?

Log in

No account? Create an account

ngasanova

Вспомнить, подумать...


Previous Entry Share Next Entry
ngasanova

Ционглинский, Ян Францевич

«Искусство дается только дерзким, и оно вас делает
несчастным и вместе с тем безумно счастливым»

Ян Ционглинский

В заключении рассказа о русских художниках польского происхождения:

Станислав Юлианович Жуковский
Иосиф Евстафиевич Крачковский
Орловский, Александр Осипович

Ционглинский, Ян Францевич
Ян Ционглиньский (Ционглинский) (польск. Jan Ciągliński) (8 февраля 1858 года в Варшаве — 6 января 1913 года в Санкт-Петербурге) — польский художник, живший в России.




Ционглинский Ян Францевич (автопортрет, 1858-1912)

Ян Ционглинский родился в Варшаве 8 февраля 1858 года, там же окончил гимназию и недолго изучал в университете медицину, а затем естествознание.



Первоначальное художественное образование он получил в мастерской «патриарха польских художников» Войцеха Герсона, польского художник-реалиста и писателя. Профессор искусств (1872-1896гг.). Основной темой его произведений были горные пейзажи, городские зарисовки, историческая живопись.




Wojciech_Gerson

С 1879 года поселился и навсегда остался жить в Санкт-Петербурге, в 1879-1885 годах учился в Императорской Академии художеств. В 1894 году продолжил учёбу в Париже.

В двадцатилетнем возрасте он приехал в Петербург, вскоре поступил в Императорскую Академию художеств и после ее окончания со званием классного художника первой степени очень быстро прославился среди современников как талантливый профессор. Ционглинский навсегда остался жить в Петербурге.




В 1889 году за картину «Овечья купель» Ционглинский получает звание художника, через два года он - профессор, с 1906 года - академик.

Поляк по происхождению, Ян Ционглинский прожил зрелую часть жизни за пределами родины и считался русским живописцем.
Заслужил высокое признание в художественном мире Петербурга рубежа XIX–XX веков. Современникам запомнился яркий образ блестящего пана, всегда экзальтированного, захлебывающегося в восторге перед искусством, гипнотизирующего окружающих хотя плохою, но приподнятою русской речью.




Слепая, 1899—1910

Согласно свидетельству брата Ционглинского, в 1885 году, сразу после окончания Академии, Ян вернулся в Варшаву, но, как оказалось, совсем ненадолго. Спустя несколько дней он получил телеграмму от одного из своих коллег из Петербурга, в которой сообщалось о том, что приехавший из Москвы купец Устинов после осмотра академической выставки пожелал заказать Ционглинскому написать свой портрет за вознаграждение в 1000 рублей. Тогда Ян принял решение вернуться в Петербург и выполнить предложенный заказ. Он обосновался в небольшой мастерской на Литейном проспекте (в 1889 году художник занимал только две комнаты на самом верхнем этаже, а в конце 1903 года — уже пять комнат, в которой жил и работал в течение 27 лет. Весной 1912 года (чуть больше чем за полгода до смерти) он переехал в новую квартиру в Академию, которая была предоставлена ему вместе с мастерской как академику и действительному члену ИАХ.




Мастерская Яна Ционглинского на Литейном проспекте. Начало 1900-х годов. Национальный музей в Варшаве.

Мастерская, а фактически школа-студия живописи Ционглинского на Литейном «обратилась в самую многолюдную мастерскую Петербурга. Общество учеников было самое разнообразное; преобладало польское.
Быть в мастерской Ционглинского значило быть на грани всех современных знаний и понятий в искусстве, как за границей, так и у нас. Там всегда было многолюдно: начинающие художники работали, сидя на опрокинутых табуретках, ящиках для холстов или просто на полу, и в то же самое время «Ян Францевич давал объяснения своим ученикам на русском, польском, французском, итальянском языках и слегка на немецком».




Ян Ционглинский. Пианистка. 1910. Холст, масло. Городской музей им. Бартошевичей в Лодзи.

Часть мастерской занимал рояль, на котором во время занятий Ционглинский играл Шопена, Шумана или Листа, потому что считал, что музыка способствует восприятию самых тонких красочных оттенков. «Ян Францевич получил скудное музыкальное образование, но, страстно любя музыку, упорным трудом добился того, что мог играть наизусть Вагнера и Бетховена» и он также «чувствовал, реально ощущал воздействие музыки на учеников и как бы “подстегивал” звуками воображение молодых художников». Обучая рисунку и живописи, Ционглинский «проводил аналогию с законами гармонии в музыке, с красотой поэтического слога, с точностью математического расчета. Это был человек широко образованный, всем увлекавшийся, в особенности музыкой».

Основную часть творческого наследия Ционглинского составляет большое количество ярких пейзажных этюдов. Не проходило года без того, чтобы он не совершил очередное интересное путешествие: он побывал несколько раз в Италии, Испании и Центральной Европе, а также в Турции, Марокко, Палестине, Египте, Греции, Индии, Тунисе и других странах.




Площадь св. Марка в Венеции, 1894

Критики считали Ционглиньского одним из убеждённых последователей идей импрессионизма.
Петербужский живописец с сердцем Шопена

Критика:
«с исторической точки зрения Ционглинский первый у нас и совершенно самобытный импрессионист, явление поразительное. Правда, в самой крови и натуре его была закваска совсем иной культуры».

«В глубине своих задач он был близок Серову, но в своих путях постижения и передачи природы во многом антиподом ему, может быть, в силу различия художественных темпераментов. У Ционглинского также широко были открыты глаза на бесконечную трудность живописи, но он хотел брать вдохновенной интуицией, ему чужда была та железная выработанность, которая дается не ремесленной усидчивостью, а глубоко художественной борьбой с трудностями достижения»




1905 Чайная роза

«С возрастающей энергией он дает впечатление растущей мощи. Не манипуляцией правоверного импрессионизма, с которым его мазок часто не согласен, но большими массами, большими пятнами, с искусной экономией средств, с удивительной уверенностью прикосновения он переносит на холст свои зрительные впечатления».

Его называли «первым русским импрессионистом», и польские критики отмечали, что «такая похвальная оценка чужих историков лучше всего определяет место Яна Ционглинского в русском искусстве и наполняет нас чувством удовлетворения, что этого достиг поляк».




Ян Ционглинский. Харджуй-базар. Бухара. 1912. Холст, масло. ГРМ.

Младший современник Ционглинского А.Н.Бенуа отмечал:

«он «говорил об искусстве много и красно, он имел очень правильные и меткие суждения, он горел неподдельным огнем к искусству. В этом заключалось главное основание того, почему он приобрел себе славу превосходного преподавателя, будившего в юных сердцах энтузиазм».

Многие работы Ционглинского 1880–1890-х годов действительно можно назвать импрессионистическими. Однако как портретист Ционглинский, находясь под влиянием новых веяний в искусстве 1890–1900-х годов, постоянно экспериментировал в живописи, на рубеже 1890–1900-х годов в его творчестве появились черты нового стиля — модерна. Увлеченный поиском собственного средства выражения, он открывал «тайны красок», в его работах стал особенно ощутим живописный темперамент, который выражался в смелой и широкой манере письма.



Я. Ф. Ционглинский. Портрет М. Ф. Ромер. 1892.

Ционглинский:
«Отрешитесь от предмета. Предмет есть маленькая величина, а пятно — бесконечная»;
«Предмет есть ничто, но пятно есть восторг и божество».
«Мою концепцию — переложение натуры на язык пятен — может быть поймут только через пятьдесят лет»


. А любовь Ционглинского к музыке и театру положила начало его общению с музыкантами, композиторами, певцами и артистами, и также побудила к созданию портретов выдающихся деятелей музыкальной культуры.

В 1897 году Ционглинский написал портрет польского пианиста и композитора Иосифа Гофмана (Национальный музей в Кракове).




Ян Ционглинский. Портрет И.Гофмана. 1897. Холст, масло. Национальный музей в Кракове.

С талантливым молодым пианистом Ционглинский мог познакомиться на концертах, которые пользовались широкой популярностью и вызывали большой ажиотаж в Петербурге. Иосиф Гофман, ученик М.Мошковского и А.Г.Рубинштейна, с 1898 года жил в США, тем не менее с 1896 по 1913 год он почти ежегодно гастролировал в России
«Он совсем еще мальчик, ему не более 20 лет; но какое мастерство, какое художественное чувство — это изумительно. Он так поэтично и тонко сыграл Шопена, что я был в каком-то забытьи…»




Ян Ционглинский. Портрет И.Гофмана. 1912. Холст, масло. Национальный музей в Варшаве

Второй, более поздний, портрет Иосифа Гофмана за роялем изначально принадлежал самому музыканту. Выражая индивидуальные черты внешности и характера модели, Ционглинский стремился ассоциативно передать «видимую» музыку и заставить «звучать» живопись.
«Музыкой в исполнении Гофмана можно было только наслаждаться — «это была истинная поэзия»».

Ционглинский восторженно относился к творчеству Шопена: известно, что он любил играть его этюды и пассажи.




Ян Ционглинский. Портрет Ф.Шопена («Scherzo H-moll»). 1909–1910. Холст, масло. Национальный музей в Варшаве

К 1910 году, когда отмечалось столетие со дня рождения Шопена, Ционглинский исполнил его идеализированный портрет, который получил название «Scherzo H-moll» Полная покоя и неподвижности, строгая поза Шопена контрастирует с неспокойным фоном, где угадываются какие-то всполохи, бушующая стихия.

В том же 1910 году Ционглинский написал портрет польского пианиста и композитора Леопольда Годовского, который прославился исключительным техническим мастерством. Художник представил Годовского в профиль в момент игры на рояле. Вероятно, на создание портрета Годовского Ционглинского вдохновило прекрасное исполнение музыки Шопена, восторженным поклонником которого он являлся. Портрет также выполнен в технике широкого, мощного, свободного письма.




Ян Ционглинский. Портрет Л.Годовского. 1911. Холст, масло. Национальный музей в Кракове

Портрет Гофмана 1912 года был последним произведением Ционглинского. Брат художника Юзеф Ционглинский вспоминал, что Ян заболел во время концерта Иосифа Гофмана (в ноябре 1912 года), но он нашел в себе силы, чтобы продолжать работу, и закончил портрет. Мастер скончался через пять недель (6 января 1913 года по новому стилю)

На отпевании Яна Ционглинского в католической церкви Святой Екатерины на Невском проспекте исполнялся «Реквием» Верди.

Осенью 1913 года Гофман снова давал концерт в Петербурге. Юзеф Ционглинский писал, что после смерти брата на следующий день он прочитал в газете «Речь»:
«Он [И.Гофман] начал концерт с марша Шопена. Все поняли, что этим маршем он прощается со своим почившим другом художником Ционглинским, все встали со своих мест и выслушали марш стоя».




Ян Ционглинский. Начало 1910-х годов

. Последней волей Ционглинского была передача в Польшу всех его работ, и после 1922 года большая часть наследия мастера была распределена между музеями Польши и современной Украины. В России находятся лишь те работы, которые были переданы в музеи из частных русских собраний или приобретены с выставок.




Однако в наследии Ционглинского остается много произведений, местонахождение которых до сих пор остается неизвестным.

. Источник Наше наследие


Buy for 20 tokens
Buy promo for minimal price.