ngasanova

Вспомнить, подумать...


Previous Entry Share Next Entry
ngasanova

Футбольные истории




Футболист Владимир Набоков


Владимир Владимирович Набоков — известный спортсмен, питомец блестящего Тенишевского училища, известного
своей футбольной школой, затем голкипер Кембриджского Тринити Колледжа и вратарь в одной из русских
команд Берлина. В своих текстах он взял бесчисленное количество мячей, но два раза сам загнал мяч в ворота.
Почти два раза.
В 1922 году писатель переехал в Берлин. Там он стал вратарем одной из русских эмигрантских команд. В 1932
году во время матча с немецким клубом заводских рабочих мяч угодил голкиперу в голову, и, по воспоминаниям
писателя, врачи его «замертво унесли с поля». После травмы футбольная карьера Набокова закончилась






Особое отношение Набокова к вратарству известно:

«Я был помешан на голкиперстве. В России и в латинских странах доблестное искусство вратаря искони
окружено ореолом особого романтизма. …Как предмет трепетного поклонения он соперничает с матадором
и воздушным асом. …Он одинокий орел, он человек-загадка, он последний защитник»

(«Память, говори», 1951–1954).

О вратарях и особом их положении в игре вообще-то пишут часто – скажем, Салман Рушди, искушенный
болельщик, оценивал голкиперство так:

«каждый раз, выходя на поле, они знают, что покинут его либо героями, либо осмеянными шутами».

Самое интересное, что в большинстве эпизодов вратарства Набоков предпочитает своего голкипера сделать и
героем, и осмеянным шутом одновременно — всякий раз снижая величие его победительной позы. Пока набоковский
вратарь защищает последний рубеж, девушка, которая его интересует, уходит с другим.


Три раза Набоков использует фабулу, которую можно грубо описать позднейшим и куда как более простым текстом:

«Я был батальонный разведчик, а он писаришка штабной. Я был за Россию ответчик, а он спал с моею женой»
(Алексей Охрименко).

Так происходит в Football (26 февраля 1920, Кембридж).

«…Увидя мой удар, уверенно-умелый,
спросила ты, следя вращающийся мяч:
знаком ли он тебе — вон тот, в фуфайке белой,
худой, лохматый, как скрипач.
Твой спутник отвечал, что, кажется, я родом
из дикой той страны, где каплет кровь на снег,
и, трубку пососав, заметил мимоходом,
что я — приятный человек.
И дальше вы пошли. Туманясь, удалился
твой голос солнечный. Я видел, как твой друг
последовал, дымя, потом остановился
и трубкой стукнул о каблук».






В «Подвиге» (1930–1932) Мартын Эдельвейс «несколько раз он ловил, согнувшись вдвое, пушечное ядро, несколько
раз взлетал, отражая его кулаком, и сохранил девственность своих ворот до конца игры», и только тогда
увидел, что подвиги его были напрасны: Она ушла раньше и не стала смотреть его последний решающий бросок.

И наконец в «Университетской Поэме» (1927) лирический герой даже не играет сам — он смотрит матч, сидит на
футболе. И почти одновременно с переживанием гола переживает романтическое разочарование. Как если бы, неся
за плечами изгнание, потеряв «свое» место игры, Набоков не мог отделаться от убеждения, что всякий успех
должен быть оплачен поражением.






Вот он — первый набоковский гол:

«Но вот однажды, помню живо,
в начале марта, в день дождливый,
мы на футбольном были с ней
соревнованьи. Понемногу
росла толпа, — отдавит ногу,
пихнет в плечо, — и все тесней
многоголовое кишенье.
С самим собою в соглашенье
я молчаливое вошел:
как только грянет первый гол,
я трону руку Виолеты.
Меж тем, в короткие портки,
в фуфайки пестрые одеты,
уж побежали игроки.

Обычный зритель: из-под кепки
губа брезгливая и крепкий
дымок Виргинии. Но вдруг
разжал он губы, трубку вынул,
еще минута — рот разинул,
еще — и воет. Сотни рук
взвились, победу понукая:
игрок искусный, мяч толкая,
вдоль поля ласточкой стрельнул, —
навстречу двое, — он вильнул,
прорвался, — чистая работа, —
и на бегу издалека
дубленый мяч кладет в ворота
ударом меткого носка.

И тихо протянул я руку,
доверясь внутреннему стуку,
мне повторяющему: тронь...
Я тронул. Я собрался даже
пригнуться, зашептать... Она же
непотеплевшую ладонь
освободила молчаливо,
и прозвучал ее шутливый,
всегдашний голос, легкий смех:


„Вон тот играет хуже всех — все время падает, бедняга...”»





А второй — могучий, ослепительный почти-гол, удар, застывший во времени — родом из «Дара» (1938).
Годунов-Чердынцев разговаривает с Зиной, это первый их серьезный разговор. Они говорят о живописце Романове,
о его картине «Футболист». Перед нами одно из самых сильных описаний изображения в литературе, и одно из
самых сильных описаний футбольного удара. Но — гол не забит. До него осталась секунда. И эта секунда никогда
не минет. Годунов-Чердынцев будет счастлив с Зиной Мерц всю свою жизнь.


«Вы знаете его „Футболиста”? Вот как раз журнал с репродукцией. Потное, бледное, напряженно-оскаленное лицо
игрока во весь рост, собирающегося на полном бегу со страшной силой шутовать по голу. Растрепанные рыжие
волосы, пятно грязи на виске, натянутые мускулы голой шеи. Мятая, промокшая фиолетовая фуфайка, местами
обтягивая стан, низко находит на забрызганные трусики, и на ней видна идущая по некой удивительной диагонали
мощная складка. Он забирает мяч сбоку, подняв одну руку, пятерня широко распялена — соучастница общего
напряжения и порыва. Но главное, конечно, ноги: блестящая белая ляжка, огромное израненное колено, толстые,
темные буцы, распухшие от грязи, бесформенные, а все-таки отмеченные какой-то необыкновенно точной и изящной
силой; чулок сполз на яростной кривой икре, нога ступней влипла в жирную землю, другая собирается ударить —
и как ударить! — по черному, ужасному мячу, и все это на темно-сером фоне, насыщенном дождем и снегом.
Глядящий на эту картину уже слышал свист кожаного снаряда, уже видел отчаянный бросок вратаря».


Источник - gorky.media




Posts from This Journal by “футбол” Tag

  • Футбольные истории

    Футбол от Владимира Высоцкого Вот и закончились футбольные страсти, и напоследок давайте вспомним, что пел и говорил о футболе Владимир…

  • Футбольные истории

    Болельщик Юрий Никулин Любовь к футболу будущему актеру привил его отец — Владимир Никулин. Он собирал книги, посвященные этому популярному…

  • Футбольные истории

    Кто поцелуй срывает С девичьих нежных губ, Кто лучше гол вбивает, Чем наш гохштадтский клуб? Гоална, гоалиа, урр-ра! Товарищеский гол Гашек!…

  • Футбольные истории

    Стадион гудит. Мы встречаем Олешу-писателя и его литературный гол. АНРИ РУССО Игроки в футбол. 1908 Наш игрок много писал о футболе…

  • Футбольные истории

    Подлинный гол Неизвестный художник. Игра в футбол, между 1825 и 1850 Следующий игрок — Валентин Катаев. Гол, который он…

  • Футбольные истории

    Что значит гол в футболе? Бросок камня из пращи; таран, въезжающий в городские ворота; дверь, распахнутая в вестерновский салун; выстрел…


Buy for 20 tokens
Buy promo for minimal price.

?

Log in

No account? Create an account