ngasanova

Вспомнить, подумать...


Previous Entry Share Next Entry
ngasanova

Старинные японские предания (1979)

Оригинал взят у philologist


Анна Глускина. Старинные японские предания (1979)


Анна Евгеньевна Глускина (1904, Тюмень — 1994, Москва) — российский учёный-японист, переводчица японской поэзии, доктор филологических наук (1972). Ниже приводится фрагмент из книги: Глускина А.Е. Заметки о японской литературе и театре (древность и средневековье). - М.: Наука, Главная ред. восточной ли-ры, 1979.



СТАРИННЫЕ ЯПОНСКИЕ ПРЕДАНИЯ

Помещенные ниже японские народные предания относятся к глубокой старине. Как и всякие произведения народного творчества, они не имеют точной даты создания. Записи их сохранились в известном японском литературном памятнике VIII в. «Манъёсю», в особом разделе XVI книги, где собраны «песни, связанные с преданиями» (ёcи ару ута). В преданиях рассказывается о происхождении старинных японских песен. Истоки преданий различны: в основу одних легли легенды, сказки, в основу других — действительные события. Несмотря на указанное различие, все они в одинаково простой и правдивой форме знакомят читателя с бытом и нравами древней Японии.

Первое предание, посвященное девушке по имени Сакураноко и двум отважным юношам, беззаветно преданным ей, является одним из наиболее популярных в Японии. Сюжет этот в разных вариантах неоднократно встречается в старых поэтических японских произведениях. Он лег в основу и второго по порядку предания — о девушке Кадзураноко и трех отважных юношах. Позднее этот сюжет можно встретить и в классической японской литературе, питавшейся из богатых источников устного народного творчества [1]. Следует также особо выделить предание о находчивой унэмэ [2], в основу которого лег известный эпизод, имевший место в действительности. Песня, о которой говорится в этом предании, оценивается известным поэтом и критиком X в. Кино Цураюки как родоначальница песен [3] — этим подчеркивается ее древнее происхождение и значение для истории классической японской поэзии. Несколько отличен по теме сюжет о листьях лотоса. В основе его лежит глубокая восторженная любовь к красоте природы, являющаяся одной из характерных черт японской поэзии. Остальные предания посвящены теме любви и верности в разных ситуациях, характерных для быта и обычаев того времени.

Все эти предания представляют ценный материал для изучения истории японской литературы и для знакомства со старой культурой Японии. Тот факт, что они являются источником заимствования для классических произведений японской литературы, свидетельствует о глубокой связи классической литературы с фольклором. Они положили также начало особому песенно-повествовательному жанру японской литературы, получившему впоследствии, в своем законченном виде, специальное наименование — ута-моногатари. Обычно короткий заголовок песен представлен здесь в форме особого повествования, иногда в виде предисловия, иногда в виде послесловия или обрамления, которые составляют вместе с песней органически связанное, единое художественное целое. Дальнейшее развитие этой повествовательной части, в которую вплетены поэтические фрагменты, и создало жанр ута-моногатари. В песнях преданий, написанных в форме танка, представлены многие черты этого любимого народом жанра японской поэзии, специфические для него приемы и об-
разы.

Для песен характерно употребление постоянных эпитетов, сравнений, метафор, а также использование уже готовых образов и целых выражений. Эта черта навсегда осталась специфической особенностью поэзии танка, и ее следует рассматривать как наследие народнопесенной традиции. Встречаются в песнях и другие распространенные приемы японской поэзии — иносказание (аллегория) и игра слов. Песни обладают разной степенью известности. Наибольшей славой пользуется, как уже было сказано, песня в предании о находчивой: унэмэ. Необходимо отметить некоторые особенности в понимании и оценке этих песен. Следует помнить, что сочинять стихи, в частности короткое пятистишие — танка, в Японии умел едва ли не каждый, поэзия была подлинно народным искусством. Сочиняли по всякому поводу, о чем как нельзя лучше свидетельствуют песни преданий. Поэзия была глубоко и органически связана с бытом; это свойство танка сохранилось до последнего времени. Поэтому оценить достоинства той или иной песни полностью можно, лишь учитывая, в какой мере она выразила настроения и чувства, вызванные данной конкретной обстановкой.

Местом рождения песен и преданий, судя по отдельным названиям местностей, упомянутых в них, является в основном Юго-Западная Япония, т. е. провинция Ямато (ныне префектура Нара) и провинция Сэтцу (ныне префектура Осака). Даже предание о находчивой унэмэ, связанное с северо-восточными провинциями Муцу (ныне префектура Аомори) и Ивасиро (ныне префектура Фукусима), по языку своей песни относится также к Юго-Западной Японии; недаром в этом предании указывается, что красавица, сочинившая песню, в прошлом жила в столице, т. е. в Ямато.

