?

Log in

No account? Create an account

ngasanova

Вспомнить, подумать...


Previous Entry Share Flag Next Entry
ngasanova

Ив ТАНГИ

Дует чудовищный ветер..
В груди у меня небольшая дыра,
Но чудовищный ветер в ней дует.
В дыре этой ненависть, ужас, бессилье
И снова бессилье, а ветер всесилен,
Могуч он, как вихри,
Ломает он иглы стальные,
И это всегда только ветер,
Всегда пустота. И когда исчезает она,
Я растерян, я полон тоски.
Как звучало бы слово Христа,
Если б был он таким же, как я?
Дрожь в душе моей держит всегда наготове свой холод.
И все пожирает, и все отрицает моя пустота,
Все в ней глухо и немо —
Молчание звезд.
Дыра в груди моей глубока, и формы она не имеет.

Анри Мишо – Пустота

Ив ТАНГИ (Yves TANGUY) (5.01.1900, Париж — 15.01.1955, Уотербери, Коннектикут)



Французский и американский художник-сюрреалист.

Это одна из первых работ , принесшая ему известность.


Мама, папа ранен! 1927 . Масло на холсте. 92.1 x 73 cm. Музей современного искусства, Нью-Йорк, NY, США.

Выдающаяся работа Ива Танги. Название этого полотна эмоционально, а мотивом для его создания, согласно мнению исскуствоведа Джеймса Тралла Соби, послужила история психической болезни: «Непостижимый фаллический объект справа, возможно, представляет отца, испускающего, подобно некоторым раненым морским тварям, серое облако; мать представляется зеленой фигурой, и в центре подвижный младенец – в образе фасолевого объекта».

Ив Танги родился в Париже в семье отставного офицера военного флота. Значительную часть детства он провел на побережье Северного моря в Бретани: пустынные береговые ландшафты этого края, впечатления, связанные с морем, оказали огромное влияние на его творчество – в своих работах он часто использовал формы амеб, морских и земноводных животных, плавные линии и очертания дыма и облаков, пульсаций в воде и дрожащий свет.

«Солнце в коробке для драгоценностей», 1937


1944 Моя жизнь, черная и белая

Вернувшись в Париж, Танги брался за разные работы, не зная, чем конкретно он хочет заниматься в жизни. Так он, наворное, и болтался бы по жизни, если бы однажды не увидел в витрине магазина полотно прото-сюрреалиста Джорджо де Кирико – Ив выпрыгнул из движущегося автобуса, чтобы лучше рассмотреть это творение. В тот день он решил стать художником, хотя никогда до этого не обучался живописи – смелости парню не занимать! (1923).


1940 Атласный камертон

Будучи самоучкой, сперва просто рисовал в кафе – в манере, близкой романтическому экспрессионизму парижской школы.


1927 Тушение лишнего огня

Уже в 1924 году армейский знакомый Жак Преве ввел его в круг сюрреалистов, где он стал стремительно развиваться как художник, и в 1927 году состоялась его первая выставка. Андре Бретону так нравились работы Танги, что он подписал с ним контракт на двенадцать картин, из которых Танги закончил только восемь.


1928 Фантомы

В 1925 Танги примкнул к движению сюрреалистов, активно участвуя во всех их выставках. Создавал дадаистские коллажи и «автоматические» рисунки, стремясь выразить импульсивный поток сознания.


1928 Темный сад

К концу 1920-х годов нашел свою коронную тему – причудливый пейзаж-«галлюцинацию» с зыбкими пространствами моря или пустыни, заполненными предметной фантастикой биоморфно-геологического рода. Круг этих мотивов окончательно закрепился после путешествия художника по Северной Африке (1930).


1926 Шторм (Черный пейзаж)

В 1930-х годах Ив полностью погрузился в богемную жизнь, полную удовольствий, что привело к краху его первого брака (он женился в 1927), но подарило ему новую любовь, которую он сохранит до конца жизни.


1929 Внешнее

Приехав незадолго до начала Первой мировой войны в Нью-Йорк, в 1938 году Танги посетил выставку, на которой познакомился с работами американской художницы и поэтессы Кей Сейдж. Сразу после этого они начали встречаться и, в последствии, поженились.


1926 Я вернусь, прощай

После начала Второй мировой войны Танги и Сейдж переехали на родину художницы, где купили старую ферму в Коннектикуте и прожили там до конца своих дней.


Лента пределов, 1932 Частная коллекция, Швейцария Рука в облаках, 1927
Галерея Штутгарт, Германия

Добившись значительного коммерческого успеха при поддержке галереи Матисса, по-прежнему писал свои пейзажи-видения – обычно в сдержанных серовато-голубых гаммах, но с вкраплением тревожных красочных диссонансов.


Ветер, 1928 Частная коллекция

Как утверждал сам Ив Танги: «Картина развивается на моих глазах, раскрывая свои секреты в процессе работы над ней. Именно это дает мне ощущение полной свободы, поэтому я не никогда не планирую наперед, что буду рисовать».


Рука в облаках, 1927 Галерея Штутгарт, Германия

Уникальный стиль не репрезентативного сюрреализма Ива Танги легко узнаваем. Коронная тема Танги – пейзаж-галлюцинация: на полотнах художника изображены абстрактные пейзажи с использованием ограниченного количества цветов, иногда с вкраплением тревожных красочных диссонансов.


