?

Log in

No account? Create an account

ngasanova

Вспомнить, подумать...


Previous Entry Share Next Entry
ngasanova

Баку, которого нет.

В Баку , в 1925-1926 годах, было построено здание Русско-Персидской Ярмарки




Появлению этого здания предшествовали бурные исторические процессы в истории отношений Ирана и России.



Ещё в 1907 году между было подписано русско-британское соглашение, которое разделило сферы влияния России и Великобритании в Иране, или тогда Персией, между севером и югом. Когда началась первая мировая война, Иран некоторое время оставался нейтральным, пока в войну ни вступила Турция. Турция вторглась в Иран – и тут же русские и британские войска вступили тоже в Иран. Турция вынуждена была отступить. А войска союзников находились там до конца войны.
Временное правительство в России продолжило сотрудничество с Великобританией в Иране.

Но вот свершилась Октябрьская революция и был подписан брест-литовский договор. По нему были аннулированы все прежние царские договора и Советская Россия торжественно заявила об отказе капитуляции и отдала правительству Ирана всю имевшуюся там российскую собственность.
Однако правительство Ирана не очень расслаблялось, ожидая притока революционных идей из России, но всё-таки признало Советскую Россию в декабре 1918 года.

Признать-то признала, а вот советской дипломатической миссию во главе с И.И.Коломийцевым аккредитации не дала – продолжал там свою миссию российский посол фон Эттер.

Тут началась борьба большевиков, турок, британце, бакинских коммисаров – в общем целая история, вплоть до создания на севере Ирана социалистической республики - «Гилянской республики» (1921 г.), которую Россия вначале даже очень поддерживала. Здесь отметился и Раскольников, который впоследствии очень не уважал Сталина.
Там действовал международный большевистский авантюрист Яков Григорьевич Блюмкин, он входил в правительство «Гилянской республики». Да, тот самый , который убил Мирбаха. И который дружил с Есениным и Маяковским, и который был близок вообще с тогдашним бомондом литературным.
Что интересно – министром культуры там был Велимир Хлебников.

Видите, персы, вот я иду
По Синвату к вам.
Мост ветров подо мной.
Я Гушедар-мах,
Я Гушедар-мах, пророк
Века сего и несу в руке
Фрашокёрети (мир будущего).
Ныне, если целуются девушка и юноша, —
Это Матия и Матиян, первые вставшие
Из каменных гробов прошлого.
Я Вогу Мано — благая мысль.
Я Аша Вбгиста — лучшая справедливость.
Я Кшатра Вайрия — обетованное царство.
Клянемся волосами Гурриэт эль Айн,
Клянемся золотыми устами Заратустры —
Персия будет советской страной.
Так говорит пророк!


А Блюмкин получил партийный билет за номер 2 , как член Иранской коммунистической партии. Кто имел билет за номером 1 , история умалчивает.
Вообще все эти события носят авантюрно – приключенческую окраску и были бы интересны в отдельной теме.

Но авантюры и предательства ещё никто не отменял и 20 сентября 1920 года на
Пленуме ЦК РКП (б) приняли решение окончательно отказаться от какой-либо помощи
Гилянской республике и вступить в переговоры с Тегераном о заключении договора

26 февраля 1921 г. договор о дружбе был подписан.

В целом советско-иранские отношения были урегулированы на советских условиях.
Советская Россия получила право вводить свои войска в Иран в случае возникновения опасности для ее собственных границ или территории ее союзников. В мае 1921 г. из Ирана были выведены британские войска.

С июня по сентябрь 1921 года советские войска были выведены из Гиляна. К концу 1921 г. прекратила свое существование и «Гилянская республика», разгромленная иранскими правительственными войсками. из Ирана были высланы британские советники.

По законам жанра там где начинается дружба должна развиваться и торговля.

