?

Log in

No account? Create an account

ngasanova

Вспомнить, подумать...


Previous Entry Share Next Entry
ngasanova

Борис Виан «Пена дней»

Французский писатель, журналист и критик Фредерик Бегбедер (р.1965 году), хорошо известный российским читателям своими ироничными провокационными романами, комментирует пятьдесят произведений, названных французами лучшими книгами ХХ века.

№ 10 Борис Виан «Пена дней»

VIAN Boris2




Nuber ten – это «Пена дней», невинная и печальная сказка, прелестна любовная история, которую Борис Виан (1920-1959) написал за два месяца, в возрасте 27 лет, изложив её содержание в таком резюме: «Мужчина любит женщину, она заболевает и умирает». ( То есть «Love story» Эрика Сигала – просто бесстыдный плагиат).



Фантазия… ах, фантазия! Мы-то думали, она давно умерла, приконченная, задавленная, загубленная реализмом и натурализмом, автобиографиями и ангажированным романом. Однако нежная, волшебная поэзия любви Колена и Хлои переворачивает все доводы противников воображения. Нет, воображение совершенно не противоречит эмоциям, юмору или сатире. Можно быть в высшей степени пародоксальной личностью и одновременно бунтарём, как доказал Альберт Камю.
Вот и Виан, даром что выпускник ВШИР (Высшая школа искусств и художественных ремёсел в Париже) и экзистенциалист, был другом Кено, и стало быть, хорошо азбирался в сюрреализме и патафизике, которыми пронизана его изящная и причудливая идиллия. В ней Виан подсмеивается над Жан-Солем Партром (автором книги «Несто и Ничто»), предает анафеме работу, деньги и брак, утверждает, что всё на свете – и счастье, и здоровье, и любовь, и жизнь – невозможно, и одновременно описывает, как в груди у женщин вырастают водяные лилии и как сьеживаются квартиры.

У Д.Д. Сэлинджера, автора «Над пропатью во ржи», и Бориса Виана, автора «Сердцедёра», есть одна общая черта ( помимо очень сходных названий – по французски эти названия звучат почти одинаково: роман Сэлинджера называется «L’ Attrape-Coeurs», а рассказ Виана «L’Arrache - Coeur»): оба писателя отвергают мир взрослых, при том что первый из них до сих пор жив, тогда как второй умер в возрасте 39 лет, в 1959 году. «Пену дней» невозможно пересказать вкратце: слишком уж хрупок роман, слишком светел и прозрачен, слишком полон волшебства, чтобы его разъяснял какой-то тип, восседающий в кресле перед своим «макинтошем».

Мне бы сюда пианоктейль (инструмент, фигурирующий в романе «Пена дней»), этот фантастический инструмент, смешивающий коктейли одновременно с нотами ( образ, несомненно, внушенный Виану «органом для духов» дез Эссента (Дез Эссент – герой декаденского романа Гюисманса «В обратном порядке», который играет на «органе ароматов». Виан мог читать этот роман).

И тогда, выдув несколько литров ликерных смесей, я мог бы сходить на каток с хорошенькими девушками, и под их смешки почувствовал бы себя на седьмом небе от счастья, и стал бы играть на трубе, чтобы отпраздновать присуждение Борису Виану 10-го места, а крошечная серая мышка с черными усиками явилась бы, чтобы в прямом эфире прокомментировать победу Жан-Соля Партра над настоящим Жан –Полем Сартром, который застрял у нас на 13-м месте: вот вам и доказательство, что беззаботные гуляки превосходят величием высоколобых философов. Мы чувствуем здесь стилягу, отчаявшегося и расхлябанного, чествуем блистательного артиста, которого не принимали всерьез при жизни и который торжествует в своих книгах, ибо они помогают радоваться и не думать о смерти вплоть до того мгновения, когда она поразит вас в совсем ещё молодое сердце в кинозале, где ваше творение показывают на гигантском экране (Борис Виан умер от сердечного приступа в зале, где проходил просмотр фильма «Я приду плюнуть на ваши могилы. По его одноименному роману-пародии на триллеры»).
История не сохранила свидетельства о том, была ли найдена при вскрытии гигантская водяная лилия….

Наверняка сыщутся люди, которым не нравится «Пена дней», которые находят эту книгу чересчур наивной или несерьезной, и я хочу прямо здесь торжественно объявить им, этим людям, что мне их жаль, потому что они не поняли самого главного в литературе. Хотите знать, что это? Очарование.
Будь у меня больше места, я бы поговорил с вами о Холдене Колфилде, который с лихвой заслужил право значится в нашем списке-50 своими глупыми выдумками в духе Давида Копперфильда, но у меня нет никакого желании распространяться на эту тему «и все такое». (Слова, которые часто повторяет Холден Колфилд, герой романа Сэлинджера «Над пропастью во ржи»).

Buy for 20 tokens
Buy promo for minimal price.

  • 1
..спасибо..интересная информация..

  • 1