группировкой в тесный союз.

Первая атака

В такое напряженное время правительство ПСР объявило, что распространившиеся по всей Турции курсы подготовки в университеты, т.н. "дерсханэ" будут закрыты в связи с проводимой реформой образования. Речь шла о курсах, связанных с движением Фетхуллаха Гюлена. Это решение сделало неизбежным переход тайной войны в открытую плоскость. Выступивший со специальной проповедью Гюлен назвал это решение "предательством". В СМИ, близким к нурсистам, начались открытые нападки на правительство Эрдогана.

Теперь многие, в том числе в Азербайджане, представляют дело так, будто отношения между Гюленом и Эрдоганом испортились именно из-за закрытия этих курсов. Однако дело не в этом, и этот конфликт лишь один из эпизодов более проблемных отношений между двумя лидерами неосманских сект. Истинные же причины раскола, указанные выше, оказались довольно глубокими.

Почему Эрдоган закрыл курсы? Знал ли он, что отдавая это распоряжение, он раз и навсегда порывал отношения с тарикатом? Естественно, знал. Настоящей причиной закрытия курсов была вовсе не образовательная реформа, а скорее желание выбить почву из под ног гюленовского движения и усилить при этом свое единоличную власть. Ведь повсеместно эти курсы были конвейером по производству новых мюридов для Фетхуллаха Гюлена. Привлечение молодежи в тарикат начиналось именно отсюда, с этих курсов. Сам Эрдоган, бывший студент религиозной школы, лучше всех знал, откуда начинается и куда ведет кузница будущих мюридов Гюлена.

Внезапная контратака

Если закрытие курсов можно назвать первой атакой в войне Эрдогана с тарикатом, то аресты 17 декабря могут считаться сильной контратакой противной стороны. Несмотря на то, что Гюлен посредством своего адвоката заявил о своей непричастности к этим арестам, Эрдоган и пресс-секретарь его правительства Бюлент Арынч в своих жестких заявлениях открыто указали на ходжу и заявили, что не согнутся под его угрозами.

И еще один важный аспект арестов: арестованные были теми людьми, которые организовывали оборот большого количества иранских денежных средств в обход международных санкций. В турецких источниках уже распространена информация о том, как азербайджанец иранского происхождения Реза Зарраби отмывал миллиарды евро иранских денег через Турцию и Азербайджан.

Значит, еще раз необходимо обратить внимание на сотрудничество Фетхуллаха Гюлена с Израилем и Америкой и внешнюю политику правительства Эрдогана, приведшую в последние годы к ухудшению отношений с Израилем. Не случайно, что через несколько часов после арестов 17 декабря Эрдоган в своем выступлении в Конье намекнул, что все эти угрозы связаны с "защитой несчастных палестинцев и их детей".
27136_src
Кто победит?

Таким образом, началось открытое противостояние и, если можно так выразиться, противники, вступившие на тропу войны еще не задействовали тяжелую артиллерию. Арест сыновей трех министров, обнародование фактов, свидетельствующих о серьезной замешанности членов правительства в коррупции, несомненно являются тяжелыми ударами по позициям Эрдогана. Однако правительству также дают знать, что это еще только начало. Впереди их могут ждать нелицеприятные откровения о крупных многомиллионных коррупционных сделках членов правительства и депутатов, подтвержденные фактическими материалами, опубликование интимных видеозаписей, официальных представлений для ареста министров, направленные прокурорами в парламент, даже компромат на самого Эрдогана и его сына.

Сам же Эрдоган в ответ на аресты 17 декабря начал с увольнения и ротации начальников полиции по всей стране. Премьер-министр заявил, что займется раскрытием тайных сил в государстве, желающих стать "государством" в государстве, и их нейтрализацией. Но достаточно ли будет этих стараний?

Справится ли Эрдоган и его правительство в преддверии приближающихся муниципальных выборов с силами, которые в течении долгих лет собрали в своих руках огромное количество компромата? Какими аргументами будет защищать себя Эрдоган перед прокурором Закарией Озом, который в свое время заполнил тюрьмы генералами, был обеспечен бронированным автомобилем и телохранителями по личному распоряжению премьер-министра, а сегодня арестовывает детей министров и готовится к выдаче санкций на арест уже самих министров?

Безусловно, все это довольно трудные вопросы и ответы на них будут определяться дальнейшим развитием происходящих процессов. Однако первичный вывод заключается в том, что ПСР получила серьезный удар, и, в то же время, движение Фетхуллаха Гюлена впервые за долгие годы столкнулось с опасностью быть оттесненными, если не выдворенными из государственных структур, укрепленных в свое время с помощью нурсистов. Ведь правительство использует имеющиеся у него в руках довольно сильные рычаги для ответного удара. Чем закончится эта битва, трудно предсказать, но то, что обе партии выйдут из этой битвы с большими потерями – факт несомненный и неоспоримый.

Автор: Фархад Мамедов - Источник: haqqin.az

Buy for 20 tokens
Buy promo for minimal price.

  • 1

Армия Имама пошла на Эрдогана

Пользователь sandroba сослался на вашу запись в записи «Армия Имама пошла на Эрдогана » в контексте: [...] Оригинал взят у в Армия Имама пошла на Эрдогана [...]

Улофф - Ближний Восток, азиатская часть

Пользователь egil_uloff сослался на вашу запись в записи «Улофф - Ближний Восток, азиатская часть» в контексте: [...] Европе.    17 декабря, в предрассветные часы, когда вся Турция была еще погружена в сон [...]

  • 1