Весной 1922 года зародилась идея устройства в Баку как центральном городе региона ярмарки. И уже 6 июня того же года Союзный совет Закавказских республик постановил:
«...Предложить всем объединенным комиссариатам оказывать всяческое содействие свободному ввозу товаров на Бакинскую ярмарку и свободному вывозу товаров в Персию во время функционирования ярмарки по удостоверениям ярмарочного комитета...»
Еще через два месяца,17 августа, появляется постановление Баксовета:
«...ассигновать ярмарочному комитету 25 миллиардов рублей на расходы по ярмарке...»

Полномочный представитель Персии обращается «Ко всему персидскому купечеству»:

«15 сентября в Баку открывается ярмарка, которая продолжится полтора месяца.
Закавказские советские власти готовы принять и установить дружественные отношения с персидским народом и укрепить торговые связи с персидским купечеством, организуя по примеру блестяще проходящей Нижегородской ярмарки большую ярмарку в Баку.
Приезд купцов на ярмарку свободен. Отправка товаров персидского происхождения также свободна и производится без разрешения органов Внешторга...
Пошлины и транзит так же льготные, как и по отношению к Нижегородской ярмарке.
Полномочное представительство выражает уверенность, что персидское купечество в стремлении установить тесные торговые связи с закавказскими советскими торговыми кругами живо откликнется на приглашение закавказских властей принять широкое участие в ярмарке».

За 1922 г. на ярмарке перебывало немногим более полмиллиона пудов товара (в том числе из Персии — 30%).
Было представлено всего около 30 персидских фирм, или же 20% всех участников. Обороты ярмарки были минимальные — 1 641 120 золотых рублей, причем на долю персидских товаров пришлось около 40% всех продаж. И почти половина проданных товаров осела в Баку. Остальная была вывезена частью в Персию, частью — в центры России и Украины.

Было решено провести ярмарку и в 1923 году, к ней заранее уже были сделаны серьезные приготовления.
Приказ наркома Внешторга установил безлицензионный ввоз и вывоз почти всех товаров, охватывающих русско-персидскую торговлю. Этим же постановлением Бакинская ярмарка была переименована во Всесоюзную.

Ее результат в 1923 году значительно превзошел предыдущий: объем продаж составил 4 774 820 золотых рублей.

С каждым годом Бакинская ярмарка росла и все больше набирала силу.
На ней были представлены почти все крупные потребительские и промышленные районы нашего Союза. Даже далекая Сибирь и Урал весьма активно участвовали на ярмарке в качестве покупателей, ряд персидских купцов, никогда не бывших на ярмарке, весьма активно участвовали в таковой.
Бакинская ярмарка располагалась в помещениях новой таможни вблизи Черного города и вокзала.
Насколько ее расположение не отвечало интересам массового посещения публикой, настолько она была удобна для подвоза и разгрузки товаров.

Летом 1925 года Совнарком Азербайджанской ССР вынес решение о начале сооружения здания Бакинской ярмарки.




В 1929 году состоялась 7-я Всесоюзная Бакинская ярмарка.

Комитет готовился к проведению очередной, уже 8-й ярмарки, когда 25 января 1930 года поступило распоряжение Управления внешней торговли Наркомторга СССР:
«Решением правительственных органов ярмарки отменяются. В связи с этим необходимо прекратить подготовку к Бакинской ярмарке...»

А что в это время происходило в Иране?

В 1925 г. в Иране произошел очередной переворот: династия Каджаров была низложена, а премьер-министр Реза-хан был провозглашен новым шахом под именем Реза-шаха Пехлеви. Курс нового монарха предусматривал устранение из Ирана всякого иностранного влияния и укрепление международных позиций страны.
Иран постепенно отдалялся от СССР и Великобритании, а образовывавшийся вакуум заполнялся Германией.
Германия оттеснила Советский Союз с положения главного внешнеторгового партнера Ирана.
Реза-шах в 30-х гг. стал отходить в своей внешней политике от добрососедских отношений с Советским Союзом, что и привело к резкому уменьшению товарооборота и закрытию русско персидской ярмарки в Баку.

Но здание спроектированное азербайджанским архитектором российского происхождения Николаем Георгиевичем Баевым осталось украшать город.




БАЕВ Николай Георгиевич

Баев родился в городе Астрахане в 1878 году. Окончил Петербургский институт гражданских инженеров в 1901 году

Служил главным инженером Бакинской городской управы (1911-1918 г.г.) ,
главный инженер Бакстроя Наркомпроса АзССР (1921 – 1925 г.г.),
главный инженер Азсельстроя (1929 - 1930г.г.)
Член Союза Архитекторов с 1942 года.

Н. Баев оставил свой след в архитектуре города Баку. Достаточно отметить одну из главных его работ -




это в 1910-1911 годах построенный оперный театр. Стиль здания – модерн начала XX столетия. Баев, используя элементы декора, создал орнаментальные вставки, витражи, применил сочетание кирпичной кладки с гладкими завершениями, украшенными глубокими рельефами.




Сабунчинский вокзал – 1929 год

И, конечно то здание, о котором мы рассказываем – это здание русско персидской ярмарки




В создании барельефов на фасаде этого здания приняла участие замечательная азербайджанская художница украинского происхождения - Елизавета Трипольская




Трипольская Елизавета Илларионовна родилась 19(31) ноября 1881 года в селе Опошня Полтавской губернии в семье богатых помещиков имевших владения в Опошне и Зенькове.

С серебряной медалью оканчивает училище в Полтаве.
Ё учителем был Василий Алексеевич Волков.
А дальше, с 1897 года, продолжила изучать искусство пластики в мастерских скульпторов Л. Шервуда, В. Беклемишева, Р. Баха; в Петербургской художественной школе Общества поощрения художников. А в 1903 году художница уже принимает участие в художественной выставке в Полтаве.




Затем она едет в Париж, где продолжает обучение в студии Н. Аронсона и в мастерской Вьежаля (1906 – 1907 гг.), где обучается искусству обработки мрамора. После возвращения, вдохновенная, она в 1907 году создает модель девушки-украинки и красавца-водяного для фонтана перед зданием Полтавского земства.

Елизавета Трипольская работает с различными материалами – мрамор, терракот.
Её скульптуры стали настоящими событиями художественной жизни Украины того времени.
Произведения Трипольской экспонируются на Первой выставке Общества деятелей украинского пластического искусства в Киеве.




В 1920-х годах Елизавета Илларионовна была командирована в Баку. С 1922 года она уже постоянно проживает в столице Азербайджана, где выполняет барельефы и горельефы „Земледелие”, „Музыка”, „Прометей”, „Наука” для столичных интерьеров Академии Наук Азербайджанской ССР; фигуру рабочего к памятнику 26-ти бакинским комиссарам в Баку (1923 г., не сохранился).
Вот некоторые её работы:







Афганка

Скульптор с 1928 года была членом Союза художников Азербайджана.
Умерла Елизавета Трипольская в Баку в 1958 году.

И так здание перестало выполнять свои функции и, вероятно, уже в начале тридцатых было принято решение использовать его как чулочно прядильную фабрику.
Когда был создан чулочно-прядильный комбинат, я, к сожелению данных не нашла.
В народе эта фабрика получила название «дунькина фабрика». Там работали в основном приезжие женщины из России и Украины.
Да, были в Азербайджане и гастарбайтеры в то время. Не всегда из Азербайджана ехали в Россию – было и наоборот.
Специальные вербовщики ездили по маленьким городам России и Украины и вербовали работников.
После войны жизнь была не сладкая и люди ехали в солнечные края с надеждой устроить свою судьбу. Многие и оставались в Баку навсегда.

И вот теперь «дунькина фабрика» снесена




И на её месте построено вот это чудо из стекла и бетона




Кто архитектор – неизвестно широкой публике, да и нужно ли это знать. Главное известно, что это здание построила вроде бы английская фирма "Масе" по последнему слову техники – магазины, гаражи, бассейны и т.д.
Может так и надо!

Использованы материалы сайта
Наш Баку – история Баку и бакинцев



Buy for 20 tokens
Buy promo for minimal price.

