?

Log in

No account? Create an account

ngasanova

Вспомнить, подумать...


Previous Entry Share Flag Next Entry
ngasanova

«Цена революции»

Павел Аптекарь
кандидат исторических наук, обозреватель газеты «Ведомости»
ВЕДУЩИЙ:
Михаил Соколов


М.СОКОЛОВ: В эфире «Эхо Москвы» программа «Цена революции», ведет ее Михаил Соколов, сегодня в нашей студии Павел Аптекарь, кандидат исторических наук, обозреватель газеты «Ведомости». Я решил немножко помочь нашим слушателям всякими историческими сюжетами, помочь проанализировать события современной политики России, - послушайте, подумайте, может быть, поймете – как известно, ничто не возникает из ничего, и исторический опыт тоже влияет на принятие некоторых решений и современными политиками.

Сегодня тема наша «Необъявленные войны советской России», о начале ее исторического пути. Оказалось, их довольно много, и мы выбрали только часть, которыми и занимался наш гость как историк. Для начала пара общих соображений, - не знаю, согласится ли Павел. Мне показалось, что очевидный факт, что первые войны, которые только что возникшая советская Россия вела, они вообще все были с соседями, - такие, необъявленные. Например, я нигде не нашёл ясной информации, что советское правительство объявило войну независимой Эстонии или Латвии в конце 18-го года. Она просто не признавала их независимости, и шли вперед, «освобождать трудящихся», - примерно так?

П.АПТЕКАРЬ: Я хуже знаю историю гражданской войны на западе бывшей Российской империи – не могу здесь что-то утверждать, или наоборот, опровергать.

В.СОКОЛОВ: Например, с Украиной сразу был такой интересный сюжет: как только возник конфликт с Радой, то было создано другое правительство в Харькове, и тут же начался поход на Киев – тоже такой опыт интересный - создание параллельных структур и освободительные походы.

П.АПТЕКАРЬ: Можно вспомнить и Финляндию, где изначально было просоветское правительство, а ему противостояло правительство «белое», в северных областях и центральных Финляндии.

В.СОКОЛОВ: Правда, законное, которое ушло из Хельсинки.

П.АПТЕКАРЬ: Да. И там тоже, по крайней мере, первые месяцы гражданской войны в Финляндии, главные были силы финского советского правительства, были подразделения бывшей 106 пехотной дивизии Красной армии и начальником штаба финской Красной армии был, как известно, будущий довольно известный в первые годы советской власти военной истории Михаил Свечников.

В.СОКОЛОВ: Но как стратег он все-таки не смог справиться с Маннергеймом. Сегодня мы поговорим о сюжетах, которые были на юге и востоке, эти освободительные в кавычках походы. Как я понимаю, история, о которой поговорим первой – это Иран, или, как тогда говорили. Персия. А перед этим был поход в Азербайджан. То есть, красным нужна была нефть, они пошли на Баку и свергли азербайджанское правительство независимого Азербайджана.

П.АПТЕКАРЬ: Энзелийская операция проходила почти что параллельно по времени с занятием Красной армией Азербайджана, и официально советский красный флот и его десантный отряд вошли в Энзели под предлогом, или по причине наличия там белогвардейской Каспийской флотилии, которую Красный флот должен был разоружить. Задача была успешно выполнена и долгое время советская история утверждала, что сразу после этого Красный флот из Энзели ушел, увели пароходы и катера, и на этом все кончилось. На самом деле, конечно, это было не так. Десантный отряд и часть флота, несколько канонерок остались у иранского побережья, и развернули там настоящую революционную войну.

Хотя отметим, что горючий материал для этой войны имелся. Еще в годы Первой русской революции выдвинулся видный, без всякой иронии, персидский революционер Мирза Кучук-хан, и при его прямой поддержке была установлена фактически советская власть в Персии.

В.СОКОЛОВ: А он лет 10 до этого боролся с местными властями, партизанил. То есть, такой революционер-партизан в этой части Персии, которая называется Гилян. Кроме того, там был второй раздражитель – то, что там присутствовали англичане.

П.АПТЕКАРЬ: Англичане и там присутствовала персидская казачья дивизия под командованием русского полковника Старосельского. Это, конечно, тоже раздражало. И известно, что у Льва Троцкого были далеко идущие планы на востоке, на юго-востоке: «Мы на горе всем буржуям мировой пожар раздуем».

В.СОКОЛОВ: Поход на Индию, да?

П.АПТЕКАРЬ: Подготовка к походу на Индию.

В.СОКОЛОВ: Англичане достаточно нервно реагировали на такие движения в сторону Индии, поэтому я так понимаю, что реакция на эту операцию, на появление такой советской республики на этой территории была негативной.

П.АПТЕКАРЬ: Разумеется. И разведывательные сводки, оперативные сводки Красной армии указывают на то, что англо-индийские части участвовали в боях с Персидской Красной армией довольно активно. Причем, там забавные вещи иногда встречаются, - в частности, в одной из сводок написано, что англичане используют бронеавтомобили для подбора раненых, в двери там есть захват специальный, он прихватывает раненого и вывозит.

Но в действительности, в основном, конечно, пришлось иметь дело Персидской Красной армии, а это 195-й полк 22 стрелковой дивизии, и затем 244 стрелковый полк 28-й стрелковой дивизии, которые туда были переброшены для поддержки десантного отряда. Десантный отряд моряков был буквально ликвидирован, но его бойцы в качестве добровольцев поступили как раз в эту Персидскую Красную армию и составили в ней один из полков.

В.СОКОЛОВ: А там была провозглашена именно советская республика, очередная? Как был занят Азербайджан и тут же объявлен советской республикой. Республика на севере Ирана тоже была советской?

П.АПТЕКАРЬ: Да.

В.СОКОЛОВ: То есть, некое продолжение.

П.АПТЕКАРЬ: Да, возможное продолжение, развитие. Там очень забавные вещи иногда встречал я в документах. Например, начальник штаба 11-й армии, бывший генерал Александр ремизов в своей докладной писал: «По-видимому, решено твердо проводить политику освобождения Персии от шахского правительства Англии, раскрепостить народ, наделить его землей. Вокруг Кучук-хана создалось прочное твердое ядро».

В.СОКОЛОВ: В этой республике немедленно началась яркая борьба между радикальными коммунистами и местными националистами, по всей видимости, - те, кто был против шахского правительства, плюс азербайджанские сепаратисты. Все вместе это был интересный сюжет для многосерийного детектива.

П.АПТЕКАРЬ: Это совершенно детективная история. Добавим к этому, что там присутствовал небезызвестный Яков Блюмкин, участник левоэсеровского мятежа и покушения на немецкого посла графа Мирбаха.

В.СОКОЛОВ: Но уже в качестве агента ЧК.

П.АПТЕКАРЬ: Да, он там участвовал именно как резидент ВЧК. Насколько я помню, он был даже членом Центрального комитета Компартии персидской.

В.СОКОЛОВ: А цель была какая? Закрепиться на этой территории на берегах Каспийского моря, или идти на Тегеран и захватывать власть во всем Иране?

П.АПТЕКАРЬ: Знаете, большевики же любили программу-максимум и программу-минимум. Программа-минимум была, видимо, закрепиться вокруг этой территории.

В.СОКОЛОВ: Это город Решт.

П.АПТЕКАРЬ: Да. И там устроить такую буферную республику. А задача-максимум, - да, потому что после того, как заняли Энзели, они пошли брать Решт. Они его взяли, потом было контрнаступление Персидской армии. Они его потеряли, и явно, что дальнейшие боевые действия планировались из двух вариантов. Хорошего: если удастся взять Решт, и идти возможно дальше. Ли придется оборонять этот небольшой участок. Получилось, что пришлось оборонять небольшой клочок иранской территории, потому что попытка направить туда на помощь сухим путем один из полков Красной армии закончилась тем, что он встретил то ли превосходящие, то ли не превосходящие силы, то ли - источники разное указывают, - то ли он встретил полки персидской казачьей дивизии полковника Старосельского, то ли встретил около 4-5 тысяч разбойников. В общем, в июне он потерпел поражение и вынужден был вернуться в Азербайджан.

В.СОКОЛОВ: И это был июнь 20-го.

П.АПТЕКАРЬ: Да, 20-го года. Как раз в это же время разворачивается вовсю, если связывать это с событиями на западном фронте, это война в Польше в самом разгаре.

В.СОКОЛОВ: То есть, вся эта «Иранская революция» зависела от того, будут ли коридоры пробиты к советско-российской границе, будет ли оказана прямая военная помощь и какой техникой, - все очень похоже.

П.АПТЕКАРЬ: В принципе, помощь там достаточно свободно могла ходить морем, из Баку, из Ленкорани. Но конечно, больших десантных кораблей тогда не было, и приходилось ориентироваться на сухопутные операции.

В.СОКОЛОВ: А население как относилось к новой власти?

П.АПТЕКАРЬ: Сначала неплохо относилось. Потому что шахский режим был не сахар. Но когда под влиянием радикалов начались попытки повторения советского опыта – продразвёрстка, изъятие продуктов, изъятие земли массово у помещиков, а крестьяне к своим ближайшим помещикам нормально относились. И оптом, как обычно в таких стихийных процессах, всплывает наверх в каких-то вооружённых силах и силовых структурах масса всяких люмпенов, которые, пользуясь ситуацией, грабили и отбирали имущество у ремесленников, у самих крестьян.

В.СОКОЛОВ: То есть, внутри этой советской республики тоже начались конфликты между Кучук-ханом, прибывшими туда азербайджанскими большевиками. И там тоже друг друга, мягко говоря, начали фактически отстреливать борцы за советскую власть.

П.АПТЕКАРЬ: Да, в начале июля один из тех коммунистов советских, которые туда отправили, он прямо писал, что если Кучук не вырастет в крупную революционную фигуру, его придется убрать, и очень вероятно, что эта необходимость настанет очень скоро, - это было начало июля. 19 июля Кучук-хан направил длинное письмо Ленину, в котором он обвинял прибывших коммунистов в дискредитации советского строя и коммунистической идеи. Писал, что Иран не готов к столь радикальным переменам, и ушел в привычную свою среду – в леса. Их называют «джингелийцы», Джингель - это подобие джунглей, непроходимые заросли, куда не могли добраться ни шахские картели, тем более не могли добраться не очень хорошо знающие местность подразделения Красной армии.

В.СОКОЛОВ: Ну и кто в этой самостийной республике остался у власти после бегства ее основателя?

П.АПТЕКАРЬ: Был один из бывших соратников Кучука, Энсула-хан, - наверное, он был самый левый из этих товарищей. Причем, этот переворот сам, который произошел 31 июля, чуть позже, он был совершен специально переброшенным для этого отрядом с азербайджанской территории. Потому что из Астрахани все-таки далеко.

Разумеется, это вызвало достаточно серьёзную неустойчивость как в тылу, так и на фронте, среди персидских частей. В результате, когда началось контрнаступление шахских войск, уже в августе, тогда стало плохо.

В.СОКОЛОВ: И как раз в этот момент в Тегеране к власти приблизился Реза Пехлеви, будущий шах Ирана. Там беспорядок в центре был ликвидирован, поэтому, видимо, эти сепаратисты, - назовем их так, - стали терпеть поражение.

П.АПТЕКАРЬ: Там еще штука в том, что в середине августа они перешли в последнее наступление - захватили перевал, который ведет к Тегерану, и решили, что все, победа у них в руках. Они пропустили сосредоточение персидской казачьей дивизии, и англо-индийской бригады, которые нанесли им решающее поражение, после которого они откатились обратно за перевал и вынуждены были заниматься исключительно, из-за такой нестабильной обстановки в тылу, обороной этой небольшой зоны вокруг Энзели.

В.СОКОЛОВ: В общем, дела у них шли не очень хорошо. Я так понимаю, что с этой республикой у них не так хорошо все закончилось в результате того, что, с одной стороны, советская Россия втянулась в новые экспедиции в Армению и в Грузию, - то есть, было что осваивать более успешно. А с другой стороны, с англичанами начали налаживать отношения и решили из этого неудачного проекта выходить.

П.АПТЕКАРЬ: В общем, так. Потому что уже в конце 20-го года, после того, как последние подразделения Русской армии генерала Врангеля эвакуировались из Крыма в ноябре, стало ясно, что нужно налаживать отношения с окружающим миром. Потому что сразу мировую революцию устроить вряд ли получится. Понятно было, что иранская история крайне раздражала англичан. Кроме того, не забудем, что в это время и положение в самой советской России на рубеже 20-21 гг. вряд ли моно назвать благополучным и стабильным. После поражения белых в европейской части России крестьянство, которое надеялось на какое-то смягчение политики и быстро осознало, что этого смягчения ждать не приходится, и начало активную борьбу с большевиками. И в этой ситуации этот дополнительный фронт был совершенно никак не нужен, решили выйти из этого проекта как малоперспективного.

В.СОКОЛОВ: тем не менее, это не помешало в феврале-марте 21 г. свергнуть грузинскую законную власть, которая, кстати, была признана Лениным и большевиками в 20-м г., даже специальный договор был заключен с Грузией. Но видимо, этот проект удался лучше.

П.АПТЕКАРЬ: Там была все-таки общая граница, достаточно большая с Грузией.

В.СОКОЛОВ: Плюс англичан под рукой у грузин не оказалось, которые могли бы им помочь, - думаю, что еще и в этом важная разница.

П.АПТЕКАРЬ: Плюс турки были рядом, которые претендовали тоже на часть грузинской территории.

В.СОКОЛОВ: Которую, собственно, и получили от большевиков – ликвидацию проекта «Большой Армении», который был запланирован в результате первой мировой войны, в результате свержения армянской независимой государственности. Во-вторых, они получили кусок Грузии, которая принадлежала Российской империи. Собственно, союз между Лениным и Ататюрком, о котором нас спрашивают слушатели, - это один из результатов. Турки фактически дали возможность грузинскую власть тогдашнюю власть свергнуть. Но думаю, это отдельная интересная история.

И еще одна история, думаю, она малоизвестно - продвинемся в 29 г. такое символическое. Важное для России и СССР название, как Афганистан, географическое, прозвучит, что советской власти понадобилось в Афганистане, какие решать вопросы с помощью военной силы?

П.АПТЕКАРЬ: В Афганистане был режим, который можно назвать относительно дружественным СССР. Как известно, еще в 19 г., в результате очередного неудачного похода англичан в Афганистан, у власти оказался Аманула-хан, который был монархом-реформатором отчасти, и, в том числе, принял дипломатическую помощь тогда еще РСФСР, и был чуть ли не первой страной, признавшей РСФСР, страной, с которой Ленин установил дипотношения.

Можно сказать, что советская военная помощь оказывалась и раньше 29 г., там действовал авиаотряд. Поскольку в Афганистане довольно редко бывает спокойно, было восстание против Аманулы 24-25 гг., в котором приняли участие и советские летчики.

В.СОКОЛОВ: В подавлении.

П.АПТЕКАРЬ: Да, разумеется. Но в конце 28 г. Аманула-хан решил, что его трон полностью обеспечен и поехал с визитом в Европу. В этот момент люди, которые были недовольны политикой Аманулы, его как раз и свергли.

В.СОКОЛОВ: У нас бы их назвали «исламистами»,

П.АПТЕКАРЬ: Да, наверное, реакционеры. Во главе с командиром взвода эмирской гвардии Бачаей-Сакалом они захватили Кабул и свергли Аманулу. Эта ситуация крайне волновала Советский Союз, поскольку Аманула в меру сил, насколько его власть распространялась, - Аманула, как и все афганские шахи, был пуштуном, его власть на населенные узбеками и таджиками северные районы Афганистана распространялась не всегда. Но, так или иначе, он старался сдерживать помощь приграничных узбеков своим соплеменникам по ту сторону границы, когда там снова начало разгораться басмаческое движение. Бачай-Сакала басмачи не интересовали нисколько, он их скорее поддерживал, поскольку это были единоверцы, которые воевали с неверными большевиками, с которыми он никакими обязательствами связан не был. И тогда за помощью к Советскому Союзу обратился консул в Ташкенте Гулям Наби-Хан, который попросил создать повстанческий отряд, который состоял бы как из афганцев, так и из частей Красной армии. Там был 81-й горный Кавполк и подразделение горно-стрелкового полка, там действительно были преимущественно местные уроженцы, за исключением, конечно, артиллеристов и специалистов. Потому что в отряде предусматривалась радиостанция, поскольку предусматривалась переброска боеприпасов и вывоз раненых самолетами.

В.СОКОЛОВ: А решение по этому вопросу принимал лично Сталин – чтобы оказывать Амануле?

П.АПТЕКАРЬ: Думаю, да. Это было коллективное решение ЦК, а тогда, это 29-й год, и власть Сталина не была такой безраздельной, как в середине 30-х, а тем более, в конце 30-х.

В.СОКОЛОВ: И кто возглавил экспедицию в Афганистан?

П.АПТЕКАРЬ: Первоначально ее возглавил Виталий Маркович Примаков, небезызвестный герой гражданской войны, который до этого успел поучаствовать в боевых действиях в Китае.

В.СОКОЛОВ: А до этого возглавлял бригаду Червоного казачества. Успешный полководец.

П.АПТЕКАРЬ: Он был очень известный военачальник и яркий человек.

В.СОКОЛОВ: То есть, это был проект оказания помощи законному правительству? Борьба с афганской «хунтой».

П.АПТЕКАРЬ: С контрреволюцией, скорее.

В.СОКОЛОВ: И как они действовали?

П.АПТЕКАРЬ: Они в феврале-марте 29-го года, этот отряд разворачивался, формировался. Он был совсем небольшой по численности, но там были при этом 12 ручных пулеметов, что в тех условиях представляло достаточно серьёзную огневую силу и 4 горных орудия.

В.СОКОЛОВ: А авиация все это прикрывала?

П.АПТЕКАРЬ: Авиация занималась в основном доставкой донесении, доставкой каких-то дефицитных боеприпасов и отчасти эвакуацией тяжелораненых. И 10 апреля 29-го года как раз отряд Примакова, которого называли «Кавказский турок Рагиб-бей», - он пересек советско-афганскую границу и пошел на юг. Сначала в сторону города Мазари-Шариф. Довольно быстро город был взят, но поучилась заминка, потому что гарнизон, расположенный в крепости близко к Мазари-Шарифу оказал очень упорное сопротивление. Кроме того, гарнизону помогло ополчение местных жителей. Мазари-Шариф в постсоветские времена это вотчина генерала Дустума.

В.СОКОЛОВ: То есть, это узбеки.

П.АПТЕКАРЬ: Да. Которые встретили приход красного отряда не слишком радушно.

В.СОКОЛОВ: Они их там просто осадили.

П.АПТЕКАРЬ: Да, осадили в Мазари-Шарифе. И эта осада продолжалась до начала мая, город был взят 22 апреля, - любопытно, что это день рождения Ленина. И после этого две недели длилась осада. Причем, потерпев неудачу в первых попытках взять силой город, эти осаждающие просто перекрыли арыки с водой, ведущие к городу. В городе начался ропот, и среди бойцов отряда, как афганцев, так и пришельцев из числа красноармейских командиров, начался ропот, потому что ситуация оказалась очень серьёзной, - в отряде много лошадей, потому что изначально он был по преимуществу кавалерийский. Всем надо пить и есть, тут ситуация и с тем и с другим становилась все сложнее. И Примаков отправляет телеграмму в Ташкент: «Окончательное решение задачи лежит в овладении крепостью. Живой силы для этого нет. Необходима техника. Вопрос был бы решен, если бы я получил 200 газовых гранат, желательно ипритовых, 200 хлоровых гранат к орудиям».

В.СОКОЛОВ: То есть, то химическое оружие, которео у них было с собой, заканчивалось? Ну, гранаты – это снаряды имеются в виду?

П.АПТЕКАРЬ: Разумеется, не ручные гранаты. «Кроме того, необходимо сделать отряд более маневренно-способным и дать мне эскадрон головорезов». Дальше, после некоторого перерыва, он пишет: «Мне отказано в эскадроне, авиации и газовых гранатах. Отказ нарушает основные условия: возьмите Мазар, потом легально поможем. Если можно ожидать, что ситуация изменится и мы получим помощь, я буду оборонять город. Если на помощь нельзя рассчитывать, то я буду играть ва-банк и пойду брать крепость. Возьму – мы хозяева положения, нет - значит, обращаемся в банду и ищем пути домой».

В.СОКОЛОВ: Жалко, что не было «Фейсбука» и «Твиттера» - это было бы выглядело как письма Стрелкова из Славянска. Ну и чем закончилось дело? Примакова отозвали оттуда, но арию оставили?

П.АПТЕКАРЬ: Сначала туда перебросили еще небольшой отряд в 400 человек, но который был серьезно усилен, там было 6 орудий и десяток пулеметов. На что Примаков заметил, что не надо было этой переправе через Аму-Дарью придавать характер официальной войны, можно было тихо скрасть афганскую погранзаставу.

Но они пошли дальше, на Таш-Курган и город Балх. 6 мая этот отряд прорвался, второй, вспомогательный. Они пошли дальше. И 25 мая они берут город Таш-Курган, но встречают уже сопротивление афганской регулярной армии. Какая бы она ни была слабой и плохо вооружённой, это была армия-победительница, которая выгнала англичан, которые тоже активно использовали и авиацию и артиллерию. И завязались упорные бои за этот город, достаточно ключевой при дальнейшем движении на Кабул. И тут пришло сообщение, что силы ополчения Амунулы, который тоже собирался вернуть себе власть, они потерпели поражение в боях с племенными ополчениями другими, и уходят на территорию британской Индии, - нынешний Пакистан, к своим родственникам-пуштунам. Фактически этот поход потерял всякий смысл.

В.СОКОЛОВ: А Аманула просто в духе Януковича дал деру, увез казну, золото и ценности и закончил после этого свое политическое существование.

П.АПТЕКАРЬ: Золото он не мог увезти, потому что он кабул не взял.

В.СОКОЛОВ: То есть, клевещут на него.

П.АПТЕКАРЬ: Это неправда. Он вернулся после своего визита в Европу в Пакистан, пытался вернуть себе власть. Так что, какой Янукович? Человек сражался с оружием в руках.

В.СОКОЛОВ: Но недолго.

П.АПТЕКАРЬ: А кончилось это тем, что в октябре 29-го года Бачая-Сакала сверг другой человек, Надир-шах, который после этого долго правил Афганистаном.

В.СОКОЛОВ: А Аманула прожил долгие годы и закончил их в Цюрихе, в Швейцарии в 1960 г. А за что там гибли советские граждане, непонятно. Слушатель спрашивает: «Каковы были цели Советского Союза в Афганистане в этот момент?» - объяснить достаточно трудно. Ну, Аманулу сменил надир-шах, который тоже неплохо относился к Советскому Союзу.

П.АПТЕКАРЬ: Он был лоялен к Советскому Союзу. Была там довольно напряженная обстановка в годы, предшествующие Второй мировой войне, и во время Великой Отечественной немецкая агентура тоже пыталась поджигать Среднюю Азию, пытались действовать в Индии. Но это у нее, судя по всему, не очень получалось.

В.СОКОЛОВ: В конце концов, Советский Союз вмешивался во внутренние дела Афганистана, переходили границу.

П.АПТЕКАРЬ: В связи с басмаческим движением. Там был второй поход 30-го года, но серьезных боев там не было. Потому что, узнав о приходе частей регулярной Красной армии, - отчасти это были беженцы из коллективизируемых и энергично советизируемых Узбекистана и Таджикистана, - они просто откочевали вглубь территории Афганистана, и как писал потом командир этого отряда, Яков Мелькумов, он писал, что артиллеристов сокрушали, что им не удалось даже там пострелять, потому что целей для стрельбы не было. Зато пригнали довольно много скота на советскую территорию. Ну, кто-то прибрахлился.

В.СОКОЛОВ: В общем, поход оказался успешным. Давайте еще про третий сюжет - это такое место, которое тоже, наверное, мало кто знает – Синьцзян, восточный Китай, территории, которые населены были в значительной степени в то время не китайцами.

П.АПТЕКАРЬ: И сейчас Синьцзяно-Унгурские автономные районы это такое место довольно частых волнений. По-моему, недели 2-3 назад было нападение местных сепаратистов на полицейские участки, и погибло значительно больше сепаратистов, чем полицейских. Периодически там и сейчас звучат взрывы.

В.СОКОЛОВ: В общем, зона нестабильности. Так что привело туда в 33-м году советские войска в таком экзотическом варианте? В тот момент Китай был не един, и там образовалось фактически прото-государство во главе с местным губернатором.

П.АПТЕКАРЬ: Ну да, фактически центральное правительство Китая было довольно слабым, часть страны уже успели захватить японцы, а часть была раздираема между губернаторами. Губернатором Синьцзяна был в тот момент Шиншицай, Дубань. И он в связи с восстанием мусульман, уйгуров и дунган, попросил помощи в первый раз у Советского Союза. Помощь была оказана двумя способами: на помощь Шиншицаю пришла советская авиация, это был конец 33 и начало 34 г., это довольно красочно описал известный советский лётчик, который потом воевал в Китае уже против японцев, Федор Полынин, герой Константина Симонова, - у него есть «Случай с Полыниным». Он описывал, как они неожиданным налетом вынудили повстанцев снять осаду. Но самое любопытное, что Красная армия, вернее, тогда пограничники, войска НКВД, Кавполк НКВД, который туда был введен под псевдонимом «Алтайцы», он столкнулся, - даже не столкнулся, а выполнял одни боевые задачи с потомками русских белогвардейцев, которые были в тот момент основной боевой силой армии Дубаня.

В.СОКОЛОВ: Это действительно интересная операция, поскольку там были участники белого движения, достаточно много, порядка полутора тысяч человек – был такой полковник Папенгут, который помогал как раз этому Шенсицаю подавлять восстание, и фактически возник такой блок между отрядами казаков и отрядами советскими. Я был поражен, как интересно была подготовлена эта операция – вплоть до того, что отряды, которые приходили из Советского Союза, их переодевали в форму, которая как бы соответствовала форме царской армии - есть этому доказательства?

П.АПТЕКАРЬ: Первая экспедиция – да. Есть экспедиция вторая, 36-38 гг., там было все любопытнее и забавное – именно с формой. Но, кроме того, Советский Союз перебросил в Синьцзян около 10 тысяч солдат и офицеров из китайских войск, которые были интернированы на советской территории после занятия японцами Маньчжурии. Исследователи пишут, что эти войска отличались от местных китайских войск, про которые есть забавное описание еще царских офицеров, которые там путешествовали и вели разведку. В отличие от этих, маньчжурские войска были относительно боеспособны и меньше грабили население.

А причины, почему местные китайские войска грабили население, была довольно простой: их плохо кормили, паек, как писали советские советники, обеспечивал всего тысячу калорий в день. Взрослому человеку нужно 2800, а тем более, если он занят напряжённой физической деятельностью, которую предполагает военная служба, соответственно, еще больше. Поэтому они вынуждены были заниматься самоснабжением, что в свою очередь вызывало массовое недовольство местного населения.

В.СОКОЛОВ: И новые восстания.

П.АПТЕКАРЬ: И новые восстания.

В.СОКОЛОВ: Дмитрий спрашивает, какая все-таки цель ставилась в Синьцзяне – создать отдельное ли государство, или опять же использовать его как плацдарм для давления на Гоминдановское правительство, или просто занять территорию, чтобы японцы не заняли?

П.АПТЕКАРЬ: Опять же, думаю, тут было несколько вариантов. В принципе, самый удобный момент для занятия Синьцзяна Россией был где-то в середине 70-х – начале 80-х 19 века, когда Синьцзян практически отпал от центрального Китая. Больше того, там местные жители просились в Россию, но Александр П и Александр Ш этого делать не стали.

В 30-е годы было все сложнее. Японцы, которые тоже интриговали у Шиншицая. Главным было, чтобы не допустить того, чтобы был еще один плацдарм вместе с Маньчжурией против СССР.

В.СОКОЛОВ: А там нефть еще была?

П.АПТЕКАРЬ: Я даже не знаю, по-моему, только вели разведку. Тот полк НКВД, который там дислоцировался уже в годы Великой Отечественной, он как раз занимался, помимо прочего, охраной геологических партий. Были ли там промышленные разработки нефти - я сомневаюсь.

В.СОКОЛОВ: То есть, просто как перспективный район, потому что потом там добыча велась.

П.АПТЕКАРЬ: Да и сейчас ведется. Думаю, что тут было две задачи. Во-первых, обеспечить от проникновения японцев, создать еще один буфер, и плюс к этому - вроде с Чан Кай Ши к этому времени помирились, и это было единственной возможностью оказывать ему военную помощь, - через Синьцзян, длинной дорогой через Казахстан, потом через Румчи и дальше, на юго-восток Китая шла эта дорога, по которой шли советские грузовики с вооружением, боеприпасами, амуницией для китайской армии. По-моему, официальные цифры того, что СССР поставил Чан Кайши более 80 танков, более сотни самолетов, которые позволили ему на какое-то время стабилизировать ситуацию на фронта.

В.СОКОЛОВ: Плюс военные советники.

П.АПТЕКАРЬ: Да. А Шаншицай - там было два варианта – использовать его как рычаг давления на Чан Кайши, либо в случае чего от него отказаться, пожертвовать им ради каких-то преференций.

В.СОКОЛОВ: Фактически можно сказать, что при содействии советских сил с 33 г. и до середины 40-х в Синьцзяне фактически существовало самостоятельная самостийная государственность.

П.АПТЕКАРЬ: В общем, да. Дело в том, что власть в Дубане была не очень прочной, в 36 г. началось крупное восстание уйгуров, которые как раз во время конфликта 33-34 гг. соблюдали дружественный нейтралитет по отношению к Дубане. Как писали советские военные советники, деятельность властей местных, китайских, возбудила против них и уйгуров, и к ним присоединились разбитые было Дунгане, и началось второе восстание и Шаншицай вынужден был снова обратиться за помощью к СССР, и для того, чтобы ему помочь, было сформировано два отряда – Нарымский и Ошский в составе Среднеазиатского округа. Каждый из них включал кавалерийский полк. Один из них включал Кавполк Красной армии и кавалерийский полк НКВД, второй отряд включал еще один, также кавалерийский полк Красной Армии и 13-й мотострелковый Алма-атинский полк НКВД.

Командование Среднеазиатского округа получило четкие указания, что эти две группы, усилив артиллерией, перебросить к границе, солдатам строго-настрого, личному составу, запретить указывать истинное месторасположение.

В.СОКОЛОВ: Все засекречено было?

П.АПТЕКАРЬ: Да. И больше того, - там все клейма и знаки различия тоже убирались на форме. Но при этом кирзовые сапоги оставались кирзовыми сапогами, или брезентовые. То есть, про агента, которого Штирлиц узнал по волочащему сзади парашюту, - он тут, конечно, действовал. И эти отряды были подержаны советской авиацией, которая использовалась как для ударов по повстанцам, так и для переброски боеприпасов.

В начале 37-го года эти отряды перешли границу. Командовали ими два будущих советских генерала, один из них генерал Бигжанов, который успел повоевать еще в Финскую войну, потом попал в плен в первые месяцы войны в Белоруссии. А другой, комбриг Селиванов, он командовал крупными кавалерийскими объединениями, даже корпусами кавалерийскими в годы Великой Отечественной.

В.СОКОЛОВ: Что меня заинтересовало, - что когда происходили все эти восстания, то китайский губернатор обвинял в их организации - кого вы думаете? – троцкистов. Кстати, меня спрашивают про лагеря и репрессии – в 37-м году там тоже была волна арестов, более 400 человек были арестованы. Потом была другая волна арестов, когда в 41 г., видимо, надеясь на другой поворот в истории, этот же самый губернатор репрессировал просоветских каких-то деятелей там и потребовал вывести советских советников и войска. Конечно, политика там вещь циничная была.

П.АПТЕКАРЬ: Насчет репрессий очень интересное сообщение одного из наших военных советников. Интересно, что Синьцзян оказался кузницей кадров для Великой Отечественной. Потому что помимо того, что там одним из советников в центральной армии был небезызвестный Андрей Власов, другим советником был Василий Чуйков в Китае. А военным советником в армии Дубане долгое время был Павел Рыбалко, будущий командующий 3-й Танковой армии. Жалко, что он не оставил воспоминаний – он умер очень быстро после Великой Отечественной. А было бы интересно почитать. Он там проходил под псевдонимом «Фудзи Фуай».

Другой будущий известный танковый военачальник, Владимир Обухов - он во время войны командовал мехкорпусом, писал, что «новые власти переняли все худшее из методов старых китайских начальников уездов. Пытки, избиения арестованных в целях добиться признания применяются ими больше, чем прежде. Обычный инвентарь судьи или начальника полиции состоял из ременной плети для битья по щекам, трехгранной палки для битья по бедрам, колотушки для битья по щиколоткам и колодкой для зажима ноги, наконец, станка для удержания подозреваемого, вернее, истязаемого при зажатии голеней».

В.СОКОЛОВ: Вот такие вот союзнички. Но в результате пришлось оттуда уходить.

П.АПТЕКАРЬ: Ушли оттуда отнюдь не сразу. Потому что в Китае, в Синьцзяне был создан, построен авиасборочный завод, который изначально предназначался для того, чтобы собирать там самолеты из советских деталей.

В.СОКОЛОВ: И на китайский фронт отправлять.

П.АПТЕКАРЬ: Да. Но с началом 41 г. этот завод, который охранял специальный батальон НКВД, 194-й, он стал работать на оборону СССР, что, возможно, тоже вызвало недовольство Шеншицай, который рассчитывал на то, чтобы пополнялись его ВВС, в которых он крайне нуждался из-за внутренней нестабильности. А с этим батальоном НКВД, впоследствии полкома, было тоже любопытно. Потому что вот его как раз переодели, совершенно точно, в белогвардейскую форму, форму русской армии и командирам и солдатам присвоили офицерские звания дореволюционной армии.

В.СОКОЛОВ: То есть, поручики.

П.АПТЕКАРЬ: Даже политруки были поручики и подпоручики.

В.СОКОЛОВ: И обращались как?

П.АПТЕКАРЬ: Господин поручик, господин унтер-офицер. Насчет «Вашего благородия» не знаю.

В.СОКОЛОВ: Забавная история. И в заключение разговора хотел спросить, - можно ли оценить, насколько успешными были все эти экзотические экспедиции советской России? С политической точки зрения?

П.АПТЕКАРЬ: Мне кажется, что самая удачная история это Синьцзян, где экспедиции советских войск позволили иметь там вполне лояльный к СССР режим. И Шеншицай очень забавные письма писал Ворошилову – почему-то именно Ворошилова любит, и там разные запросы на боевую технику. Одно из них очень забавное – там есть виза размашистым подчерком ворошиловским карандашом: «Слишком жирно им будет».

В.СОКОЛОВ: Но его в Компартию приняли в 38 г. и выдали партбилет?

П.АПТЕКАРЬ: Да. На Казанском вокзале, в специальной комнате его приняли в ВКПб, что не помешало ему, - как потом писали советские историки, - скатиться на антикоммунистические позиции.

В.СОКОЛОВ: Так часто бывало с союзниками СССР - вкладывали деньги и средства, а кончалось все чем-нибудь. Но в Синьцзяне власть все-таки потом передали напрямую фактически китайским коммунистам. А о том, какая там просуществовала - я извиняюсь, - «Желтороссия», мы с Павлом и рассказали в программе. Всего доброго. Мы продолжим эту тему. До свидания.

echo.msk.ru

Buy for 20 tokens
Buy promo for minimal price.

  • 1
Как же жаль, что наша Красная Армия не взяла Индию и всю Персию!

И сейчас бы Москву подметали не таджики, а индийцы

«Цена революции»

Пользователь callasfan сослался на вашу запись в своей записи ««Цена революции»» в контексте: [...] Originally posted by at «Цена революции» [...]

Спасибо, что поделились!

  • 1