?

Log in

No account? Create an account

ngasanova

Вспомнить, подумать...


Previous Entry Share Next Entry
ngasanova

«В возрасте дожития»




В определенный момент этот человек замечает, что его родное, единственное и еще вчера такое послушное тело
больше не такое послушное. Человек понимает, какое счастье было его не замечать, и еще понимает что счастье
это покинуло его навсегда. Отныне он внутри машины, которая с каждым днем все настойчивее требует
капремонта, на ближайших станциях техобслуживания очереди, причем бессмысленные, так как запчастей нет и не
будет, да и мастера подразбежались.


За кордоном есть и мастера и некоторые детали, но цены такие, что в случае с машиной вы бы уже плюнули и
купили новую. С телом это, увы, не проходит. Вы читаете про революцию в науке, про выращенные из стволовых
клеток органы, суставы и целые конечности и отчетливо сознаете, что эти чудо-технологии станут достоянием
широких масс аккурат на следующий день после ваших поминок. Загибающийся автомобиль сообщает вам о своих
проблемах стуками, хрипами, мигающими лампочками. Тело беседует с вами с помощью боли. Оно становится в
этом плане таким изобретательным и разнообразным, что порой вызывает искреннее восхищение. И вы с этой
сволочью один на один. Жаловаться бессмысленно — у детей вы будете вызывать раздражение: они просто не
поймут, о чем вы, у них сейчас совсем другие проблемы. Если вы поддерживаете детей деньгами, раздражение
они постараются спрятать. На время. Не все это умеют. Жаловаться товарищу своего возраста тоже глупо — у
него-то как раз те же проблемы и вы в одинаковом положении. К тому же товарищей этих вокруг вас становится
меньше и меньше. И не дай бог пожаловаться человеку старше тебя: он тут же намекнет на разницу в возрасте
и мягко объяснит что по сравнению с ним вы еще в самом начале этого интересного пути. Можно жаловаться
врачам, но мы выяснили,что это как минимум дорого.


А голова? Этот твой домик, внутри которого ты, как тебе казалось, не стареешь и привычно командуешь телом?
Долгое время действительно так и было, и вот кончилось: ты по привычке приказываешь себе легко выпорхнуть
из машины (она у тебя все еще молодежная, спортивная), а тело нескладно выкарабкивается, медленно перенося
вес на ногу, которая, естественно болит. И это еще не основные сюрпризы: то, что ты стал хуже видеть, еще
бог с ним: ты купил красивые очки и они тебе даже идут. Со слухом сложнее: красивых как очки слуховых
аппаратов почему-то нет и тебе кажется, что все окружающие с брезгливым любопытством заглядывают тебе в
уши, которые заткнуты чем-то вроде кусочков пластилина. А без этих затычек ты либо просишь повторить каждую
обращенную к тебе фразу дважды либо сидишь в компании, глупо улыбаясь и делая вид, что слушаешь собеседника,
пока не замечаешь, что он уже давно задает тебе какой-то вопрос, а ты продолжаешь благожелательно кивать.

Память начинает вытворять чудеса: услужливо вынимая из прошлого совершенно не нужные тебе фрагменты (причем
украшенные микроскопическими деталями) она наотрез отказывается работать в коротком бытовом диапазоне, и
скоро твой ежедневный выход из дома разбивается на несколько фаз: вышел — вернулся за очками — вышел —
вернулся за телефоном — искал телефон пока он не зазвонил — вышел — вернулся за ключами от машины. Самое
ужасное то, что ты начинаешь к этому привыкать. Человек быстро привыкает к хорошему.


Ты перестаешь наряжаться. Потому что дизайнеры всего мира шьют для молодых. И на молодых. И ты понимаешь
(хорошо если понимаешь) что узенькие джинсики с нечеловечески низким поясом будут отлично сидеть вот на
том длинном худом, молодом настолько, что он еще и с ориентацией-то не до конца определился, а твое брюшко
повисает над этими джинсиками на манер второго подбородка, с которым у тебя, кстати, тоже проблемы. Можно,
конечно, поискать одежду более взрослую, но она подаст тебя именно тем, кем ты стал так недавно — пожилым
слегка склонным к полноте человеком, и тебе отчаянно не захочется выглядеть самим собой. Результаты этих
мучений известны: либо плюем на все, донашиваем старое (если влезаем), либо последний отчаянный рывок в мир
иллюзий — подкрашенные волосы, совершенно бессмысленные походы в спортзал, диеты, начинающиеся каждое утро
и заканчивающиеся каждый вечер, посильное втягивание живота при приближении объекта женского пола (памяти и
тут хватает минуты на полторы — потом следует неконтролируемый выдох.)


В общем жизнь ваша наполняется совершенно новыми смыслами. И если вы держите эту безостановочную серию
ударов, отлично понимая, что победы не будет и задача в том, чтобы красиво проиграть, если вы не потеряли
способности улыбаться, шутить и иногда даже нравиться женщинам — вы настоящий герой. И заслуживаете
поклонения и памятника.

Вы думаете, я это все о себе? Да прям. Я только приближаюсь к старту.

И иногда наряжаюсь. Как идиот.


Андрей Макаревич




Posts from This Journal by “просто так” Tag

  • Осел в роли художника

    В марте 1912 года в Московском училище живописи, ваяния и зодчества открылась знаменитая выставка авангардистов «Ослиный хвост». Название сразу…

  • Потрясающий дуэт получился

    13-летняя девочка присоединилась к уличному музыканту. Прохожие замерли от восторга! 13-летняя Али Шерлок стала известной, как только…

  • Большой взрыв

    «Краткие ответы на большие вопросы» В момент Большого взрыва начала существовать вся Вселенная, а вместе с ней и пространство. Все…

  • Любимая картина

    От Марселя Пруста Ян Вермеер, Вид Делфта. 1661 В семи томах романа «В поисках утраченного времени» Марсель Пруст…

  • Последняя запись в дневнике

    Вирджиния Вулф Monday, 24 March 1941. 28 марта 1941 года Вирджиния Вулф набила камнями карманы пальто и вошла в реку Оус недалеко от…

  • Черновик письма

    Стендаль в Москве 20 ноября 1812 года, Смоленск Стендаль - Графине Бёньо Черновик письма, отрывок - о Москве до пожара 1812 года: Вид…

  • Просто так...

    Шелковый шатер Она — как в поле шелковый шатер, Под ярким летним солнцем поутру Неудержимо рвущийся в простор И вольно парусящий на ветру.…

  • Просто так...

    Письмо Виты Сэквилл-Уэст Вирджинии Вулф Москва, 31 Января 1927 года Вита Сэквилл-Уэст, английская писательница и близкая подруга…

  • Просто так...

    Надежда Мандельштам о Иосифе Бродском RUSSIA. Moscow. 1967. Nadejda Jakovlevna MANDELSTAM. Фотограф – Инге Морат «Мне…


Buy for 20 tokens
Buy promo for minimal price.

  • 1
ну как тут не поверишь)

  • 1