Надежда Гасанова (ngasanova) wrote,
Надежда Гасанова
ngasanova

Category:

Три исскуства

Однажды три друга заспорили, что такое искусство и в чем верх искусства.

Один сказал

Другой сказал:


- Этой философии я не понимаю. Вселенский Дух, мировое движение - все это не для моей скромной головы.
Для меня искусство неотделимо от аудитории; то, чего никто не видит и не слышит, не есть для меня
искусство. Искусство есть то, что движет сердцами людей; и потому верх искусства для меня
- человеческая речь. Если бы меня накануне рождения спросили, каким я хочу быть художником, я бы сказал:
хочу быть оратором.




Помните вы описание оратора у Гейне, в письме из Англии? Оно изумительно. Только одна деталь мешает:
его оратор маленькой, невзрачный человек. Это нехорошо. Греки не пустили бы его на кафедру. Оратор
должен быть Каlоs 'agathos, рослый, статный, мужественный, плечистый, широкобородый, с голосом, в
котором звучали бы все ноты - от шелеста ветерка по трав до грохотов обвала. Он всходит на трибуну
лениво, апатично, на лице усталость, веки полуопущены; первые слова его неловки, негладки, полны запинок,
и лишь понемногу он оживляется и овладевает вопросом. Он анализирует и критикует. Он логичен, корректен
и сух; он приводит факты, сопоставляет цифры, напоминаете, уличаете; он очень обстоятелен и даже
немного скучен. Но постепенно в его критик начинают прорываться саркастические нотки; сначала одна
безобидная шутка, потом другая - несколько едче, третья совсем уже злая, и вдруг перед вами совершенно
новый человек: он уже не рассуждает - он издевается. Он за ухо, двумя пальцами, переводит своего противника
из одного смешного положения в другое; он обнажает абсурды, которые скрыты в тезисах противника, он
двумя мастерскими штрихами шаржирует его слабые стороны, и каждая фраза его упирается в хохот собрата.
И тогда вдруг обрывается насмешка - мгновение паузы - и вдруг перед вами третий человек, человек великого
гнева. Он не рассуждает больше, он больше не шутит - он негодует. Низкий голос его глухо и подавленно
рокочет, словно поток, который еще не вырвался; и вдруг поток раздирает скалы и низвергается всей своей
дикою массой на головы обреченных; тогда низкий голос берет себе полную волю и гремит над собранием,
заставляя плечи ежиться и волосы на полулысых макушках шевелиться. И долго грохочет он, обрушивая
через равные промежутки тяжкие, гулкие удары, на которые снизу толпа в экстазе, почти в беспамятстве
отзывается взрывами рукоплесканий, топота и воя, - пока не ослабеют постепенно страшные раскаты и
не заиграет из-за туч радуга примирения. Новый, четвертый человек стоит на трибуне: муж доброй надежды.
Он забыл сарказм и горечь, и гнев: он верит в светлое завтра. Как орган в хороший праздник, так звучит
теперь глубокий голос - "голос, шуму вод подобный", вешних вод; и трели жаворонка, и шорох почек, и незримый
рост травы, и вся гамма весны слышится в нем, и так кончается речь… Впрочем, у Гейне это лучше описано,
советую прочесть.




Ждем, что скажет третий

Tags: искусство
Subscribe

Buy for 20 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments