Надежда Гасанова (ngasanova) wrote,
Надежда Гасанова
ngasanova

Category:

В живописи и литературе - Александр I, ч.1

В живописи и литературе - Александр III




«Портрет великого князя Александра Павловича в детстве».


АЛЕКСАНДР I (12.12.1777-19.11.1825 гг.) – российский император с 12 марта 1801 г.,
старший сын Павла I, внук Екатерины II.


С детства Александр оказался втянутым в дворцовую интригу, инициатором которой была Екатерина II. Императрица
предполагала сделать Александра наследником престола в обход Павла. Она лично занималась его воспитанием.
Наставником Александра был сторонник просветительских идей, убежденный республиканец Ф. П. Лагарп. Русскую
словесность и историю ему преподавал министр иностранных дел М. Н. Муравьев, естественные науки – П. С. Паллас,
военное дело – военный министр А. А. Аракчеев.
Взрослея, Александр понемногу выходил из-под влияния своей венценосной бабки. Он подолгу гостил в Гатчине у
своего отца, с увлечением занимался военным делом. Необходимость поддерживать отношения с отцом и бабкой,
ненавидящими друг друга, воспитала в Александре скрытность и гибкость ума – черты, характерные в будущем
для его политики.

В 1793 г. по настоянию Екатерины II Александр женился на баденской принцессе Луизе, нареченной в православии
Елизаветой Алексеевной. Этот брак оказался бездетным.

В 1796 г. Екатерина II скончалась, так и не успев передать трон внуку. Императором стал Павел Петрович. Александр
занимал много ответственных постов – военного губернатора Петербурга, шефа лейб-гвардии Семеновского полка,
инспектора кавалерии и пехоты, а несколько позже – председателя военного департамента Сената. Вокруг Александра
сложился кружок молодых аристократов, мечтавших о конституции и отмене крепостного права. В него входили
известные люди того времени – П. А. Строганов, В. П. Кочубей, Н. Н. Новосильцев, А. Чарторыйский.
В ночь с 11 на 12 марта 1801 г. группа заговорщиков, недовольных правлением Павла I, устроила дворцовый переворот.
Император был убит, и никто из убийц не был наказан.
Александр вступил на престол. Он имел уже сложившиеся взгляды, определенные планы во внутренней и внешней
политике и был полон реформаторского энтузиазма. Молодой император хотел ввести конституцию, отменить
крепостное право, разработать новые законы. Кружок молодых аристократов превратился в Негласный комитет,
в котором обсуждали и решали все государственные дела. 20 февраля 1803 г. Александр подписал Указ «О вольных
хлебопашцах», по которому предполагалось постепенно освобождать крестьян от крепостного права по их
обоюдному согласию с помещиками…


«Школьная энциклопедия». Москва, «ОЛМА-ПРЕСС Образование». 2003 год.




Неизвестный художник.
«Великий князь Александр Павлович ребёнком».
Конец XVIII века.



После рождения первого наследника Екатерина поступила так же, как когда-то сделала ее собственная свекровь:
новорожденный 12-го декабря 1777 года Александр Павлович был изъят из покоев сына и невестки и обеспечен
заботами самой императрицы. Причина была не только в том, что Екатерина сомневалась в педагогических
способностях сына и невестки – это сомнение понятно: сын научит своего сына устраивать военные поселения,
а невестка – есть за четверых. Главная причина была в самой Екатерине: не имея возможности изменить что-либо
в характере сына, воспитанного чужими людьми, она надеялась вырастить Александра Павловича идеальным
монархом – по своему образу и подобию. Внук Екатерины в мужеском облике должен был воспроизводить на
троне ум, прозорливость, решительность и прочие доблести бабки. Тогда верили в силу разумного слова и
целенаправленного воспитания и мало принимали в расчет наследственные факторы.

Поэтому Александр Павлович был немедленно после рождения изолирован от дурного родительского влияния,
и Екатерина лично стала обеспечивать его возрастание, исходным пунктом которого стало воспоминание о том,
как по-бабьи растила Павла Елисавета Петровна: как его закутывали в несколько слоев одеял, как он прел от
жара перетопленных комнат, как поэтому, выросши, простужался от пустячных сквозняков и сделался наконец
хил здоровьем и робок душой, – словом, Екатерина твердо знала, как нельзя воспитывать детей, и поэтому с
самых первых дней жизни Александра Павловича растила его прямо противоположно тому, как растила ее сына
Елисавета Петровна.

Александра Павловича баюкали под гром пушечной пальбы – чтоб дитя закалилось бесстрашием; в комнате,
где почивал Александр Павлович, соблюдалась прохлада, а самого Александра Павловича велено было
накрывать лишь легкими покрывалами – чтоб дитя закалилось доброздравием. И проч., и проч., и проч.

Екатерина растила царя полумира, владыку Евразии, героя Вселенной: недаром имя ему было дано не столько
в память Александра Невского, сколько в честь Александра Македонского – под стать победоносным маршам
бабушкиной империи. «Если родители не помешают, мой Александр вырастет выдающейся персоной», – обещала
она (Екатерина – барону Гримму 28 марта 1784 // Сб. РИО. Т. 23. С. 298). Наверное, уже тогда Екатерина задумала
новый переворот – сделать внука своим наследником вместо сына.


Алексей Песков. «Павел I».




«Великий князь Павел Петрович с супругой Марией Фёдоровной и детьми Александром и Константином».
Из книги «Трехсотлетие Дома Романовых. 1613 – 1913.».