  • 1
О, мой дед всю жизнь проработал на этом комбинате! Недавно он как раз интересовался че там с ним теперь стало, так я и стал искать про него информацию. Спасибо за интересный исторический обзор)

Edited at 2016-04-07 04:13 pm (UTC)

Спасибо Вам, показали мне свой сайт, для меня интересный, понравился


Здравствуйте.
Собственно, мне тоже интересна история старого Баку.
Я там родился и жил до 40-лет. Такшто о культурном наследии за последние лет 60 я более-менее в курсе...
Меня интересует конкретный персонаж: польская певица/музыкантша, гастролировшая в Баку где-то в 30-тых годах
с собственным кабинетным роялем, затерянным в застенках НКВД, после её ареста и высылки...
Мои поиски не дали результата. Как-то это, возможно, связано с фамилией Растропович...
Буду благодарен за помощь.
С уважением,
Константин

тел. 8-926-220-69-05
e-mail. kk_mti@mail.ru

PS На "bakupages" меня многие знают под ником "chechako"... Но я там редко бываю... На Парапете...

К сожалению никогда даже не слышала о такой. Я смотрела материалы по арестованым в Баку
во время советской власти, начиная даже с конца двадцатых годов, но такой не встречала, такие характеристики бы заострили внимание - певица, полька...Я в баку.ру тоже редко захожу - у меня там есть пара заметок, о реприсированных по моему тоже была.

Что касется "дунькиной фабрики", то мне известна только одна, та, что стояла перед Гагаринским мостом в Чёрный город. Я называл это сооружение "хашный цех", поскольку через окна через решётку проглядывались очень аппетитные ножки... И не я это придумал. А за этим зданием наискосок находился хладокомбинат, где я доставал торты из мороженого на 8 марта и "сухой лёд", для совсем других мероприятий...
Ещё был ткацкий цех напротив метро 26 коммисаров на 2-этаже, кажется... Там моя бабушка работала в 30-40-вых. Так он загорелся первым. Потом сгорел Дом Офицеров...
И никто почему-то не вспоминает табачную фабрику на Басина. Там стоял такой табачный дух, что голова кружилась...
Щас там голова кружится от мемориала и сарая им. Г. Алиева. А ведь ещё на моей памяти эта улица была улицей мастёров-ремесленников-труженников...
И трамваи там ходили....

Цех на 26-ти да, был, ещё когда вместо метро там был садик с эстрадой, где летом выступал
театр оперетты, русской. А напротив был цех, чуть дальше на один квартал в сторону садика.
В доме офицеров пожар был уже позже, где-то в 80-х кажется.
А меня Басина почему-то не очень радует какая она была - может экзотическая, конечно, но уж больно загажена и захламлена. Трамвая сейчас вообще нет. Сарай там конечно не блещет архитектурой, и банк тоже, можно было сделать приличнее - но хоть зелень и чисто. Ведь Басина была как помойка, а не улица. - грязные разные здания и лавчонки со всяким барахлом. Да, конечно там можно было всё что угодно починить , от башмаков, кастрюль, до телевизоров и т.д.

Ещё хорошо бы вспомнить Юзефа Плошко, архитектора, построившего польский костёл, на месте которого потом построили ДК Дзержинского, куда я ходил на Новогднюю ёлку...

У меня есть пост и про костел, и про здание клуба Дзержинского, их история. Надо поискать.

Ещё хорошо бы вспомнить Юзефа Плошко, архитектора, построившего польский костёл, на месте которого потом построили ДК Дзержинского, куда я ходил на Новогднюю ёлку...

Николай Георгиевич Баев (Никогайос Геворкович Баев; арм. Նիկողայոս Գևորգի Բաև, 6 октября 1875, Астрахань – 5 августа 1949, Ереван) — российский и советский архитектор, в основном работавший в Баку и в Ереване.
"Азербайджанский архитектор российского происхождения")))))))))))) Лгать тоже надо грамотно.

А мне всё равно какой национальности был Баев. Главное, что он любил Азербайджан и Баку.
Иначе бы он не построил для нашего города настолько прекрасные здания.
Поэтому с полным правом его можно назвать азербайджанским архитектором.

  • 1