?

Log in

No account? Create an account

ngasanova

Вспомнить, подумать...


Previous Entry Share Next Entry
ngasanova

Софья Васильевна Фёдорова

«Дни так летучи, ночи так светлы,
Но мучает тоска, не отпуская,
Хотела бы молиться, не могу,
Тревожно на сердце, а хочется покоя!»
(с)

Софья Васильевна Фёдорова (1879 - 1963) — выдающаяся балерина московской классической школы.



Софья Васильевна Фёдорова происходила из цыганской семьи. Глава семьи Василий Фёдорович Фёдоров был московским ремесленником-медником.
Детей было трое: старшая — Софья, еще дочь Ольга и сын Михаил.



Отец Василий Фёдорович скоро умер, мать Анна Михайловна осталась с тремя малолетними детьми. Помог служивший в Большом театре родственник, устроив всех троих детей на полный пансион в Императорское московское театральное училище. Дети попали на балетное отделение. Софья окончила курс в 1899 году, младшая сестра Ольга — в 1901 году экстерном

Все трое Фёдоровых стали артистами балета.




Мужем Софьи Васильевны Фёдоровой стал известный оперный певец и режиссер оперных спектаклей Пётр Сергеевич Оленин.

После окончания московского театрального училища при императорских театрах Софья Фёдорова в 1899 году была принята в балетную труппу императорского Большого театра, и где по традициям времени стала выступать под артистическим псевдонимом Фёдорова 2-я.

Слава пришла неожиданно. В 1900 году ей пришлось срочно заменить заболевшую Е. В. Гельцер в партии Мерседес в «Дон Кихоте» Людвига Минкуса. Выступление прошло с большим успехом, молодая балерина была замечена и зрителями, и критиками.
Софья Фёдорова очень быстро стала балериной I класса, а затем и «примой»



К этому периоду на неё обратил внимание балетмейстер А. А. Горский.
«Горский ставил для Фёдоровой испанские танцы, которые приводили зал в экстаз».
Её стихией был характерный танец.



Евгений Гольцман :

«В жизни Фёдорова производила впечатление худенького и немощного существа, скромного одетого и довольно неряшливого. На сцене в нее словно вселялся бес, она своим неистовством заражала всю труппу. У нее была довольно слабая техника. Ей трудно было танцевать классические роли, но она была несравненной драматической актрисой».



Поэт Вячеслав Иванов писал:

«У Федоровой два лика. Один внешний, часто повторяющийся в ее выступлениях, почти тот, за кого ее многие привыкли считать. Это Федорова скачущая, необычайно экспрессивная - в танцах египетских, индийских, цыганских, испанских. Но нужно сказать прямо - это не настоящая Федорова ... Это ее официальная дань современному балету. Дневная Федорова, скрывающая свою тайну. Есть другая Федорова. Почти неподвижная, как бы дремлющая. Но там, в глубине, вспыхивают какие-то зарницы, молнии пробегают во мраке. Чуть заметные движения. Всем своим обликом она будит смутное, тайное воспоминание. И вдруг, догадываясь, испуганный, я восклицаю:

О, страшных песен сих не пой
Про древний хаос, про родимый!


И не в состоянии сопротивляться, отдаюсь ее обаянию.Связанные стихии, скрытые за обычной жизнью умеет развязывать эта заклинательница. Ее область - темная мистика души» .



В 1909—1913 годах Софья Федорова, продолжая службу в императорском Большом театре в Москве, несколько раз принимала участие в балетных «Русских сезонах» С. П. Дягилева в Париже, где к тому времени уже работал её брат Михаил Фёдоров. Там же она провела несколько балетов в хореографии М. М. Фокина, в балете «Вакханалия» танцевала совместно с женой прославленного балетмейстера Верой Фокиной.



Париж с первого же ее выступления был полностью покорен московской танцовщицей. И Дягилев приглашал ее и в следующие сезоны.

В 1913 году она впервые станцевала Жизель в одноименном балете Адольфа Адана. Эта партия стала роковой для балерины. Сцену сумасшествия своей героини, актриса, наделенная особой чуткостью, неуравновешенностью и огромным даром перевоплощения, проводила столь искренне, что критика отмечала уход от театральной пластики к натуралистичности. Вскоре врачи констатировали у неё серьёзное нервное расстройство, предвестник скорого психического заболевания.



Евгений Гольцман :

«8 октября 1913 года театральный врач отметил у Фёдоровой бессонницу, головокружение, упадок сил, повышенную возбудимость: „Раздражительность, впечатлительность, скорая утомляемость, быстрая, резкая смена в настроении — от полной вялости и апатии с обильными слезами до повышенного бодрого, живого состояния духа“».



В 1917 году закончился срок контракта балерины с дирекцией Большого театра, но она ещё продолжала изредка появляться на сцене.
И в начале 1919 года она уехала из Москвы в Петроград, где c 1918 года работал её муж — Петр Сергеевич Оленин, знаменитый оперный певец, режиссёр оперных постановок и управляющий оперной труппой Мариинского театра.



28 января 1922 года Петр Сергеевич Оленин скончался. Похоронив мужа в Москве, Софья Васильевна сразу решила уехать из страны и уже весной того же года выехала за границу, как официально считалось — на лечение, но фактически это была эмиграция.

Она выступала в Берлине в пантомиме «Покрывало Пьеретты», поставленной по произведению Артура Шницлера.
Из Берлина Фёдорова отправилась в Париж, решив обосноваться там, поскольку в Париже осело много русских эмигрантов, хорошо помнивших ее сценическую деятельность; давала уроки балета и периодически выступала с концертами на эстраде. Но болезнь прогрессировала, и она все чаще проводила время в психиатрических больницах.



В 1925—1926 гг. Софья Фёдорова работала в труппе Анны Павловой.

В 1928 году Сергей Дягилев пригласил её на выступления с «Русским балетом», именно в его труппе она впервые очаровала Париж своим появлением в «Половецких плясках» и вот, спустя 19 лет, снова оказалась в его труппе. Это выступление стало для нее последним. Болезнь вновь обострилась. Балерина была помещена в госпиталь, откуда ее забрал друг — Г. Столповский, который и поддерживал её до конца дней.



Выдающаяся балерина Софья Васильевна Фёдорова скончаласть 3 января 1963 года во французском фешенебельном городке Нёйи-сюр-Сен возле Парижа.



Рейтинг блогов

Buy for 20 tokens
Buy promo for minimal price.