?

Log in

No account? Create an account

ngasanova

Вспомнить, подумать...


Previous Entry Share Next Entry
ngasanova

Русский балет

Пиликает скрипка, гудит барабан
И флейта свистит по-эльзасски,
На сцену въезжает картонный рыдван
С раскрашенной куклой из сказки.

Оттуда ее вынимает партнер,
Под ляжку подставив ей руку,
И тащит силком на гостиничный двор
К пиратам на верную муку.

Те точат кинжалы, и крутят усы,
И топают в такт каблуками,
Карманные враз вынимают часы
И дико сверкают белками, -

Мол, резать пора! Но в клубничном трико,
В своем лебедином крахмале,
Над рампою прима взлетает легко,
И что-то вибрирует в зале.

Сценической чуши магический ток
Находит, как свист соловьиный,
И пробует волю твою на зубок
Холодный расчет балерины.

И весь этот пот, этот грим, этот клей,
Смущавшие вкус твой и чувства,
Уже завладели душою твоей.
Так что же такое искусство?

Наверное, будет угадана связь
Меж сценой и Дантовым адом,
Иначе откуда бы площадь взялась
Со всей этой шушерой рядом?


Арсений Тарковский 1957

Александра Данилова



В ярком созвездии выдающихся российских балерин XX века немеркнувшим светом выделяется имя Александры Даниловой. Она стоит в одном ряду с Анной Павловой, Матильдой Кшесинской, Галиной Улановой, Майей Плисецкой.



В 1997 году она ушла из земной жизни. Все ведущие газеты Америки и Европы поместили пространные некрологи об этой легендарной танцовщице. Только на ее родине это обошли вежливым молчанием. Клеймо “невозвращенки”, поставленное на ее имя коммунистическими правителями, и многолетнее табу не позволили российской прессе отдать последний долг этой выдающейся фигуре мирового балета.



В основу рассказа об Александре Даниловой мы положили ее мемуары, книги о ее творчестве, кинофильмы о ней и с ее участием. Однако трогательная откровенность воспоминаний Александры Даниловой намного превосходит все остальные источники. “Когда я появилась на свет, мой родной город назывался Санкт-Петербург. В школьные годы он стал Петроградом. Когда я покинула Россию в 1924 году, он именовался Ленинградом”, — так начала она свою книгу “Choura: The Memoirs of Alexandra Danilova”. Здесь необходимо добавить, что через 70 лет, когда Данилова получила возможность посетить родину, город снова стал Санкт-Петербургом.



На самом деле родилась она в Петергофе под Санкт-Петербургом, в дворянской семье. В младенческом возрасте Александра лишилась родителей, воспитывалась бабушкой, а после ее смерти — крестной матерью, а затем ее удочерила дальняя родственница Лидия Готовцева, которая вскоре вышла замуж за генерала М. И. Батьянова. Шура не чувствовала, что ее новоявленные родители приемные. Ей дали превосходное образование, и на ее хореографическую одаренность первой обратила внимание Лидия Батьянова. Именно она, несмотря на протесты родственников, что негоже дворянской дочери танцевать на сцене, определила Шуру в знаменитое Петроградское театральное училище на балетное отделение. И педагоги оказались у Шуры знаменитыми — Елизавета Гердт, Агриппина Ваганова, Ольга Преображенская. Ученица, несмотря на относительно малый рост и кукольную внешность, обладала исключительной сообразительностью.



Поэтому много лет она выступала во всех детских партиях в балетах Мариинского театра. Па-де-де Шуры Даниловой из балета “Сильвия” Л. Делиба на выпускном вечере училища произвело фурор, и она была принята в Мариинский театр. Как это водится, вначале в кордебалет, но очень, очень скоро ей стали поручать сольные партии. Критики сразу обратили внимание на юную балерину: “…из Даниловой вырабатывается первоклассная классическая танцовщица. Ее искусство овеяно шармом благородного изящества, в сфере партерного танца у нее изумительная четкость и незаурядная устойчивость в движениях”. Через год, после зачисления Даниловой в Мариинку, балетную труппу возглавил Федор Лопухов. Он начал удачно экспериментировать с молодыми солистками Даниловой, Ивановой и их ровесником Георгием Баланчивадзе (впоследствии знаменитым Джорджем Баланчиным). Именно Лопухов поручил Даниловой роль Жар-птицы в одноименном сложнейшем балете Стравинского. Роль эта, помимо филигранной техники, требовала артистизма особого рода, и Данилова блестяще с ней справилась. Эта роль помогла ей впоследствии в Париже попасть в знаменитую труппу Дягилева.



Еще в театральном училище Данилова и Баланчивадзе были увлечены друг другом, но, к величайшему удивлению всех окружающих, в жены Георгий выбрал не Шуру, а танцовщицу Тамару Жевержееву. Это не помешало им остаться друзьями, и Данилова вспоминает, что еще в Ленинграде цыганка нагадала Тамаре, что брак их быстро распадется и Георгий бросит ее ради женщины по имени Александра. Так и случилось через два года в Париже.


(Есть предположение, что это - Людмила Черина)

Новации Лопухова встретили жесткую критику, с которой в СССР встречались все художники, ищущие новых путей в искусстве. Но Лопухов сыграл большую роль в формировании Даниловой как балерины российского классического стиля. В своих воспоминаниях она отдает должное своему учителю, который возбудил в ней жажду знаний и стремление постоянного совершенства.


( есть предположение, что это - Тамара Туманова)

Артистическая карьера Александры Даниловой в Мариинке, которая тогда называлась ГОТОБ (Государственный театр оперы и балета), шла довольно успешно. На осень 1924 года намечалась постановка балета “Дон Кихот”, в котором она должна была танцевать ведущую сольную партию. Но летом ей предложили в составе небольшой труппы ГОТОБа выехать на гастроли в Германию и Англию. В эту труппу входили Баланчин (тогда еще Баланчивадзе) с женой, Данилова и Николай Ефимов. Как отмечает в своих воспоминаниях Данилова, у нее и мыслей не было покидать родину навсегда. Она просто хотела увидеть мир, показать себя западному зрителю, немного подзаработать и вернуться в родной театр. Но первое же посещение ресторана на немецком пароходе потрясло артистов. Оказалось, что хлеб свободно лежал на столе и его можно было есть сколько угодно.



Приехав в Берлин, Александра первым же делом купила какую-то дешевую кофточку, которая показалась ей верхом совершенства. Это уже впоследствии Данилова слыла самой элегантной балериной мира, в выборе туалетов которой участвовала сама Коко Шанель. Гастроли этой небольшой труппы российских артистов балета произвели впечатление, и в Лондоне их пригласил в свою знаменитую труппу “Русский балет” сам Сергей Дягилев. Первый же танец Даниловой “Я с комариком плясала” в балете Леонида Мясина “Русские сказки” восхитил публику. Очень скоро Данилова уже танцует ведущие партии во всех балетах дягилевского репертуара. Широкий диапазон ее ролей и их превосходное исполнение потрясало не только публику, но даже коллег, которые на первых порах довольно неприязненно относились к молодым пришельцам из России.



Кроме классического репертуара для нее сочинялись и новые роли Мясиным, а чаще всего Баланчиным. Последний высоко ценил классическую технику ее исполнения, ноги редчайшей красоты, царственную осанку. Вскоре они становятся мужем и женой. Брак был гражданским: Баланчин охотно бы развелся с Жевержеевой, но для этого необходимо было получить ряд документов из СССР, что для невозвращенцев исключалось. Прожили они вместе недолго — пять лет. Вот что писала Данилова о причинах их развода: “Я была молода и нетерпелива, мне хотелось ходить по ночным клубам и танцевать танго… „Зачем тебе сидеть в шумной комнате в папиросном дыму?” — возражал Баланчин”. Оба они были молоды, легкомысленны, совершенно не думали о том, как обеспечить себе общее материальное благополучие.



Как вспоминает Данилова, причиной их развода в 1931 году стал рядовой случай. Баланчин в Лондоне заработал приличные деньги на постановке ряда танцев, и Александра с нетерпением ждала его возвращения. Он обычно не скупился на самые дорогие подарки жене, а теперь привез какие-то копеечные сережки, истратив почти все деньги на новый автомобиль. Но эти бытовые расхождения не могли затмить самого главного: оба они были фанатично преданы балету. Уже впоследствии Данилова писала: “Как прекрасно принадлежать искусству! Оно всегда с тобой, какие бы несчастья ни обрушивались на тебя. В этом Джордж и я были сходны… Я не была создана, чтобы стать матерью. Я была создана, чтобы стать танцовщицей и приносить радость многим людям. Но я также верила в то, что каждой женщине нужен мужчина, а каждому мужчине — женщина. Так устроен мир”.