Сто один пушечный выстрел возвестил новость жителям Петербурга. Воинственному грому пушек вторил радостный
перезвон колоколов. Придворные поэты во главе с Державиным наперегонки бросились к своим пюпитрам, дабы
воспеть появление «новой звезды», «юного орла» в небе России. Через восемь дней в большой церкви Зимнего дворца
новорожденного окрестили и нарекли Александром в честь святого благоверного князя Александра Невского,
разгромившего полчища шведов и рыцарей Ливонского ордена. Александр – пока еще сморщенный, кричащий комочек,
а бабушка уже видит в нем российского самодержца, продолжателя ее великих дел, которым дивится вся Европа.
Если понадобится, она отберет корону у сына и объявит своим наследником старшего внука, характер которого вылепит
на свой лад. Господь благословит династическую перемену, предпринятую ею из благородных побуждений на благо
России. Отстранив родителей, которым не под силу воспитать будущего монарха, она вырастит ребенка сама, по своим
собственным правилам. Вместо колыбели – металлическая кроватка с кожаным тюфячком; вокруг кроватки – ограждение,
что не позволяет приблизиться к младенцу. Не более двух зажженных свечей в комнате, чтобы воздух оставался чистым.
Кормилица – жена молодого садовника из Царского Села: врачи поручились за ее цветущее здоровье и избыток молока.

Гувернантка – генеральша Софья Ивановна Бенкендорф, няня – англичанка Прасковья Ивановна Гесслер, женщина
опрятная и энергичная. «Господин Александр», «будущий венценосец», как величает его Екатерина в своих письмах,
спит в помещении с открытыми окнами, чтобы привыкнуть к шуму, и ежедневно принимает холодную ванну в комнате,
где температура не превышает 15°. Екатерина вникает во все детали этого спартанского воспитания. Она разбирается
в законах наследственности и убеждена, что строгим режимом и упорством можно выковать человека, на голову
превосходящего себе подобных. «Он, – сообщает она Гримму по-французски, – никогда не простужается, он крепкий,
крупный и жизнерадостный».
И несколько месяцев спустя: «Господин Александр с тех пор, как появился на свет, не доставляет нам ни малейшего
беспокойства… Этот царевич здоров – вот и все Вы говорите, что ему предстоит выбрать, кому подражать: герою
(Александру Македонскому) или святому (Александру Невскому). Вы, по-видимому, не знаете, что наш святой был
героем. Он был мужественным воином, твердым правителем и удачливым политиком и превосходил всех остальных
удельных князей, своих современников… Итак, я согласна, что у господина Александра есть лишь один выбор, и от
его личных дарований зависит, на какую он вступит стезю – святости или героизма. Во всяком случае, он всегда будет
прехорошеньким мальчиком».

Когда ребенку исполняется несколько месяцев, она велит приносить его к себе в кабинет и умиляется, наблюдая, как
он играет на ковре. Ее взгляд, отрываясь от бумаг, с нежностью обращается на объект всех ее надежд. Она сама
мастерит для него игрушки, вырезает картинки, кроит особенно удобное платьице, которое «легко надевается и
застегивается сзади». Она очень гордится этим платьицем и посылает выкройки шведскому королю и прусскому
принцу. Ее письма Гримму полны подробностей о занятиях и успехах «божественного младенца»: «Он прекрасен,
как ангел»… «У него преумные глазки»… «Я делаю из него чудесного мальчугана».

Анри Труайя. Александр I. Северный сфинкс».





Елена Доведова.
«Екатерина II с внуком Александром».



Когда Александру исполняется шесть лет, а Константину пять, Екатерина удаляет нянек и гувернанток и
передает воспитание мальчиков мужчинам.


Анри Труайя. «Александр I. Северный сфинкс».




Фёдор Степанович Рокотов.
«Портрет великого князя Александра Павловича в детстве».
Начало 1780-х.
Государственный Русский музей, Санкт-Петербург.



Впоследствии Екатерина допустит одну важную ошибку, стоившую нашей истории многолетнего продления
павловского вахт-парадного режима: когда Александр и Константин выросли и женились, она, решив, что
плоды ее просвещения неистребимы, дозволила им бывать у отца, и они, быстро приучившись к военным
порядкам Гатчины, полюбили поэтику военных смотров и в краткое время сделались истинными Павловичами.

Алексей Песков. «Павел I».





Джеймс Уокер.
«Портреты детей Павла I: Александра, Константина, Александры, Елены, Марии и Екатерины».
1790.
Эрмитаж, Санкт-Петербург.



Протасов тайком заносит в дневник наблюдения над доверенным ему питомцем: «Замечается в Александре Павловиче
много остроумия и способностей, но совершенная лень и нерадение узнавать о вещах, и не только чтоб желать ведать
о внутреннем положении дел, кои бы требовали некоторого посилия в познании, но даже удаление читать публичные
ведомости и знать о происходящем в Европе. То есть действует в нем одно желание веселиться и быть в покое и
праздности! Дурное положение для человека его состояния».
Беспечность, беззаботность и жажда удовольствий – не главные недостатки этого юноши, выпестованного августейшей
бабушкой и дюжиной наставников. Взрослея, он все яснее понимает, что ему нужно научиться искусно обходить
подводные камни того фальшивого мира, в котором он вынужден жить. Чистосердечие не в его натуре, а здесь, в этом
мире – он очень рано это осознает – оно бы погубило его. Этим блестящим суетным двором правят ложь, тайные
интриги, годами копившаяся ненависть. Не желая наживать врагов, он всем улыбается, приветливо соглашается с
самыми противоположными мнениями, льстит тем, кому хотел бы надавать пощечин.

Анри Труайя. «Александр I. Северный сфинкс».




Tags: Российская империя, история
Subscribe

Posts from This Journal “история” Tag

Buy for 20 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments