Надежда Гасанова (ngasanova) wrote,
Надежда Гасанова
ngasanova

Categories:

Тегеран-2012 | Информационно-аналитический портал ПРОФИЛЬ | PROFILE.RU

Тегеран-2012 | Информационно-аналитический портал ПРОФИЛЬ | PROFILE.RU

280600




Как сегодня живет Иран, о войне против которого говорят везде - и в Европе, и на Ближнем Востоке? И боятся ли иранцы вторжения извне?



Когда тебя вызывает начальник и таким добрым, мягким голосом говорит: "Тут у нас наметилась командировка в Иран, поедешь?" - мозг начинает судорожно вспоминать все, что знаешь о Ближнем Востоке: пустыни, верблюды, женщины в парандже и бородатые дядьки с автоматами. Не самое приятное путешествие, наверное, но ты все равно говоришь: "Да". Правда, в аэропорту думаешь: "Эх, зря поленились бронежилет взять". Но уже поздно - посадка на рейс "Москва - Тегеран" окончена...
Что известно об Иране среднестатистическому россиянину? Греко-персидские войны, погибший от рук фанатиков Грибоедов, взявший власть в свои руки мрачный аятолла Хомейни и закутанные во все черное угнетенные женщины Востока. Правда, в Тегеране "женский миф" разрушается. Да, без платка на голове на улицу здесь выйти нельзя - заберут в полицию и оштрафуют. Да, многие действительно ходят в черной чадре. Но стоит посмотреть по сторонам, и видишь их - персидских красавиц с ярким макияжем, с пирсингом в носу, с крашенными в блонд волосами и прозрачными платками, чудом удерживающимися где-то на макушке. В иранской гостелерадиокомпании нас ждет еще один сюрприз: Насрин Дехешвар - иранская женщина-начальник, руководитель департамента международных отношений. Правда, она-то как раз в черной до пола чадре, но управляет коллективом из нескольких десятков мужчин. "В семье все решается просто: если муж видит, что женщина хочет работать и, главное, что у нее это получается, - никогда не станет держать ее дома", - поясняет Насрин.
Западному корреспонденту в Иране самостоятельно работать нельзя. Как только ты прилетаешь в эту страну, сразу же попадаешь в дружелюбные, но крепкие объятья "Агентства по работе с иностранными журналистами". Контора эта государственная и явно дружит со спецслужбами. Управляющий - мистер Камаль Тахери - сразу объявляет цены за услуги: 250 евро в сутки. Только после оплаты его секретарша пишет письмо, в котором объясняется, кто мы такие и что собираемся снимать в Тегеране. Без этой бумаги на улицах города никакие журналистские удостоверения не помогут - бдительные граждане сдадут в ближайший полицейский участок. К телекамерам на улицах здесь относятся очень подозрительно. Заветное письмо нам в руки не отдают: все дни, вплоть до отлета, оно хранится у переводчика. И вот на пятый день пребывания в стране, видимо, убедившись в нашей благонадежности, нас приглашают на главное религиозное действо страны - пятничную молитву.
Как это ни странно, но по пятницам, то есть в самый святой для мусульман день, здесь молятся не в мечетях, а в Тегеранском университете. На этот счет в Иране даже есть политический анекдот, который, конечно, рассказывают шепотом. "Приводят иностранца на пятничную молитву в университет. Он посмотрел на это действо и спрашивает: "А студенты где?" - "Студенты в тюрьмах". - "А где же тогда воры и убийцы?" - "Но ведь кому-то надо управлять страной!" На пятничную молитву в особо торжественные дни собирается по несколько сот тысяч человек. На входе - строжайший досмотр, ведь обычно в первых рядах верующих - министры, генералы, члены правительства, иногда приезжает и сам президент Ахмадинежад. Дальше, за цепочкой охранников, - люди попроще. Некоторые с плакатами, на которых написано: "Смерть Америке" и "Смерть Израилю". Пятничная молитва в Тегеране - это не просто собрание верующих, это своего рода еженедельная политинформация. Мулла подробно рассказывает, почему нужно помогать братьям по вере в Сирии и в Палестине и, наоборот, бороться с происками Саудовской Аравии и Бахрейна. "Главное зло, конечно, от Америки, но и на империалистов у нас управа найдется", - примерно так говорит он. И с криками "Смерть США!" молитва заканчивается. В это время женщины молятся в отдельном помещении, и разговоры со священниками у них свои, женские. "С нами о политике не говорили, только о том, как себя вести, что всегда надо ходить в платке и, главное, что в фильмах женщины тоже должны выглядеть прилично", - после пяти минут уговоров и, конечно, с разрешения своего мужа рассказывает нам одна из женщин.
Что делают иранцы после молитвы весь оставшийся выходной день, для нас так и осталось загадкой. На взгляд иностранца, Тегеран совсем не богат развлечениями. Во-первых, конечно, здесь запрещен алкоголь. Запрет этот абсолютный. Спиртные напитки нельзя в страну ввозить, их не продают ни в барах дорогих гостиниц, где живут иностранцы, ни в люксовых ресторанах. Ходит слух, что негласно пить алкоголь, а женщинам ходить без платков можно в Армянском клубе. Армянская диаспора - одна из самых больших в стране, а два армянина-христианина даже выбраны членами меджлиса - иранского парламента. Но встреча с работником армянского посольства в Тегеране рассеивает последние надежды: культурно выпивать теперь запрещено и им. Мало того: алкоголь почти невозможно провезти в дипломатических грузах - контроль за этим особенно усилился в последние два года.
Нет никакой возможности расслабиться и в гостиничном номере. Телевизор принимает несколько десятков программ, из них примерно половина - богословские, а остальные показывают или японские мультфильмы, или английский футбол. Удивительно, но при этом канал CNN - в открытом доступе. Правительство позволяет иранцам узнавать мнение мира об их стране, но запрещает рассказывать миру об Иране. Доступ в социальные сети - под жестким контролем. При попытке зайти на Twitter или Facebook браузер автоматически переводит запрос на картинки с иранской природой или старинной архитектурой. Некоторое время назад закрыли и сеть ВКонтакте. А вот Skype и "Одноклассники" почему-то работают: видимо, в них власти не видят угрозы исламской республике.
Иран - очень молодая страна, и, конечно, здесь много студентов. Тегеранский университет - самый крупный и политически активный. Его студенты сыграли большую роль и в революции 1979 года, и в недавних протестах против президента Ахмадинежада. Но светское образование - не единственный путь в жизнь. В последние годы среди иранских абитуриентов все большей популярностью пользуется Исламский университет. На его территории сразу чувствуешь: это место серьезное. Кругом - черные флаги: страна отмечает очередную годовщину гибели дочери пророка Мухаммеда Фатимы. В аудиториях пусто - все студенты на молитве в мечети. Но там понимаешь, что люди в этом возрасте одинаковы по всему миру: кто-то в первых рядах истово кладет поклоны, а кто-то на галерке переписывается с друзьями по телефону. Несмотря на название, выпускники Исламского университета необязательно становятся священнослужителями. Здесь учат на экономистов и юристов. С одним таким экономистом удалось поговорить, и вот взгляд исламского специалиста на мировой финансовый кризис и на пути выхода из него: "Все проблемы мира от того, что люди забыли заветы Аллаха. Надо смешать мудрость Корана с экономической теорией - вот тогда получится идеальный мир. Именно этому нас здесь учат".
То ли оттого, что Коран и Адам Смит все-таки плохо сочетаются, то ли оттого, что Иран в последние годы находится в жесткой блокаде со стороны Запада, но с экономикой здесь и вправду не все ладно. Ощущаешь это, когда по прилете меняешь доллары на риалы. В стране существуют два курса: в государственных банках один доллар равен 12 тыс. риалов, а в частных обменных пунктах за него дадут уже 19 тыс. Поменять риалы обратно на мировую валюту иностранцу нельзя - надо тратить все в стране. Получить деньги из-за рубежа или снять с пластиковой карточки тоже нельзя. Международные платежные системы здесь отсутствуют, а многочисленные банкоматы на улицах выдают деньги, только если пользоваться иранской кредиткой. Для тех, кто нуждается в валюте, выход один: "афганская почта". Так здесь называют хитрую денежную операцию. Допустим, вы в Москве отдаете кому-то из иранской общины 1000 евро, а его знакомый вам в Тегеране передает уже 950. Пятипроцентная комиссия - вознаграждение за труды. А простые иранцы борются с инфляцией на Эмире - старейшем в Тегеране и крупнейшем в мире базаре. Знаменитые ювелирные ряды рынка - сейчас самое оживленное место. Как нам говорят, золото за последние несколько месяцев подорожало в два раза, но с прилавков его все равно сметают. У молодоженов особенной популярностью пользуются золотые монетки. Их название можно перевести как "Весна Свободы". Перед браком мужчина и женщина заключают договор: сколько таких монеток муж должен будет выплатить своей жене в случае развода. Например, по одной за килограмм веса. Такое вложение денег персидских женщин вполне устраивает.
Все дни пребывания в Тегеране мы пытались найти хоть какие-то признаки надвигающейся войны. Конечно, здесь все знают, что несколько авианосцев США вот уже два-три месяца как обосновались в Персидском заливе и что Израиль не скрывает своих намерений силой решить иранскую ядерную проблему. Но если тревога и есть, внешне она никак не проявляется. Здесь даже полицейские на улицах не носят оружия. Никаких блокпостов, усиленных патрулей или светомаскировки. Наоборот, по вечерам по всему городу загораются отличные ориентиры - минареты мечетей, верхушка знаменитой тегеранской телевышки (кстати, четвертая по высоте в мире), а на западе столицы всеми огнями переливается огромный Монумент Свободы, построенный из исфаханского мрамора в честь 2500-летия Персидской империи. Древняя страна, где люди уже выращивали пшеницу, когда в Европе только-только научились охотиться, знает себе цену. Местные жители ко всем разговорам о войне относятся спокойно. "Мы не Ирак и не Афганистан. Здесь американская тактика бомбардировок с воздуха не пройдет. У нас сильные войска ПВО, есть ракеты, а очень многие мужчины прошли через войну и знают, что такое убивать врага" - примерно так здесь заканчивается любой разговор о войне. К слову, культ погибших в ирано-иракской войне (кстати, самой кровопролитной в мире после окончания Второй мировой войны) здесь можно сравнить с культом героев Великой Отечественной войны в России. Именами "шахидов" - так здесь зовут погибших в том противостоянии - называют улицы, их портреты на каждом шагу. Почти 80-миллионная держава сдаваться Западу не собирается…
Tags: Иран, политика, суббота
Subscribe
Buy for 20 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment