Надежда Гасанова (ngasanova) wrote,
Надежда Гасанова
ngasanova

Category:

В живописи и литературе - Александр III, ч.3

В живописи и литературе - Александр III, ч.1
В живописи и литературе - Александр III, ч.2




Иван Николаевич Крамской.
«Портрет Александра III».
1886.



Ему повезло - он любил жену (редчайший случай в династии Романовых!).
В окружении дядей и братьев, средь которых процветали самые гнусные
формы разврата, Александр III сумел сохранить здоровое мужское нутро.
Говорили, что царь вообще однолюб.


В дневнике он заполнил страницу непорочным описанием своей первой
брачной ночи. И - никаких оргий! Страшный пьяница, он не устраивал
гомерических попоек, а надирался втихомолку. Начальник его охраны,
генерал Петр Черевин, по совместительству исполнял должность и царского
собутыльника… Поэты демократического лагеря даже восхваляли
императора за явную скромность:


Матку-правду говоря, гатчинский затворник
Очень плох в роли царя, но зато не ёрник.
Хоть умом и не горазд, но не азиатец -
Не великий педераст, как Сережа-братец.


Мария Федоровна до старости была неутомимой танцоркой. Император сидел
на балах в уголочке, издали наблюдая, как веселится красивая жена, и, не видя
конца ее пляскам, он потихоньку выкручивал «пробки» - дворец погружался
во мрак. Женщина с большой волей и выдержкой, Мария сумела подобрать
отмычки к сердцу грубияна-мужа. Вполне счастливая в браке, она произвела
на свет трех сыновей - Николая, Георгия и Михаила (Ники, Жоржа и Мишку).
Старшего царь порол как сидорову козу, среднего поднимал за уши, показывая
ему Кронштадт на седьмом небе, а младшего… младшего он и пальцем не
тронул, хотя частенько грозился:

- Мишка, ты не шали, иначе я дам тебе дёру!

Мария Федоровна приехала в Россию, везя в своем багаже запасы лютейшей
ненависти к бисмарковской Германии, и этих запасов хватило на всю ее долгую
жизнь. Она страдала за свою маленькую отчизну, на которую в 1864 году напали
немцы, отнявшие Шлезвиг-Голштинию, и датская принцесса, став русской
императрицей, уже никогда этого не простила. Под сильным влиянием жены
Александр III мстительно затирал людей с немецкими фамилиями, двигая по
«Табели о рангах» всяких Ивановых, Петровых и Николаевых. Настала пора
бурной русификации всего чужеродного, что было усвоено прежними императорами.
Вдруг исчезли усы и бакенбарды. Подражая неприхотливому властелину,
генералы и министры России буйно зарастали густопсовыми бородищами.
Чем пышнее была растительность, тем больше было шансов выказать себя
отчаянным патриотом. На русский же лад заново переобмундировали и армию.
Солдат при Александре III получил удобную и легкую гимнастерку. Офицерский
корпус принарядили в шаровары и сапоги бутылками, появились высокие
мерлушковые папахи генералов и шинели упрощенного образца с двумя рядами
пуговиц… Перед нами исторический парадокс: сын и внук германофилов
стал отчаянным русофилом!


Валентин Пикуль. «Нечистая сила».




Николай Густавович Шильдер.
«Портрет Александра III».



Александр II, один на один ходивший с рогатиной на медведя, передал Геркулесову
силищу и сыну: Александр III шутя разрывал колоду игральных карт, в его кулаке
бронзовые пепельницы сминались в комок. Но могучий организм царя уже подточила
ежедневная выпивка, отчего ускорилось перерождение почек. Доказывать царю, что
ему нельзя пить, было бесполезно, и потому врачи в основном обращались к его жене,
чтобы она исключила из меню все «горячительные» напитки. Мария Федоровна вино
со стола убрала, к обеду подавались квасы и вода Таицких ключей.


- Маша!
- клянчил царь.
- Ну, хоть стопочку… Лишь один гвардейский «тычок» в день могу я себе позволить?
- Ни одного «тычка»! И не смотри на своего Черевина…


Бравый алкоголик Черевин, потеряв такого сопитуху, каким был царь, уже не нашел
себе места в жизни, уехав за границу, он в меланхолии застрелился. Но перед смертью
о своих фокусах с царем успел поведать профессору физики П. Н. Лебедеву,
записавшему его рассказ:
«Мы с его величеством дураками не были. Заказали сапоги с такими голенищами,
куда входила плоская фляжка. Почти целая бутылка коньяку! На двоих у нас четыре
ноги - выходит, четыре бутылки. Царица подле нас - глаз не сводит. Мы сидим,
будто паиньки. Трезвые! Отошла она, мы переглянемся - раз, два, три! - вытащим
фляги из сапог, пососем и опять сидим. Царю ужасно такая забава нравилась.
Вроде игры.

И называлась она у нас так:
„Голь на выдумки хитра“. Хитра ли голь, Петя?
- спрашивает меня царь.
Ну, до чего ж хитра, говорю. Раз, два, три - и сосем!
Императрица никак не поймет, с чего мы налакались. А его величество уже на
спинке барахтается, визжит от восторга и лапками болтает… Да,
- заключил Черевин,
- были люди в наше время, когда весенний первый гром, не то, что нынешнее
племя в тумане моря голубом!»


Здоровье царя ухудшилось, из Москвы был зван знаменитый доктор Захарьин,
который заявил, что брайтонова болезнь нуждается в климате острова Корфу.


Валентин Пикуль. «Нечистая сила».




П. П. Заболоцкий.
«Император Александр III».
1889.



Слухи о болезни Александра III уже просочились в народ, русское общество стало
неясно грезить о том, что престолонаследник свернет Россию с реакционного курса
своего упрямого и вечно нетрезвого родителя. Император же продолжал жить так,
будто никакого нефрита у него нет, а его почки — это железные насосы, способные
денно и нощно перекачивать от одного отверстия до фанов другого литры коньяку,
водки и шампанского…
Ради охоты (скорее по семейной традиции) он отправился осенью в Беловежскую пущу.


Текли холодные дожди. Мария Федоровна сильно простыла, получив в бок острый
lumbago.
— Сашка, хватит тебе стрелять, едем греться в Ливадию! Врачи настаивали,
что надо ехать на остров Корфу.

— Нет уж! — отвечал царь. — Если помирать, так дома…


Романовы и громадная их свита, радостно волнуясь, плотно забили вагоны поезда
и 18 сентября направились на юг — к солнцу, к теплому морю, к виноградникам,
в Ливадию!
Они разместились в Малом дворце, созданном вычурным зодчим Монигетти.
Небольшие комнаты вполне устраивали Александра III; окно в спальне с видом на
море было открыто. Вдали, испытывая механизмы, утюжил воду тяжкий броненосец
«Двенадцать Апостолов». Император громадной тушей расплылся в креслах,
а Мария Федоровна неразлучно сидела с ним рядом. В паркет их супружеской
спальни были вделаны две старые татарские подковы.


— Одну нашла я, а другую нашел ты… Стерлась наша жизнь, Саша, как и эти
подковы. Говорила же я тебе — не пей!


«Двенадцать Апостолов» проплыли мимо Ливадии, над печальным морем еще
долго клубился темно-бурый дым скверно перегоревших углей. Молодежь шумно
веселилась внизу двора. Ники с Ксенией играл на фортеплясах, ездил в Массандру
пробовать вина, а на ферме в Эриклике поглощал кефиры и простокваши.
Пять светил медицины неотлучно дежурили возле кресла больного императора.


Валентин Пикуль. «Нечистая сила».




Франц Рубо.
«Смотр войск Александром III».
1893.



Борки стали знамениты катастрофой царского поезда в 1888 году. Поезд сошел с
рельсов, упал под насыпь, и несколько человек были изувечены, и среди них
знаменитая впоследствии Вырубова. Царя и его семью хранил Бог: сдвинулись
стены вагона, удержали крышу, и никто из их величеств и высочеств не пострадал.
Говорили, правда, что от беды спас семейство сам царь Александр, удержал крышу
на своей могучей спине, потому никого и не ушибло. Может, было и то, и другое,
сначала помогли стены, потом сила царя: он гнул пальцами медные пятаки.


Катастрофа в Борках оказалась счастливой не только для царского, спасшегося от
гибели, семейства, но и для Витте. За несколько месяцев до катастрофы Сергей
Юлиевич ехал в царском поезде от Ровно до Фастова. Поезд шел с очень большой
скоростью, и Витте представил министру путей сообщения адмиралу Посьету
доклад, требуя замедлить движение на целых три часа.
Доказательства Витте были следующие: погонный фут русских рельсов весит
22—24 фунта против 28—30 заграничных, шпалы на дорогах России деревянные,
за границей — металлические, балласт песочный, за границей — щебенка.


Расписание изменили, но Александр III был очень рассержен, он сказал Витте:
— Я на других дорогах езжу, и никто мне не уменьшает скорость, а на вашей
дороге нельзя ехать просто потому, что ваша дорога жидовская.

(Дорогу строил И. С. Блиох. — В. Б.)

Такое же недовольство высказал и министр Посьет. Ему Витте ответил, и царь этот
ответ слышал:

— Знаете, ваше высокопревосходительство,
— сказал Сергей Юлиевич,
— пускай другие делают, что хотят, а я государю голову ломать не буду,
потому что кончится это тем, что вы такой ездой государю голову сломаете.


Витте как в воду глядел.
На обратном пути из Ялты царский поезд, очень тяжелый, ведомый двумя
товарными паровозами, выбил рельс возле станции Борки.
Теперь, в 1894 году, в этом городке Харьковской губернии освящали церковь и
часовню, построенные во спасение семьи государя. Серову был заказан групповой
портрет «Александр III с семьей».


Владислав Бахревский. Савва Мамонтов. «Наш современник» №6 1996 год.



Tags: Российская империя, история
Subscribe

Posts from This Journal “история” Tag

Buy for 20 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments