Надежда Гасанова (ngasanova) wrote,
Надежда Гасанова
ngasanova

Category:

Легенда начала ХХ – го века

Предки баронессы Софии де Боде дворянского сословия. Бежали от французской революции в Россию, где обрусели и служили своему новому отечеству по военному ведомству.




София де Боде



дочь барона Августин Климентьевич Боде
рождение: 24 январь 1871
смерть: 22 февраль 1915




Православный. Из дворян. Барон. Образование получил во 2-м Московском кадетском корпусе. В службу вступил 06.09.1889. Командир 16-го стрелкового полка. Ранен в бою у д. Творильне. Умер от ран.

Награды: ордена Св. Станислава 3-й ст. (1900); Св. Анны 3-й ст. (1903); Св. Станислава 2-й ст. (1905); Св. Анны 2-й ст. (06.12.1911); Св. Владимира 4-й ст. с мечами и бантом (ВП 05.12.1914).

Выпускница Смольного института благородных девиц (1913). В 1914-м году поехала на фронт к своему отцу и пробыла там, в команде разведчиков, восемь месяцев. Во время одной из поездок она упала с лошади, сломала ногу и была отправлена отцом в Москву, где находилась в то время ее семья.




М.А.Рычкова вспоминала о баронессе Де Боде:

"Она явилась на одно из первых заседаний комитета «Помощь Родине». Трудно было в то время обратить на кого-либо особое внимание: в течение дня перед глазами проходило столько разнообразных лиц, жизнь приносила столько неожиданностей. Но Де- Бодэ была одним из исключений. Своей выдающейся наружностью, изящным костюмом и манерой держать себя, она привлекла общее внимание. Казалось странным видеть эту девушек в подобной обстановке. Еще более выросло удивление, когда она заявила, что пришла узнать – насколько серьезна организация и что хочет записаться через комитет в отряды доброволец.

Конечно, жертва оказалась ненужной: до сих пор советская власть грязнит наш Кремль и миллионы русских несут постыдное рабство. Но, нужно вспомнить, что не прошло после этого и месяца, как вспыхнуло восстание большевиков и что женщины – офицеры руководили юнкерами в то время, как тысячи и тысячи «грубых мужчин» сидели по своим углам. Де-Бодэ руководила отрядом юнкеров у Никитских ворот и сожгла двухэтажное здание «меблированные комнаты», в котором засел штаб большевиков. Она была ранена, но до конца оставалась на своем посту.





После страшных дней наступило затишье. Разрешено было даже с почестями хоронить жертвы. Отпевал и провожал до братского кладбища павших юнкеров сам Патриарх. Тысячная процессия двигалась по улицам, по тротуарам которым шпалерами выстроился народ. В тот же день под стенами Кремля хоронились красные жертвы.
Через несколько дней, когда большевики опомнились от неожиданно быстрого успеха и осознали свою силу, начались их «деяния» и жесткая расправа.

Жуткие то были дни! Все сидели по своим углам. Де- Бодэ два раза была у нас в обществе каких-то офицеров. Они запирались в отдельную комнату и сговаривались о побеге на Дон. Как-то под вечер на двор нашего дома въехал экипаж и у нашего подъезда вылезла русская баба в тулупе, с большим платком на голове и с большими черными очками на глазах. Звонок. Мы все высыпали в переднюю. Несколько минут замешательства: очки сняты, сброшен платок, тулуп, юбка и перед нами прапорщик Де- Бодэ. Вечер провели мы в тесном кружке; на ночь племянница перевязала ей еще не зажившую рану. Рано утром Де- Бодэ исчезла. По ее желанию, никто из нас не тревожил ее. Ехать решила она одна. На Дон к Корнилову добралась благополучно, участвовала во всех походах Корнилова и погибла в день его смерти в атаке под Екатеринодаром.

Во многих воспоминаниях о Ледяном походе часто встречается ее фамилия".





Их было двадцать пять барышень, которые захотели стать офицерами и сражаться на фронтах Первой мировой войны. Но судьбе было угодно, чтобы, окончив училище, юные девушки попали не на фронт, а в самую гущу кровопролитных боев на улицах Москвы во время Октябрьской революции. Вместе с другими юнкерами девушки-пулеметчицы отстреливались от большевиков со стен Кремля, а когда большевики захватили власть в городе, они ушли в белую армию Корнилова.

Из воспоминаний председателя Государственной думы Николая Львова..

"Молоденькая, красивая девушка с круглым лицом, с круглыми голубыми глазами в своем военном мундире прапорщика казалась нарядным и стройным мальчиком. Дочь русского генерала, воспитанная в военной среде, она не подделывалась под офицера, а усвоила себе все военные приемы естественно, как если бы она была мужчиной…"

Генерал А. П. Богаевский писал:

"Спустя полчаса ко мне подлетает карьером одетая в черкеску баронесса Боде, служившая ординарцем в нашей коннице, отчаянно храбрая молодая женщина, впоследствии убитая во время атаки генерала Эрдели под Екатеринодаром (13 марта 1918 года во время атаки Кубанского конного дивизиона - ОСВАГ), и докладывает, что генерал Корнилов посылает мне свой последний резерв: два эскадрона конницы. Вдали рысью шла за ней конная колонна."




Погибла во время героического 1-го Кубанского (Ледяного) похода, при штурме Екатеринодара, когда 6.000 белых добровольцев и казаков пытались отбить у 20.000 красноармейцев недавно занятую ими Кубанскую столицу. Во многих воспоминаниях о Ледяном походе Корнилова часто встречается ее фамилия.

Когда Софии де Боде не стало, ей было всего 20 лет.

Еще пять минут - и окончится пьеса,
И в небе высоком погаснет звезда...
Не слишком ли быстрый аллюр, баронесса?
Уйти в мир иной мы успеем всегда.

В атаке ваш голос, насмешливо резкий,
Звенит, не стыдясь крепких слов в языке.
Блестят газыри на изящной черкеске,
И лёгкая шашка зажата в руке.

Мы, Богом забытые, степью унылой
Без хлеба и крова прошли «на ура».
Вчера нас навеки покинул Корнилов.
А нынче и нам собираться пора.

Последний резерв православного войска –
Две сотни казачьих да наш эскадрон –
Бездарно поляжет в атаке геройской,
Пытаясь прорвать комиссарский кордон.

Обидно, что жизнь оборвется на взлете.
Но смерть за Отчизну приемли легко.
Мы пошло увязли в весеннем болоте
И стали добычей для этих стрелков.

Они в две шеренги – с колена и стоя –
Встречают атаку кинжальным огнем.
Что делать, мадам, – мы в России – изгои,
И с этой дороги уже не свернем.

В 17-м – зарево переворота!
У храма Спасителя – площадь в штыках.
И вдруг – одинокая дробь пулемета,
И легкий румянец на женских щеках.

В упор по толпе разномастного сброда -
За девичью честь, за поруганный кров,
За будущий мрак Ледяного похода,
За небо в застывших глазах юнкеров.

Когда белый свет оккупируют бесы,
Когда повсеместно бесчинствует зло –
Безропотно бальный наряд баронессы
Меняется на сапоги и седло.

Отбросив условностей тяжкие гири,
Летят ваши кони в прогорклом дыму.
И танец неистовых Белых Валькирий
Пощады, увы, не сулит никому.

Бойцы эскадрона приказ не нарушат,
И с боем разжав окруженья тиски,
Они воздадут за погибшие души
И вражьи шеренги изрубят в куски.

Но вас не вернуть – вы умчались навечно,
Поймав своим сердцем кусочек свинца,
В заоблачный край, где назначена встреча
Бессмертной души с Правосудьем Творца.


Источник :
клуб "Тунгуска"
Документальные фильмы

Tags: Российская империя, история
Subscribe
Buy for 20 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments