?

Log in

No account? Create an account

ngasanova

Вспомнить, подумать...


Previous Entry Share Next Entry
ngasanova

Вит Ствош

Очень своеобразный и интересный период в развитии искусства – это переход от средневековья к Ренессансу.
Одним из художников этого периода - творчество которого и явилось выразителем этого перехода средневековья к Возрождению был живописец и гравёр Штос в немецком и польском искусстве.

Штос был родом немец. Его немецкое имя ШТОСС, Фейт (Stoss, Veit), в польском звучании СТВОШ, Вит (Stwosz, Wit)
Он работал на рубеже 15 —16 вв




Вит Ствош прибыл в Краков из Нюрнберга, с которым велась оживленная торговля. По данным источников известно, что в 1477 году он отказался от нюрнбергского гражданства. Ствош много ездил по областям Верхнего Рейна, бывал он в Страсбурге и Вене. Наиболее сильное впечатление на него оказало искусство нидерландских художников, с которыми он встречался во время своих поездок. Ко времени приезда в Краков Ствошу было около тридцати лет. Он был мастером, чутко реагировавшим на те проблемы, которые ставились и решались в произведениях польских художников, относящихся к этому периоду. Творчество Ствоша органично влилось в русло развития польского искусства, которое было связано с переработкой в ренессансном духе реалистических традиций поздней готики. Жизнь польских городов, наблюдение обычаев, характеров горожан — всё это находит отражение в краковских произведениях Ствоша и делает его подлинно польским художником.
Именно в Польше он и создал свое самое значительное произведение, знаменитый алтарь Мариацкого костела (1477—1489) — одно из крупнейших в Европе произведений такого рода.



Вит Ствош. Успение богоматери. Фрагмент. Алтарь Мариацкого костела в Кракове. Раскрашенное дерево. 1477- 1489 гг

Мариацкий костел одно из красивейших творений польской готики. Это трехнефная базилика простых очертаний и строгих форм, сложенная из кирпича. Как во многих польских церквах, алтарная ее часть сильно удлинена. Две высокие асимметричные квадратные башни, разделенные горизонтальными тягами на несколько этажей» высятся по сторонам узкого фасада, прорезанного в центре стрельчатым окном. Очень красива алтарная часть церкви с высокими окнами, в которых сохранились ценнейшие витражи XIV века. Более низкая башня фасада служила колокольней храма, на более высокой находился городской сторожевой пост, откуда неслись звуки трубы, извещавшие горожан об опасности.



Мариацкий костёл в Кракове.

. Трехстворчатый алтарь содержит около 200 деревянных расписанных фигур, исполненных с необыкновенной тщательностью.



Мариацкий алтарь работы Вита Ствоша состоит из центральной части и четырех крыльев. Центральный сюжет венчание Богоматери венцом Владычицы Небесной, а на крыльях изображены двенадцать сцен из ее жизни.



Вит Ствош сам резал из липового дерева скульптуры и детали алтаря, сам расписывал их. Его работа поражает своим реализмом. В ней нет упрощенно-схематических черт, характерных Для искусства средневековья - все детали человеческого тела, пропорции, движение воспроизведены со скрупулезной точностью и, вместе с тем, одухотворены - они живут ...



Вит Стош. Взятие Христа под стражу



Вит Стош. Рождение Христа

В художественно-пластическом решении алтаря видно и следование готической традиции, и гениальное предвосхищение нового, ренессансного, образного языка.



Штос Ф. Фрагмент алтаря костёла Девы Марии (Краков)

Коленопреклоненная, изнемогающая Дева Мария окружена апостолами, каждого из которых скульптор наделил индивидуальным характером.



Вит Ствош. Голова апостола. Фрагмент композиции «Успение богоматери». Раскрашенное дерево. Алтарь Мариацкого костела в Кракове.

Но это люди, существующие в мире возвышенно героических чувств. Драматический накал страстей, выражаемый жестами, позами, бурно развевающимися складками одежд, звучными цветовыми пятнами, подчинен строгой композиционной упорядоченности.



Голова Марии. Фрагмент рельефа «Поклонение волхвов». Алтарь Мариацкого костела в Кракове. Раскрашенное дерево. 1477-1489 гг.

Ясность и уравновешенность в расположении действующих лиц сообщает эмоциональному звучанию сцены торжественность и величие.



Штос Ф. Моление о чаше

Во время фашистской оккупации Кракова алтарь Мариацкого костела был вывезен и спрятан фашистами в подземельях норнбергского замка. В 1946 году его обнаружили и после многолетней реставрации вернули на Прежнее место - в храм.


В Польше Вит Ствош создал также ряд скульптурных надгробий — короля Казимира Ягеллончика в соборе на Вавеле в Кракове (1492—1496)



В надгробии Казимира IV мастер, следуя готической традиции, создал свободно стоящий мраморный саркофаг, на боковых стенках которого помещены рельефы, изображающие представителей разных сословий Польши с гербами польских земель



Надгробие Казимира Ягеллона из гробницы в кафедральном соборе на Вавеле.

На крышке — фигура покоящегося короля.



Фейт Штосс. Надгробие короля Казимира

Саркофаг окружен готическим балдахином. Материалом сооружения послужил красный мрамор с белыми прожилками. Кажется, что болезненно исхудалое лицо усопшего исполнено с натуры. В трактовке его нет ни готического натурализма, ни какой-либо схемы — оно индивидуально и покоряюще "жизненно", хотя и изображен умерший. Пластична и объемна его фигура, облаченная в мантию, ниспадающую крупными складками. Сходны по типу и трактовке и другое надгробие мастера, созданное в Польше архиепископа Збигнева Олесницкого в соборе в Гнезно (1496) и другие произведения, отмеченные, как и алтарь Мариацкого костела, яркой реалистической выразительностью. .

Вернувшись в Нюрнберг, Штосс продолжал работать в тех же жанрах скульптуры, которые он разрабатывал в Польше. Несмотря на сложные перипетии своей жизни, вызванные неудачными финансовыми спекуляциями, мастер не терял жажды творчества. В его искусстве все заметнее проявляются новые тенденции, связанные с формированием стиля Возрождения в Германии. Это сказывается в полнокровности изображения человека, в поисках большей пространственности в рельефных композициях, в появлении новых форм и видов пластики.

Одним из интереснейших творений этого периода является нюрнбергское Благовещение. Фигуры архангела и Девы Марии заключены в овальную раму из розеток и находятся в главном нефе церкви. Ярко раскрашенные, позолоченные и к тому же освещенные многочисленными свечами, они воспринимаются как нечто фантастическое. Вместе с тем в самих образах нет никакой готической мистики и спиритуализма. Величавое достоинство и совершенная красота персонажей придают этому произведению подлинно ренессансное звучание.



Фейт Штосс. Благовещение. 1517—1518. Нюрнберг

В исполненных несколькими годами позже рельефах алтаря для нюрнбергской церкви Спасителя ощущается все больший интерес мастера к передаче пространства. Основная группа центральной сцены Поклонение младенцу Христу решена в нескольких планах, за ней развернут еще и пейзажный фон, в который включены бытовые сцены. Мастер отказывается здесь от обычной для него раскраски дерева, стремясь достичь пространственного единства с помощью разницы в масштабе фигур.



Так, к концу своей художественной деятельности Штосс приближается к созданию ренессансных по духу произведений.
В 1504 г., попавшись в подделке денежного документа, был наказан наложением клейм на обе щеки, в 1505-1506 гг. не раз сидел в тюрьме, но в 1507 г. получил от имп. Максимилиана I прощение и восстановление в своих гражданских правах. Умер в 1533 г., достигнув глубокой старости и ослепнув за несколько лет до смерти.

А вот это стихотворение, написанное Констант Идельфонс Галчинским
кажется мне достойной эпитафией его творчеству.

В мастерской, в саду, что над рекою,
за работой пели столяры;
на закате кончилась работа,
пенье их сменили соловьи.

Вечер плыл жасминным ароматом,
было время птиц, сиянья, сил –
золочёною игрушкой Краков,
в водах Вислы отражённый, плыл.

В этот зной закатный и зелёный
не боялись Бога, и ни Папы,
и звонили, приглашая, звоны –
бедняков - в небесные палаты.

Ночь кончалась лунная, но снова
появлялся мастер, и резьбою
правил руки, волосы и брови
в мастерской большой той, над рекою,

вифлеемские дары и дива,
и наряды, и меха на плечи;
красил щёки бережно Марии,
а мерзавцам образы калечил;

клал он яблочки в злачёном блюде,
выше – звёздочки, чтоб ночи освещались;
сам дивился, чтобы в липовой колоде
столько мира сразу умещалось.

За цветком выписывал цветочек,
млели ландыши в тоскливой ноте!
А апостолам он так приподнял брови,
чтоб смотрели, как на самолёты!

А потом рассвечивал всё золотом,
(хоть украли уж немало унций),
золочёные, сияли холодом
замки, дьяволы, дубы бургундские;

палачей, измаявшихся сифилисом,
словно скрипку, вырезал так нежно;
оком ясным, просто восхитительно,
в них глядел, как в адовую бездну, -

словно бы вокруг виденьем мраковым –
василиски, чудища, вампиры,
словно днём заснул ты, вместо Кракова
тьму Парижа за окном увидя.


Но спеши. Ещё святое древо
здесь должно быть, Анна с Иоахимом,
ещё танец королевский негра,
и та книга, и те балдахины.

Что ж король, - по правде и не знаю,
не пришлось увидеть в жизни мавра –
о, вот червоточина, - а те фигуры сзади,
ангелов одних такая прорва.

И чтоб это всё вращалось ветром,
чёрный бор пронзающим пред бурей, -
что до ангелов, то мне один советник
говорил – я лишнего придумал.

И пошли по городу уж сплетни,
что с балкона мастера, как стая,
ангелы слетают на рассвете,
лютни и оргáны прижимая;

и что лоб пылает, словно факел,
от усилий тех нечеловечьих;
что простого одного поляка
средь своих фигур увековечил.

Лишь фигуры, для себя законной,
не сумел он вырезать лукаво:
куртизанки с поднятым тромбоном –
преходящей и капризной славы.

Buy for 20 tokens
Buy promo for minimal price.

  • 1
(Deleted comment)
Я в Кракове видела в живую, ещё более интересно.

Я также видел это в Кракове (примерно в 1984)

Я также видел это в Кракове (примерно в 1984)
Хорошая подборка - спасибо

Но переходный период я все же для себя ассоциирую с другими людьми
В частности с работами Athanasius Kircher
Многие иллюстрации из его книг советскому читателю знакому по сериям типа ЗАНИМАТЕЛЬНАЯ ... написанным Перельманом (издавались до WW2 и многократно после)



Тонкая работа!)))

интересно, что глаза у скульптур расфокусированы настолько, что кажутся косящими. Но такой образ, по-моему, оправдан, если учесть, что фокус зрения сосредоточен не внутри сферы обзора, то есть привычных рамок внешнего пространства (даже если брать отдаленные воображаемые объекты внешнего мира), а снаружи ее, за границами видимого. Здесь прекрасно показана величина и Величие наблюдаемого ими.

Вы интересно подметили. Вероятно этим подчёркивалась религиозность сюжетов и
образов.

Поправьте, пожалуйста, в статье у Вас идет сначала Вит Ствош, а потом Фейт Штосс, хотя речь об одном и том же человеке )

Там же написано в начале, что немецкое звучание - Фейт,
а польское - Вит. Так что это не ошибка.

  • 1