Но все это было написано значительно позже, пока же она тяжело переживала разрыв с Баланчиным. Как уверяют некоторые источники, чтобы забыть Баланчина, вскоре после их разрыва Данилова выходит замуж за бизнесмена Джузеппе Массера. Но он быстро сумел растратить свои и ее деньги и умер. Вторично она сочеталась браком с танцовщиком Казимиром Кокичем в 1940 году, но бросила его, когда он стал сильно пить. В своих мемуарах Данилова вспоминает о наиболее увлекательном из своих многочисленных романов. Красавец Антонио из знатной испанской семьи безумно влюбился в Александру, она ответила взаимностью. Данилова знала, что брак их невозможен. Семья Антонио никогда бы не позволила ввести в их круг танцовщицу, даже несмотря на ее известность: “Я знала, что мы не сможем пожениться. Это было, как в „Лебедином озере”: великая страсть двух людей из разных миров, для которых нет места в обычной жизни”. Пришлось расстаться. Через много лет после триумфального выступления Даниловой к ней за кулисы пришла за автографом девушка-подросток. Это была дочь Антонио. Впоследствии Антонио сказал Александре, что в своей бурной жизни он любил только двух женщин, и первой из них была Александра, а второй — мать его детей. Александра Данилова напрочь отвергала предложения руки и сердца многих богатых и знатных, которые ставили условием, что она бросит сцену.



В 1929 году Дягилев скончался, и вскоре распалась его труппа. Для Даниловой наступили не совсем веселые времена. Она не имела постоянной работы, зарабатывала на жизнь, соглашаясь на случайные приглашения, танцевала даже в лондонской оперетте. Все образовавшееся свободное время тратила на совершенствование своего мастерства. Еще в дягилевской труппе она брала уроки у их постоянного педагога Э. Чекетти, затем у известного преподавателя Л. Егоровой. Все это принесло плоды. Начиная с 1933 года Данилова танцует в труппе “Русский балет Монте-Карло”. Труппа эта затем разделилась, и часть ее в 1939 году уехала в США. Данилова танцевала там с 1939 по 1962 год и была до 1951 года ее ведущей балериной. В 1946 году Данилова приняла американское гражданство.



Диапазон ее танцев был по-прежнему уникальным. Танцевала она и в классических русских балетах, и в балетах, созданных для нее Мясиным. В том же 1939 году возобновились ее творческие контакты с Баланчиным, который также перебрался в Америку, и продолжались они до самой смерти знаменитого балетмейстера в 1983 году. Американский период творчества Даниловой стал вершиной ее балетной карьеры. Именно в США она становится самой знаменитой танцовщицей своего времени. Как писали критики: “Ее внешние данные — великолепная осанка, грация и прекрасной формы ноги, изящная посадка головы, ее неотразимый шарм и блеск, элегантность и блистательная техника, чистота русского академизма и безукоризненный вкус, чувство стиля и полная самоотдача на сцене — снискали ей любовь публики и почитание критиков”. Баланчин не только ставил балеты для Даниловой, но и приобщил ее к постановочной работе. Вместе они решили восстановить знаменитую “Раймонду” в версии Мариинского театра. Но этот классический балет не произвел впечатления на американскую публику. Данилова решила приобщить американцев к классике. И она справедливо отметила в своих воспоминаниях: “Я считаю американских зрителей в какой-то мере своими детьми, потому что я воспитала их”. И поверьте, что здесь нет никакого преувеличения.



В 1954 году Данилова сформировала свою собственную маленькую труппу из четырех человек, назвав ее “Великие мгновения балета”. Труппа ездила из штата в штат, останавливаясь в небольших городках, которые никогда не посещали балетные коллективы. Репертуар включал па-де-де и вариации из классических балетов и постановок Баланчина. К их постановке Данилова подходила со всей тщательностью. Она считала, что только знакомство с высокохудожественным искусством может заставить полюбить его. Только полюбив балет, люди станут учить своих детей танцу. Именно подвижничеству Даниловой обязаны своим появлением многочисленные балетные школы в США, Канаде, Латинской Америке и ряде других стран, которые посетила Данилова со своей маленькой труппой. Танцевала Данилова до 1959 года. Последний раз она выступила на подмостках “Метрополитен опера” и покинула большую сцену. Но на этом не закончилась ее сценическая деятельность: она выступает в бродвейских мюзиклах, ставит танцы и балетные сцены в ряде театров Америки и Европы. Но последний раз 1959 года оказался предпоследним.



В 1971 году Данилова станцевала пантонимную роль Королевы в Лондонском театре “Колизеум”. О фуроре этого выступления писали все театральные обозреватели мира. Затем Данилова полностью переходит на преподавательскую работу, которую она начала еще в 1964 году. Джордж Баланчин тогда пригласил ее в свою школу “American Ballet”. По просьбе Баланчина она стала разучивать с ученицами те вариации и дуэты, которые они проходили в юные годы в Петербурге. Данилова ввела в практику школьные концерты. Преподавала она вплоть до 1989 года, а затем отошла от преподавательской деятельности, но продолжала работать репетитором. В основу своего преподавания Данилова положила лучшие традиции петербургской классической балетной школы. Она прививала своим ученицам этические принципы русского театра, следила за их интеллектуальным развитием. Данилова внушала своим подопечным, что профессия балерины — это прежде всего служение искусству, величайшая ответственность перед зрителем. Поэтому требовала тщательности исполнения, чистоты движений, умения создать свой собственный стиль танца. Балерина, учила Данилова, прежде всего должна быть высокультурной личностью. Она говорила, что даже в магазине балерина не имеет права появляться, к примеру, в потертых джинсах или помятой майке.



Сама она до конца дней своих являла образец элегантности и изящества. Вспоминают, что в начале 90-х годов Данилова перенесла травму и не могла двигаться самостоятельно, но не отказалась принять участие в вечере, посвященном истории дягилевского балета. Единственным условием ее было так усадить ее в зале, чтобы никто не заметил, что она сидит в инвалидном кресле. Кроме преподавания в баланчинской школе, Данилова давала мастер-классы в ряде балетных школ Америки. Выступала с лекциями о русском балете во многих городах США. В 1976 году она снялась в драматической роли в фильме Герберта Росса “Точка возврата”. Она играла роль бывшей звезды балета, которая стала выдающимся преподавателем, то есть фильм о самой себе. Есть два интересных фильма о самой Александре Даниловой. Первый из них, “The Dick Cavett show”, — это интервью Александры Даниловой о дягилевском балете, о других балетных коллективах, о ее роли как преподавателя балетного искусства в американской школе балета. Второй фильм, “Reflections of a dancer”, показывает, как она работала с выпускниками балетной школы. В нем можно увидеть, как Александра Данилова вместе со своим партнером Фредериком Франклином ставит балет.



В обычной жизни Данилова была контактной, терпеливой, совершенно не обращала внимания на сплетни, и поэтому друзей у нее было значительно больше, чем врагов. Не счесть количества престижных премий и наград, которые она получила за свою долгую жизнь в балете. В 1989 году президент США Джордж Буш вручил ей чрезвычайно почетную медаль Центра Кеннеди за совершенство в танцевальном искусстве. Но, как вспоминает Данилова в своих мемуарах, наивысшей наградой для нее было письмо Агриппины Вагановой о том, что она гордится своей выдающейся ученицей. Скончалась Александра Данилова в 1997 году на 93-м году жизни.



После ее смерти единственная наследница Даниловой, критик Ким Кокич (дочь второго мужа), передала основную часть богатейшего архива Александры Даниловой библиотеке Конгресса США. Там много интереснейших фотографий, письма, за исключением очень уж интимных, часть ее наград и книг из богатейшей балетной библиотеки. Интересная коллекция картин, принадлежавших Даниловой, было передана публичной библиотеке Нью-Йорка — города, где она прожила много лет.

Чикаго - Илья Куксин - «Нева» 2003, №9

Buy for 20 tokens
Buy promo for minimal price.

  • 1
Русский балет умер.Балет все таки искусство живых а у нас намного чаще вспоминают ушедших.

Но он был, и это уже никуда не пропадет.

  • 1