ПРЕДАНИЕ О ДЕВУШКЕ САКУРАНОКО И ДВУХ ЮНОШАХ

В старину жила одна девушка. Звали ее Сакураноко— «Дитя вишни», или «Вишенка». И жили в ту пору двое отважных юношей. Оба они хотели взять ее себе в жены. И вот затеяли они спор между собой не на жизнь, а на смерть и вызвали друг друга на смертный бой. Опечалилась тогда девушка и сказала себе: «Ни в старину, ни теперь, никогда еще не слыхали, никогда еще не видали, чтобы одна девушка была невестою в двух домах. Но трудно смирить сердца этих отважны? юношей. А стоит мне умереть, и вражда их, наверное, исчезнет навеки». Подумала она так и вскоре ушла в лес и повесилась там на дереве [4]. А двое отважных юношей, не в силах сдержать своего горя, лили кровавые слезы. И каждый из них сложил песню и излил в ней все, что было у него на сердце. Вот эти две песни:

I
Облетели
Лепестки у вишни.
И мечтал напрасно я, что буду
Украшать себя ее цветами,
Лишь пора весенняя наступит!..

II
Всякий раз, как расцветут цветы
Вишни той, что носит
Имя милой,
Вечно будут запоминать о ней
И любить сильнее с каждым годом!..


ПРЕДАНИЕ О ДЕВУШКЕ КАДЗУРАНОКО [5] И ТРЕХ ОТВАЖНЫХ ЮНОШАХ

Люди рассказывают: в старину жили трое отважных юношей. Одинаково добивались они взять себе в жены одну и ту же девушку. Опечалилась, видя это, девушка и сказала себе: «Хрупкому телу одной девушки исчезнуть легко: оно — как роса; сердца же трех отважных юношей смирить трудно: они подобны скале». Подумала она так, пошла к пруду и бросилась в воду. А отважные юноши были вне себя от горя, и каждый из них сложил песню и излил в ней все, что было у него на сердце. Вот эти три песни:

I
Ненавистен мне пруд,
Пруд глухой в Миминаси! [6]
Моя милая дева,
Когда ты пришла, чтоб на дне его скрыться,
Пусть бы высохли воды его в то мгновенье!

II
Дитя кадзура —
Плющ среди гор раащюстертых! [7]
Если б только тогда ты обмолвилась словом
О том, что ты ныне уходишь навеки,
Я б, наверно, (немедля вернулся обратно!

III
Дитя кадзура —
Плющ среди гор распростертых —
Как и я нынче,
Так же и ты приходила
И искала в пруду себе место поглубже... [8]



ПРЕДАНИЕ О ПЕСНЕ НАХОДЧИВОЙ УНЭМЭ [9]

Мелок тот колодец, в нем
Даже тень горы видна
Той, что Мелкой названа [10],
Но моя любовь к тебе
Не мелка, как та вода.

Вот что передают и рассказывают об этой песне. Однажды, когда принц Кацураги [11] прибыл в провинцию Муцу [12], нерадивые управитель провинции и чиновники встретили его без должных почестей. Принц был недоволен и имел рассерженный вид. И хотя в его честь устроили пир, гнев его не прошел, и он не принимал участия в общем веселье. Но вот среди гостей оказалась одна красавица с утонченными манерами, из бывших ун'мэ. Взяв в левую руку чарку для вина, а правой держа сосуд с вином, она слегка дотронулась до его колена и прочла ему эту песню. Принц сразу же повеселел и пировал с ней весь день.


ПРЕДАНИЕ ОБ ОТВАЖНОМ ЮНОШЕ И КРАСАВИЦЕ ДЕВУШКЕ

В старину жили отважный юноша и красавица девушка. Ничего не говоря родителям, они тайно сблизились друг с другом. Но однажды девушке захотелось рассказать обо всем отцу и матери. И тогда она сложила песню и послала ее своему возлюбленному. Вот о чем говорилось в этой песне:

Если любишь — нет муки сильнее,
Чем таить любовь и скрываться,
О, когда бы луна, что скрыта
за гребнями гор высоких,
Вдруг показалась .на небе,
Что сказал бы тогда, мой любимый?! [13]

По рассказам людей, и у юноши была сложена песня, в которой он ответил ей. Но до сих пор никак не найдут эту песню.


ПРЕДАНИЕ О ПЕСНЕ ОДНОГО ПРОСТОЛЮДИНА

Я пошел на поле в Суминоэ [14]
Песни петь и хоровод водить
И залюбовался там своей женою,
Что cияла зеркалом [15]
Среди жен других!

Вот что передают и рассказывают об этом. В старину жил один бедняк-простолюдин. Однажды мужчины и женщины его селения собрались на поле петь песни и водить хороводы. Среди собравшихся была и его жена. Она была очень хороша и выделялась своей красотой. Он еще сильнее полюбил ее и сложил эту песню, восхваляя ее красоту.


ПРЕДАНИЕ О ЛЮБЯЩИХ СУПРУГАХ

Жил в старину юноша. Только он женился, как сразу же взяли его неожиданно в вестовые [16] и послали на дальнюю границу. Пока продолжалась служба, ему не полагалось свидания. А время шло, и молодая жена, тоскуя о нем и печалясь, заболела и слегла. Спустя несколько лет его служба окончилась, и он вернулся в родные края. Сразу же явился он домой. И когда взглянули они друг на друга, увидел он, что вся извелась она без него, совсем не похожа стала на себя и от слабости не может слова сказать. И тогда, в печали и горе, проливая слезы, он сложил песню и прочел ее жене. Вот эта песня:

Вот так и бывает
В жизни!
А я думал: чем дальше, тем глубже
Будет дно [17] у реки Инагава [18],
Тем прочней будет счастье...

А жена его лежала в постели, но, услышав песню своего любимого мужа, она приподняла с подушки голову и тут же ответила ему. Вот ее песня:

Словно черные ягоды тута,
Черный волос твой влажен,
И хоть падает снег, словно белая пена,
И бушует метель, ты пришел, мой любимый,
Не «напрасно тебя я так сильно любила!


ПРЕДАНИЕ ОБ ОДНОЙ КРАСАВИЦЕ

Я слышал: у жемчужины [19] прекрасной
Порвалась нить,— и, пожалев о ней,
Решил:
Я «анижу ее вторично,
И сделаю жемчужиной своей!  [20]

Ответная песня:

Все это лравда: у жемчужины прекрасной
Порвалась нить — слух справедлив такой,
Но тот,
Кто нанизал ее вторично,
Унес эту жемчужину с собой!

Вот что об этом передают и рассказывают. Жила когда-то одна красавица. После того как ее бросил муж, сосватали ее в другой дом. В то же время жил некий юноша. Не зная о том, что она опять ушла из родительского дома, он послал ее родителям песню, испрашивая у них согласия на брак. Поняли родители, что не знает он толком, что случилось с нею, и, сложив песню, послали ему ответ. Так стало ему известно, что она снова ушла из родительского дома.


ПРЕДАНИЕ О ПЕСНЕ ЛЮБЯЩЕЙ ДЕВУШКИ

Если беда случится,
Я везде буду вместе с тобою,
Даже в склепе,
Средь гор Хацусэ [21],
Так не бойся же, мой любимый [22]

Вот что об этом передают и рассказывают. Жила когда-то одна девушка. Не говоря ничего отцу и матери, тайком сблизилась она с одним юношей. А тот, боясь гнева родителей, стал колебаться в своей любви. И тогда девушка сложила эту песню и послала ее своему возлюбленному.

ПРЕДАНИЕ О ПЕСНЕ, ГДЕ ПОЕТСЯ О ЛИСТЬЯХ ЛОТОСА

Из вечного неба
Пусть дождь бы пролился!
Я хотел бы увидеть, как на лотоса листьях
Заблестела бы жемчугом
Светлая влага.

Вот что передают и рассказывают об этой песне. Жил один стражник. Был он очень умелым в искусстве сочинять песни. Однажды в главном управлении провинции устроили угощение и созвали на пир чиновников. Беря яства, все накладывали их вместо блюда на листья лотоса. Собравшиеся много пили, ели, и не было конца песням и пляскам. И вот подозвали они стражника и сказали ему: «Сложи-ка ты песню об этих листьях лотоса!» И тогда сразу же в ответ на их просьбу он и сложил эту песню [23].

________________

ПРИМЕЧАНИЯ

1 См. Ямато-моногатари в переводе Е.М. Колпакчи в кн.:. Н.И. К онрад. Японская литература в образцах и очерках. Т. 1. Л., 1927, с. 164.

2 Унэмэ — девушки, обычно деревенские красавицы, которых, согласно существующему закону, полагалось представлять на службу в императорский дворец. Они играли роль наперсниц императрицы, обучались искусству танца и пения, развлекали гостей на пирах. Институт унэмэ специально оговаривается в кодексе законов, «Тайхорё» (701 г.).

3 См. Собрание древних и новых песен Ямато. Пер. А.Е. Глускиной.— Н.И. Конрад. Японская литература в образцах и очерках, с. 95.

4 Обычно, чтобы покончить с собой, красавица бросается в пруд, реку или озеро. Здесь приведен несколько необычный способ ее гибели.

5 Кадзураноко — имя красавицы, букв. «Дитя плюща» (кадзура — название плюща, растущего в горах).

6 Миминаси — название местности в провинции Ямато. Пруд, о котором здесь говорится, находится у подножия горы Миминаси. Это же слово «миминаси» используется в песне и во втором значении— «глухой» (букв, «ушей нет»). Называя так пруд, юноша упрекает его за то, что он «е пожалел молодой жизни и не высох, когда в него бросилась красавица.

7 Распростертые (асихики) — постоянный эпитет гор.

8 Как обычно в пародных верованиях, третий юноша любит сильнее всех. Если первый из них упрекает пруд, второй жалеет, что, не вернулся вовремя, то третий хочет погибнуть вслед за возлюбленной.

9 Речь идет об унэмэ, у которой срок службы при дворе окончился, и она вернулась на родину.

10 Мелкая гора (Асака-яма) находится в провинции Ивасиро. Очень часто встречается в песнях как символ мелких чувств, неверной любви и т. п.

11 Принц Кацураги (Кацурагино окими) обычно комментируется как историческое лицо, а именно как Татибана Мороэ, ему приписывается наряду с известным поэтом Якамоти слава составителя памятника, в котором записаны эти песни (есть, однако, и другие мнения).

12 Провинция Муцу находится на северо-востоке Японии.

13 Смысл песни: если луна, что прячется за гребнями гор, вдруг покажется, т. е. если я раскрою нашу тайну, которую мы скрываем, ,и все станет известно, что ты скажешь об этом?

14 Суминоэ — название местности в провинции Сэтцу.

15 Круглое зеркало в Японии, одна из трех священных реликвий (зеркало, меч, яшма), является символом богини солнца Аматэрасу. В песнях оно служит образом внешней и внутренней красоты, а также образом чтимого и ценлого. В данной песне, говоря о зеркале, простолюдин хочет подчеркнуть красоту своей жены.

16 Вестовыми (хаюма-дзукаи) назывались посыльные для срочных поручений, разъезжающие обычно на коне по дальним провинциям. Шли на эту работу в те времена в порядке государственной повинности.

17 Первая песня написана в аллегорическом плане: «Я думал, чем дальше, тем глубже дно», т. с. чем дальше разлука, тем сильнее мы будем любить друг друга и долго будем счастливы вместе.

18 Инагава — река в провинции Сэтцу, ныне река Инэдагава. О ней поется и в других песнях.

19 «Жемчужина» — метафора девушки, красавицы. В качестве метафоры красавицы встречается также «яшма».

20 «Сделаю своей жемчужиной», «сделаю своей яшмой» — постоянное поэтическое выражение, означающее: «сделаю своей возлюбленной», «сделаю своей женой».

21 Горы Хацусэ — известное место захоронений, находится в провинции Ямато.

22 Даже в склепе среди гор Хацусэ я буду с тобой, коль суждено умереть — умрем вместе — таков смысл песни. Такая форма выражения чувств встречается во многих японских песнях; знаменита народная поговорка: «Кими-то нараба Кэгон-таки мадэ» — «Если с тобой, то хоть в водопад Кэгон» (знаменитый водопад, известный также как место самоубийства влюбленных).

23 В этой песне он хотел подчеркнуть, что красивые листья лотоса кощунственно употребляются вместо блюд для подачи пищи. Он говорит, что хотел бы любоваться ими в других условиях, когда после дождя капли воды заблестят на них, как жемчужины.



Posts from This Journal by “Япония” Tag

  • Япония конца XIX века

    Фотографии от Кусакабе Кимбей Самурай в доспехах В 1881 году, много лет работая с европейскими фотографами Фелис Беато и бароном…

  • Утка-мандаринка

    Любой, кто знает, что такое утка-мандаринка, ассоциирует эту птицу с понятием идеальной моногамии. Поэтому не удивительно, что и в Китае, и в Японии…

  • Нэцкэ

    Оригинал взят у gorbutovich Нэцкэ: европейцы, философы-обезьяны, маски Из собрания Эрмитажа Нэцкэ: Три обезьяны, играющие в…


Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.

?

Log in

No account? Create an account