1942 Перевоплощение

Как правило, это враждебные пейзажи, населенные различными абстрактными формами, иногда угловатыми и острыми как осколки стекла, иногда органические по виду, похожие на огромные амебы, превращенные в камень.


1927 Гибель семьи

Умер Ив Танги в Уотербери 15 января 1955. Его тело кремировали и оставили на хранение до смерти Кей Сейдж.
В этом же году прошел грандиозный ретроспективный показ его картин в Нью-Йорке.


Завтра, 1938 Музей искусств, Цюрих

Кей так и не смогла прийти в себя после смерти любимого – рисовала все меньше, писала очень печальные стихи, и, в конце концов, ее вторая попытка самоубийства оказалась успешной. Тогда друг семьи Пьер Матисс отвез их пепел в Бретань и развеял над морем, которое они так любили…


«Воображаемые цифры», 1954

Это последняя картина, написанная Танги. Она представляет собой типичный пример его позднего творчества с геоморфными формами, похожими на отполированную гальку, из которых вырастают насыпи и стены. Эта работа все также сохраняет видимость пустынного пейзажа, но теперь этот пейзаж напоминает каменное кладбище, погруженное в воду.

Игорь Шестков (из книги "Солнце в футляре")

Часто художники хотят послать реальный мир куда подальше. Тогда они создают для себя новую реальность - словесную, живописную, музыкальную... Со своей логикой, геометрией, временем, небом, светом... Создателем одного из таких альтернативных миров был француз, самоучка-сюрреалист Ив Танги. Начиная с конца двадцатых годов и до смерти, Танги развивал и усложнял от картины к картине свою искусственную реальность.

Темно-серый океан, поверхность которого зритель наблюдает как бы с высокого берега, переходит на невидимом горизонте в белесый светящийся туман. Над ним висят волнистые облака, еще выше - синеватое небо с розово-желтыми разводами. Солнце или какое-то другое светило светит откуда-то сзади и справа.

На поверхности океана стоят биоморфные пространственные тела - два жирафчика, половинка мячика с хвостиком, косточки, туфелька, несколько нитевидных конструкций. Желтая башня выпустила из себя длинные ростки-стебли. Предметы в мире Танги похожи на отшлифованные морем разноцветные камешки или на ворсистые кактусы.

Медленно колеблется океан, сияет туман, переливаются мягкими тонами странные биологические конструкции... Спокойно. Безлюдно. Красиво и почти не страшно.

В мире, изображенном на картине Танги "Солнце в футляре" (1937), интересно, туда хочется войти или вплыть, а еще лучше - влететь и долго не вылетать. Покататься на жирафчиках. Пнуть ногой мячик. Дернуть за хвостик. Бросить биту в собранные вместе косточки. Примерить туфельку. Подергать за нити, посидеть на желтой башне, поглядывая в даль, где то ли висит, то ли плывет айсберг или баржа или маленький сюрреалистический кит.

Мир Танги чудесно нейтрален, равнодушен, отрешен. Не агрессивен. Что не всегда можно сказать о мирах других сюрреалистов...

... Танги взрослел, старел. А его искусственный мир развивался. Башни обтянулись оболочками, появились экраны, стержни, дупла, обелиски, спруты, города, северные сиянья, волосяные стены, колонны, кристаллы... Океан или живая почва зыбкой планеты превращался в песчаные дюны, в плато из затвердевшего света, в полиэтиленовые поверхности... Башни росли, остроугольные формы заменяли закругленные, биоформы касались и оплетали друг друга. Появились конструкции, напоминающие скалы или бумажные листки, парящие в воздухе.

Иногда открывались странные глаза, похожие по сюрреалистической традиции на яичные желтки (в отличие от желтков Дали, глазуньи Танги рвотного инстинкта не вызывают).

Танги работал над чем-то вроде универсального ландшафа, внутри которого могут вырастать и существовать различные объекты. Драматические события первой половины 20-о века оставили в этом мире мрачноватый след, хорошо заметный на ранних, не оригинальных работах мастера. Экзистенциальный покой средних и поздних работ Танги ничем не нарушается. Огненная колесница истории катится мимо, не опаляя художника.

Прилив света и покоя. Рай для мизантропа-отшельника. Или для искателя пластмассового жемчуга.
Сад отдыха и полета. Планета не для людей...

Запустил бывший моряк на орбиту свою странную планету. Вращается она вокруг наших мозгов... Прекрасная безлюдная планета живых камней...

Текст опубликован в журнале "Мосты", 23, 2009, Франкфурт на Майне.

По материалам Википедии

Buy for 20 tokens
Buy promo for minimal price.

  • 1
какой текст замечательный.не хуже описываемого субъекта)

Да, впечатление, что написано какое-то стихотворение. Надо этого Игоря Шестокова почитать - раньше не встречала, отлично написал.

Занятный художник. Я помню его работу "Мама, папа ранен" с детства. Она была в советской книге о модернизме. Если отмести шелуху идеологическую, там было много полезной информации о модернистах.
Что касается Мишо, то очень жаль, что мало его произведений в интернете.

Если Вы имеете ввиду его картины, то они есть http://en.amorosart.com/prints-michaux-1347-1-en.html - ещё можно найти. А вот переводов мало. В основном те, которые ещё были в советских толстых журналах.

Мой самый любимый фильм "Мертвец" начинается с эпиграфа Анри Мишо: "Не следует путешествовать с мертвецом")))

  • 1