?

Log in

No account? Create an account

ngasanova

Вспомнить, подумать...


Previous Entry Share Flag Next Entry
ngasanova

Трудности немецкого перевода.

Из рассказов журналиста - международника и дипломата Александра Бовина.
"Трудности немецкого перевода".

Дело происходило в Германии еще в советские времена. Середина восьмидесятых, разгар эмиграции. Все, кто может - едут. Куда - не важно. Где примут - там и дом. В Германии эмигранты со всего бывшего Союза сбивались в лагеря беженцев, внешне - что-то вроде пересыльного лагеря. Прежде, чем выйти из этой резервации и легально ступить на немецкую землю, надо было предстать перед немецкой иммиграционной службой и пройти собеседование. Главное, четко и правдоподобно обосновать причину, по которой ты оказался на святой немецкой земле.



<<Дойчланд, дойчланд юбер аллес...>> Необходимо было попасть в три категории граждан. Ты - немец. Тут без вопросов. Ты - еврей. С натяжкой, но тоже понятно. Перед евреями надо извиняться. Ты - лицо, которое преследуется на родине. Тогда можешь не быть ни евреем , ни немцем, но доказать преследования - обязан. И доказательства должны быть такими, чтобы комар носа не подточил. Чтобы ни один арийский тип с нордическим характером не мог ни в чем усомниться. По лагерю то и дело пролетали версии и слухи, под кого из униженных и оскорбленных лучше <<косить>>. Баптисты! Иеговисты! Сексуальные меньшинства! Учите текст!

По такому случаю в один из лагерей беженцев привезли русскую переводчицу (практически все <<немцы>>- неофиты были, что называется, нихт ферштейн). Вызванный на допрос оказался немолодым кавказцем из какого-то совсем уж горного аула. С ним - тихая, молчаливая жена, вся в черном, и куча деток - мал мала меньше.

Полицейский без всякого выражения на лице задает постным голосом обязательный вопрос:
-Почему ваша семья решила перебраться в Германию?
Кавказский человек заученно отвечает:
-Прэслэдуют!
-Причина? - продолжает свое дело полиция.
Дядька напрягается, как бы что-то вспоминая. Усиленно шевелит мохнатыми бровями и по-кавказски гордо выдает:
-Мы ...эта...как его ...гомосексисты!
Переводчица честно переводит, давясь от смеха.
Полицейский прекращает свою писанину и первый раз с интересом поднимает глаза на присутствующих. Обведя глазами все семейство, он четко, как и положено по уставу, уточняет:
-А дети ?
Кавказец, довольный и радостный от того, что все так хорошо пошло, подтверждает:
-Канэшна, дорогой, дэти тоже!
Охреневший полицейский в изумлении молвит:
- Вас хабэн зи гезагт?! Что Вы сказали?? Вы уверены?
- Вах,- обижается будущий дойчланд-гражданин, - как так - не уверен, сто процент - уверен! Им от нас все по гэнам пэрэшло!

Переводчица уже подыхает, но работает. А что делать-то?
Полицейский после такого пояснения закашливается и роняет на пол ручку.
Кавказский человек чует, как будто что-то неладное, и по-тихому шепчет переводчице:
-Дэвушка, дочка, скажи ему, чтобы лучше поверил: нэ все детки, толка два. Трэтий - малэнький совсем, еще нэ научился.

Переводчица начинает рыдать в голос. Тем не менее, между всхлипами, кое - как переводит. После чего немецкий мент тоже едва сдерживает спазмы. Но писать надо. Протокол есть протокол. И он по-военному, как того требует устав, пишет: <<Младший еще не научился>>.

Горец видит какое-то странное всеобщее возбуждение и понимая, что это последний шанс, который никак нельзя упускать, обращается к переводчице:
- Дочка, слишиш, эсли я что нэ так говорю, ты скажи за меня. Ты знаишь, как надо. Я все падпишу, мамой клянусь. В долгу нэ останусь - дэньги ест, все ест. В лагере говорили: иди, скажи, что ты этот...гомосэксуальщик или как его там, тогда оставят. А я нэ знаю, што это ваабще такой?

Но переводчица переводить уже не может. У нее истерика. И тогда будущий немецкий бюргер сам вступается за свои гражданские права.
- А што, дарагой, э? Зачем нэ вериш? - пламенно обращается он к иммиграционной службе. - И я - гомосексист, и жена моя ... Мой атец гомосексист, мой дед тоже был гомосексист! Ми все потомственные гомосексисты ...

Чем закончилось дело - история умалчивает. Не исключено, что семейство осталось в Германии - пускать корни на святой земле немецких "предков".


promo nemihail 20:00, вчера 116
Buy for 30 tokens
Как в Аэрофлоте продолбали все полимеры. Фото: Яндекс Картинки Меня, как и многих, до глубины души затронула история с котом Виктором, которому запретили лететь в салоне вместе с его хозяином. Аэрофлоту, конечно, виднее, но я поражаюсь, как пиарщики этой компании бездарно продолбали…

  • 1

Трудности немецкого перевода.

Пользователь andreysst сослался на вашу запись в записи «Трудности немецкого перевода.» в контексте: [...] Оригинал взят у в Трудности немецкого перевода. [...]

  • 1