Надежда Гасанова (ngasanova) wrote,
Надежда Гасанова
ngasanova

Categories:

Тяжба за честь и достоинство



James Abbot McNeill Whistler (1834—1903) — англо-американский художник, мастер живописного
портрета в полный рост, а также офорта и литографии. Один из ключевых тоналистов
— предшественников импрессионизма и символизма.





James Abbot McNeill Whistler , Ноктюрн в черном и золотом. Падающая ракета, 1875


В 1877 году Джеймс Уистлер выставил в лондонской галерее Гросвенор картину
«Ноктюрн в черном и золотом. Падающая ракета».


Маслянистая гладь Темзы. Темное небо в желтых оспинах искр. Дым над водой, за которым смутно
угадываются очертания Челси. Это зыбкое, сновидческое, выдержанное в ультимативно мрачных тонах
полотно, прекрасно характеризует творческий метод Уистлера, который считал, что предназначение
живописи – не фиксировать реальность, а передавать впечатления от нее. Он писал не ночной
фейерверк в Креморн-Гарденс, а сон о нем. Воспоминание. Чувство – неуловимое и мимолетное,
словно траектория гаснущей ракеты. Уистлер верил, что у него есть право на подобный подход.
В противном случае он стал бы фотографом, а не художником.


Разумеется, в 1877-м немногие разделяли его взгляды. Особенно разозлила «падающая ракета»
John Ruskin – художника, писателя, историка живописи и весьма авторитетного арт-критика.





John Ruskin , Автопортрет 1861


Рескин не был ретроградом – он активно поддерживал прерафаэлитов, первых авангардистов Европы, он
открыл современникам Уильяма Тернера, британского художника, прославившегося изображениями стихии,
в особенности, водной, предтеча импрессионистов. Но и у прогрессивности Рескина были границы.


«Я много слышал о бесстыдстве и самомнении кокни,
– писал Рескин в лондонской прессе.
– Но не думал, что мне доведется увидеть, как самодовольный скоморох станет требовать
двести гиней  за то, что плеснул из горшка с краской в лицо публике».


Уистлер не захотел мириться с публичной поркой и подал на Рескина иск за клевету.




James Abbot McNeill Whistler , Автопортрет, Институт искусств в Детройте.


Когда адвокат Рескина спросил в суде, сколько времени Уистлер работал над картиной, тот ответил:
«Два дня».
«И за два дня работы вы хотите получить 200 гиней?!»
- «Нет,

- парировал Уистлер,
- я хочу получить эту плату за знания, которые добывал всю свою жизнь».


Уистлер рассчитывал, что в суде за него вступятся коллеги, но мало кто стал на его сторону – слишком
велик и грозен был авторитет Рескина. Не помогло даже то обстоятельство, что сам критик не явился
на слушание по причине душевного нездоровья (в эти годы у Рескина участились приступы психических
расстройств, и он практически не выходил из дома).


Суд признал Джона Рескина виновным в клевете: в конце концов, Уистлер никого не обливал из горшка с
краской, да и кокни из него - уроженца США - получился так себе. Однако вместо требуемых 1000 фунтов
Уистлер получил символическую компенсацию в четверть пенса. Судебные издержки практически разорили
Джеймса Уистлера, ему пришлось распродавать имущество и объявить себя банкротом. Позднее Джеймс
Уистлер включит воспоминания о тяжбе с Рескином в свою книгу с красноречивым названием
«Изящное искусство заводить врагов».


PS
Тонализм сравнивают с джазом. Потому что и тот, и другой звучат по-американски, потому что одна
несложная тема, один простой цвет разворачиваются здесь бессюжетно, эмоционально, виртуозно,
во множестве оттенков и нюансов. Как клубная импровизация: короткая музыкальная фраза,
перекатывающаяся в бесконечных вариациях.



Источник - artchive.ru

Tags: история одной картины, тонализм
Subscribe
Buy for 20 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments