?

Log in

No account? Create an account

ngasanova

Вспомнить, подумать...


Previous Entry Share Next Entry
ngasanova

Женщины в средневековье



Распространенный миф гласит, что в Средние века жизнь женщины протекала в уединении, едва
ли не в заточении, была строго ограничена пределами внутренних покоев и включала, в общем,
небольшой набор занятий – воспитание детей, уход за больными, рукоделие.






Однако


В пределах трех сословий можно рассмотреть пять групп женщин:

- женщины из класса свободных землевладельцев (жены йоменов, рыцарей, хозяйки маноров);

- монахини (преимущественно – представительницы высших сословий, женщины из знатных
рыцарских, а также зажиточных торговых семей);

- полноправные горожанки; женщины более низкого сословия, но также проживавшие в городах;

- представительницы крупнейшего сословия Средних веков, чьи права и обязанности были
закреплены феодальной традицией;

- крестьянки, батрачки, сервки.





Хозяйке манора зачастую приходилось управлять землями супруга (фермами, замками и т.д.)
единолично. При необходимости она распоряжалась сотнями акров земли, урожаем, скотом и
недвижимостью, многочисленными работниками и их имуществом, участвовала в судебных
тяжбах, отбивала вооруженные атаки, а иногда даже участвовала в них сама.





Часто в их обязанности входило:
- поддерживать дома арендаторов в надлежащем состоянии;
- участвовать в судебных тяжбах;
- присматривать за ходом полевых работ и наказывать нерадивых работников;
- организовать оборону манора, если потребуется.
- отвечать за ведение хозяйства в доме с сотнями слуг и домочадцев и т.д.





Понятно, что подобный спектр обязанностей требовал обширных познаний в области
юриспруденции, бухгалтерского дела, сельского хозяйства и военного искусства, не
говоря уже о кулинарии, медицине и рукоделии.





«Женщина, которая живет в своем поместье, должна быть мудра. Она должна обладать
смелостью мужчины. Ей не следует угнетать арендаторов и работников, но надлежит быть
справедливой и твердой. Она должна следовать словам мужа и мудрых советчиков, чтобы люди
не думали, что она поступает исключительно по своей воле. Она должна знать законы
ведения войны, чтобы командовать своими людьми и защищать свои земли, если на них нападут.
Она должна знать все, что касается дел ее мужа, чтобы выступать как посредник в его
отсутствие или же действовать в своих интересах, оставшись вдовой. Она должна умело
управлять работниками. Чтобы надзирать за ними, она должна разбираться в сельском хозяйстве.
У нее всегда должны быть необходимые запасы для пряжи и тканья, потому что рачительная
хозяйка порой приносит больше дохода, чем пахотное поле».






Статистика показывает, что в Англии и Франции примерно 7-10% женщин так и не вступали в
брак. Для представительниц высшего сословия монастырь с определенного момента стал вполне
приемлемой альтернативой семейной жизни. В монастыри принимали девушек, чьи родственники
не могли или не хотели подыскивать им мужей; монастырь служил как тюрьмой для мятежниц,
так и надежным пристанищем для интеллектуалок; он был единственной альтернативой браку
для знатных женщин, которые, в отличие от представительниц других сословий, по рождению
были лишены возможности выбора.





Поскольку монастыри находились на самообеспечении, монахини работали как минимум 5-6 часов
в день, повинуясь уставу св. Бенедикта, который гласил: «Праздность – враг души».
Настоятельница женского монастыря – один из влиятельнейших статусов, доступных для женщины
в Средние века. Она отвечала не только за духовное окормление своей паствы, но и управляла
монастырем точь-в-точь, как благородная дама – поместьем.





В XII-XIII вв. монахини исполняли все необходимые виды работ; записи, сделанные в монастыре
св. Радегунды, свидетельствуют о том, что они сами выносили мусор и помои, таскали воду,
рубили дрова, готовили пищу, прибирались, мыли посуду (в конце Средних веков выше
перечисленным уже будут заниматься слуги) и, более того, лично работали в монастырских
кузнях и рыли могилы для погребения умерших сестер. Монахини шили облачения (в рукоделии
особенно отличались бенедиктинки) и переписывали книги (своими скрипториями, преимущественно,
славились женские монастыри в Германии). Многие монастыри также предоставляли убежище для
вдов и благородных девиц, которые жили и трудились бок о бок с монахинями, хоть и не
приносили обетов.





И для невинных развлечений место вполне находилось (натурально невинных, кроме шуток!
В XI-XII веках в английских документах встречаются вполне нейтральные упоминания о том,
что по праздникам монахини вместе с монахами из соседних монастырей на каком-нибудь
общественном лугу вместе танцуют (!) и играют).





Свободная горожанка – это представительница буржуазии, женщина из торговой или ремесленной
семьи. От нее требовалось не только вести хозяйство, но также и помогать мужу в мастерской
или в лавке. Горожанка могла как заниматься ремеслом вместе с ним, так и иметь собственное
дело; количество «самостоятельных женщин» (т.н. femmes soles) особенно возросло после
Великой чумы, когда рабочих рук катастрофически не хватало.





В Лондоне женщинам официально не был закрыт доступ ни в какую профессию, и существуют
доказательства того, что они занимались самыми разными ремеслами. Фактически, у замужней
женщины из ремесленной среды были два преимущества сравнительно с мужчиной: во-первых,
она могла вести дело на собственный страх и риск как femme sole или же, при желании,
переложить финансовую ответственность (в том числе за возможные долги) на супруга.
Во-вторых, вышедший в 1363 г. в Лондоне городской ордонанс гласил, что мужчина должен
заниматься лишь одним ремеслом, тогда как женщина вправе практиковать любое количество
по своему усмотрению. В результате женщины зачастую пробовали силы в двух-трех профессиях.

В некоторых случаях для изучения того или иного ремесла на профессиональном уровне
горожанка из среднего сословия должна была пройти стадию ученичества. Принимать учеников
и подмастерьев могли как мужчины, так и женщины.





Фактически, женщина-ремесленник получала обязанности члена гильдии (например, обязанность
платить штраф за несоблюдение санитарных норм), но не получала в полной мере его прав, и
мужчины, стоящие во главе гильдий, изыскивали многочисленные способы ограничить деятельность
женщин домом и лавкой. Сколько бы женщина ни производила товара своими силами, ей редко
дозволялось выставлять его на рынок в полном объеме – а иногда количество и качество ее
продукции искусственно занижалось сравнительно с мужчинами.





К 1300 г. женщинам еще был открыт ряд профессий, доступ в которые позже был дозволен только
мужчинам, а именно – цирюльники, аптекари, плотники, портные, оружейники, изготовители шпор.
Попадались женщины-строители, каменщики, столяры, гробовщики. Подавляющее большинство
пивоваров в XII-XIII веке – женщины. Особенно преуспевали представительницы прекрасного
пола в обработке шелка; они ткали, пряли, изготавливали из шелка ленты, носовые платки,
кружева, бахрому, декоративные кисточки, шляпы, кошельки. В Париже и Колони гильдии,
занимающиеся обработкой шелка и изготовлением шелковых изделий, были полностью женскими
по составу.





Юридическое положение женщин-ремесленников в городах было сложным в связи с действующим
законодательством, которое, фактически, делало женщину собственностью мужчины и давало
мужу контроль над деятельностью и финансами жены. Незамужние девушки находились под опекой
отцов или старших братьев, а вдовы – под покровительством семьи покойного мужа. Право
женщины наследовать и оставлять независимое завещание оспаривалось на всем протяжении
Средних веков. В некоторых местах муж имел право на все имущество жены, которое та принесла
в семью; в других он становился лишь опекуном и управляющим ее собственности, которую не
имел права продать без разрешения супруги; где-то вдова имела право сохранить подаренные
ей платья и украшения, где-то – лишь свое приданое. Бездетной вдове, как правило, приходилось
выделять из оставленного ей наследства долю родственникам мужа – и, как правило, она
теряла все, если вступала в новый брак.





Но, разумеется, несмотря на относительную самостоятельность и даже дозволение участвовать в
делах гильдий, от женщин по-прежнему требовали повиновения мужчинам. И, разумеется,
наниматели быстро поняли, что женщинам, при одинаковом объеме работ, можно платить меньше,
чем мужчинам.

Судя по разнообразным документам, в XIII-XIV вв. женщины попадались фактически в любой
профессии! Пивовар, прачка, бочар, мыловар, свечник, переплетчик, изготовитель кукол,
мясник, хранитель ключей от города, сборщик налогов (!), пастух, музыкант, канатчик,
ростовщик, трактирщик, продавец специй, пирожник, продавец вайды, торговец вином,
торговец стальными изделиями, медник, меняла, владелец ломбарда, рыбак, пекарь, масленик,
строитель, каменщик, штукатур, каретник, токарь, кирпичник, стекольщик, рудокоп (!),
книжный художник, писец, учитель, управляющий, юрисконсульт (!), таможенник (!), носильщик,
стражник, тюремный сторож, судебный секретарь, врач и повитуха…





Еще одна профессия, испокон веков считавшаяся сугубо женской, - повитуха. Повитухи получали
плату за свой труд в зависимости от количества принятых родов (в среднем – 3-5 в неделю).
Наряду с профессиональными ремесленниками повитухи принимали участие в ежегодном
праздничном шествии, объединявшем членов всех гильдий. В некоторых городах власти оплачивали
услуги повитухи, ходившей принимать роды к неимущим женщинам; а повитуха, принимающая к
себе на определенный – как правило, четырехлетний – срок ученицу, получала от городского
совета поощрительную «премию». Впрочем, несмотря на всю важность этой профессии, статус
повитухи был значительно ниже, чем статус торговца или ремесленника; в городских записях
их, как правило, упоминают лишь по имени, и большинство повитух не были домовладелицами,
а ютились в съемных комнатах и углах. Женщины-цирюльники и женщины-аптекари, как правило,
помогали своим мужьям, а не практиковали самостоятельно; хотя женщины изучали медицину
в Салерно еще в XI в., в средневековом Лондоне практика женщин-врачей была сильно ограничена,
а в Париже и вовсе запрещена.





Еще одна профессиональная сфера, в которой могла найти себе применение женщина, - это
книжное дело. В документах упоминаются переписчицы, миниатюристки, переплетчицы. По мере
того как книга теряла исключительно богослужебную значимость, становясь предметом светского
быта, все больше женщин оказывались за прилавками книжных лавок, которые держали их мужья,
отцы и братья. Кристина Пизанская (XV в.) упоминает парижскую миниатюристку по имени
Анастасия, а в отчетах английского королевского двора за 1358 г. названа некая Маргарита,
которой было уплачено за переплет Библии.





Еще одна профессиональная группа – это женщины, получившие минимальное профессиональное
образование или вовсе никакого. Они принадлежали к нижнему городскому сословию – к городской
бедноте – и, как правило, не считались полноправными гражданами города, даже если родились
в нем. Было в их числе и много пришедших из деревень. Это – уличные торговки, разносчицы,
прислуга, представительницы т.н. «малых ремесел». Приобретая свой товар оптом, они затем
бродили по улицам, от двери к двери, предлагая рыбу (торговля рыбой была особенно выгодна,
учитывая количество постных дней), птицу, молочные продукты, уголь, крупу, соль и муку.





«Малые ремесла», как уже было сказано, не требовали никакого – или почти никакого –
формального обучения, тем более многолетнего. Служанки, кормилицы, няньки, уличные торговки,
швеи, вязальщицы зарабатывали на жизнь благодаря тому, чему научились в кругу семьи, - по
сути, благодаря типично женским навыкам, на которые был спрос только в рамках подобных
профессий.





Крестьянка, богатая или бедная, крепостная или свободная, - верная спутница своего мужа.
Чем ниже мы спускаемся по социальной лестнице, тем больше трудового равенства наблюдаем
между мужчиной и женщиной. Крестьянки участвовали во всех сельскохозяйственных работах
наравне с мужьями, и поэма Уильяма Ленгленда «Видение о Петре Пахаре» (конец XIV в.)
весьма красноречиво повествует о нелегкой доле женщины в деревне: «Обремененная детьми и
обязанностями перед своим сеньором, все, что она зарабатывает прядением, она тратит на
выплату ренты, на молоко или на крупу, чтобы сварить кашу и успокоить плачущих за столом
детей; сама она страдает от голода и мучается зимой, вставая ночью, чтобы покачать колыбель…
Она чешет шерсть, латает одежду, стирает, трет, мотает пряжу, чистит овощи. Горести женщин,
живущих в жалких лачугах, невозможно описать стихами».





Главным феодальным обязательством вилланки было прясть ежегодно назначенное количество
шерсти; женщина могла освободиться от этой обязанности, внеся оброк деньгами или
натуральными продуктами (пивом, сыром, домашней птицей). Жена свободного арендатора
могла использовать деньги, вырученные прядением, на уплату ренты. Зачастую это были
единственные наличные, которые появлялись в доме.





Разумеется, в число обязанностей женщины в деревне входило готовить пищу на всю семью,
ткать и шить одежду, доить коров, кормить кур, уток и гусей, трепать и чесать лен, стричь
овец, промывать, чесать и прясть шерсть, готовить сыр, присматривать за огородом, где росли
овощи. Также крестьянка работала с мужем в поле – сеяла, жала, подбирала колосья после
жатвы, вязала снопы, молотила, веяла, а иногда даже пахала. Чтобы было чем заняться в
свободную минутку, она брала с собой в поле прялку!





Число незамужних крестьянок, как ни странно, было довольно значительно. Какие дороги перед
ними открывались? Они могли остаться в родительском доме и работать на отца или братьев в
обмен за кров и стол. Могли пойти служанками к зажиточным соседям, где получали еду и одежду
в уплату за свой труд. Могли стать служанками в поместье (т.н. famuli) – горничными,
доярками, пастушками. Могли батрачить на поле, выполняя ту же работу, что и мужчины. Или
же, наконец, они могли отправиться в город в поисках работы. Овдовевшая крестьянка, как
правило, с позволения лорда передавала земельный надел сыновьям или зятьям, которые, в
свою очередь, обязаны были заботиться о вдове.

promo nemihail 15:01, yesterday 71
Buy for 30 tokens
Очень обидно понимать, что мнение простого блогера, который всё поставил на площадку Livejournal, воспринимают в самую последнюю очередь, доверяя всяческим фейкам от совершенно постороннего лица. Сейчас я вам покажу и расскажу, как можно заблокировать абсолютно любой пост, любого блогера.…

  • 1
Средневековье вообще было совершенно иным: охота на ведьм, грязь и поголовная неграмотность приметы Возрождения :)

Ренессанс начинался постепенно и во времени и географически.
Уж очень они ненавидели Рим в средневековье, но пришлось всё равно и мыться начинать)))

  • 1