Надежда Гасанова (ngasanova) wrote,
Надежда Гасанова
ngasanova

Закон об экстремизме выходит из-под контроля.

Отечественный закон о противодействии экстремизму запредельно строг: Теоретически он позволяет запретить даже Библию.
А в Госдуму уже внесены новые поправки, ужесточающие закон. Теперь в число запрещенных может попасть такая символика, как серп и молот и знак «остановка запрещена».

Как быть с этим выходящим из-под контроля законом? Это обсуждали в Общественной палате.

Обсуждение модерировала член ОП Елена Лукьянова. Она вошла в зал с крупным бейджем с надписью «Только ГРИБ». Смысл надписи Елена Анатольевна объяснила корреспонденту «МК» так: «Когда опубликовали кремлевские резюме на членов Общественной палаты, в моей графе было написано, что я нелояльна, недоговороспособна и воздействовать на меня может только Владислав Гриб. После этого меня попытались воспитывать молодогвардейцы. Я их послала к Грибу. И теперь ношу этот бейдж, чтобы все знали: хотите на меня повлиять — идите к Грибу».

Во вступительном слове Лукьянова вспомнила, что еще до принятия закона об экстремизме не сомневалась: он приведет к перекосам. «И действительно, он стал неприкрытым рычагом давления и репрессий по отношению к различным группам населения, а список запрещенных по этому закону книг и материалов насчитывает уже более 1200 пунктов. Не менее половины из запрещенных — религиозные книги. Апофеозом стала история с запретом Бхагавад-Гиты. Давайте искать выход, думать, как защитить идейные позиции людей, их вероисповедания».

Епископ Сергей Ряховский привел пример из опыта своего брата-адвоката: «Он взял несколько выдержек из Библии и зачитал их судье, не сказав, из какой книги эти цитаты. Судья сказала, что это книга экстремистская, с элементами религиозного фанатизма и ее нужно запретить. Узнав, что это Библия, судья долго крестилась и просила прощения».

Мнение синодального отдела РПЦ озвучил Олег Трайнин: «Тексты священных писаний были написаны до принятия закона РФ о противодействии экстремизму. Поскольку закон обратной силы не имеет, эти тексты не должны попадать под его влияние. Поэтому мы считаем, что религиозные тексты в список запрещенных материалов попали незаконно».

Проанализировать один из самых загадочных российских законов попытался юрист, директор центра «Сова» Александр Верховский: «Экстремизм — политологическое понятие, которое нам не удалось переместить в область права. В одну кучу свалили терроризм и нанесение надписи на заборе. Половина приговоров к заключению по этой статье вынесена за крайне малоопасные деяния. В мировом законодательстве есть только один документ, содержащий понятие „экстремизм“. Это — Шанхайская конвенция 2001 года, где экстремизм однозначно связан с применением насилия. Давайте и мы ненасильственные действия уберем из закона».

А ведущий советник Госдумы по делам общественных и религиозных организаций Степан Медведко рассказал, что в нижнюю палату внесены очередные дополнения в закон. На этот раз они касаются символики: «Поскольку НБП и ДПНИ являются запрещенными организациями, а их символами являются, соответственно, серп и молот и дорожный знак „остановка запрещена“, то формально любой районный суд сможет запретить эту символику на территории России. Есть в этом законе и другие интересные места, так что включайтесь в обсуждение, проведите экспертизу», — предложил он общественникам.

Они согласились. И решили подготовить поправки в закон, которые бы запрещали запрещать и конфисковывать религиозные книги. И — запрещать религиозные организации только за то, что они декларируют превосходство своей церкви над остальными. «Даже в законе о партиях есть статья 9 о том, что включение в устав положений о социальной справедливости не может рассматриваться как разжигание социальной розни. Также нужно признать, что уверенность в истинности своей веры не является разжиганием межрелигиозной розни», — уверена Лукьянова.

Михаил Зубов

Московский Комсомолец № 25962
Tags: Россия, закон, политика
Subscribe
Buy for 20 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment