?

Log in

No account? Create an account

ngasanova

Вспомнить, подумать...


Previous Entry Share Next Entry
ngasanova

Суриков Василий




Cуриков Василий Иванович (1848–1916), русский художник, мастер русской исторической картины; соединил традиции исторического романтизма с живописным новаторством.

Самые известные картины Сурикова:

Утро стрелецкой казни, 1881 - Третьяковская галерея, Москва
Переход Суворова через Альпы, 1899 - Русский музей, Санкт-Петербург
Боярыня Морозова, 1887 - Третьяковская галерея, Москва и т.д.


Пир Валтасара 1874 год. Русский музей, Санкт-Петербург.

Картина Василия Ивановича Сурикова «Пир Валтасара». Холст, масло, размер 81 × 140 см.
В библейских текстах Валтасар был последним вавилонским царем, с его именем связано падение великого Вавилона. Несмотря на осаду столицы, предпринятую Киром, царь Валтасар и все жители, имея у себя богатый запас продуктов, могли беспечно предаваться удовольствиям жизни. По случаю одного незначительного праздника в самый напряженный момент осады Вавилона беспечный царь Валтасар устроил грандиозный пир, на который приглашены были тысячи вельмож и придворных. Настольными чашами служили драгоценные сосуды, отобранные вавилонскими завоевателями у разных покоренных народов, между прочим, и дорогие сосуды из Иерусалимского храма. В самый разгар пира на стене проявилась человеческая рука и медленно стала писать на камнях стены огненные слова.

Книга пророка Даниила (Даниил, V, 1—30)
Валтасар царь сделал большое пиршество для тысячи вельмож своих и перед глазами тысячи пил вино. Вкусив вина, Валтасар приказал принести золотые и серебряные сосуды, которые Навуходоносор, отец его, вынес из храма Иерусалимского, чтобы пить из них царю, вельможам его, женам его и наложницам его. Тогда принесли золотые сосуды, которые взяты были из святилища дома Божия в Иерусалиме; и пили из них царь и вельможи его, жены его и наложницы его. Пили вино, и славили богов золотых и серебряных, медных, железных, деревянных и каменных.

В тот самый час вышли персты руки человеческой и писали против лампады на извести стены чертога царского, и царь видел кисть руки, которая писала. Тогда царь изменился в лице своем; мысли его смутили его, связи чресл его ослабели, и колени его стали биться одно о другое. Сильно закричал царь, чтобы привели обаятелей, Халдеев и гадателей. Царь начал говорить, и сказал мудрецам Вавилонским: кто прочитает это написанное и объяснит мне значение его, тот будет облечен в багряницу, и золотая цепь будет на шее у него, и третьим властелином будет в царстве.

Тогда отвечал Даниил, и сказал царю: дары твои пусть останутся у тебя, и почести отдай другому; а написанное я прочитаю царю и значение объясню ему. Царь! Всевышний Бог даровал отцу твоему Навуходоносору царство, величие, честь и славу. Пред величием, которое Он дал ему, все народы, племена и языки трепетали и страшились его: кого хотел, он убивал, и кого хотел, оставлял в живых; кого хотел, возвышал, и кого хотел, унижал. Но когда сердце его надмилось и дух его ожесточился до дерзости, он был свержен с царского престола своего и лишен славы своей, и отлучен был от сынов человеческих, и сердце его уподобилось звериному, и жил он с дикими ослами; кормили его травою, как вола, и тело его орошаемо было небесною росою, доколе он познал, что над царством человеческим владычествует Всевышний Бог и поставляет над ним, кого хочет. И ты, сын его Валтасар, не смирил сердца твоего, хотя знал все это, но вознесся против Господа небес, и сосуды дома Его принесли к тебе, и ты и вельможи твои, жены твои и наложницы твои пили из них вино, и ты славил богов серебряных и золотых, медных, железных, деревянных и каменных, которые ни видят, ни слышат, ни разумеют; а Бога, в руке Которого дыхание твое и у Которого все пути твои, ты не прославил. За это и послана от Него кисть руки, и начертано это писание. И вот что начертано: мене, мене, текел, упарсин. Вот и значение слов: мене – исчислил Бог царство твое и положил конец ему; Текел – ты взвешен на весах и найден очень легким; Перес – разделено царство твое и дано Мидянам и Персам.

Увидев ее, "царь изменился в лице своем, мысли его спутались, связи чресл его ослабели, и колена его от ужаса стали биться одно об другое". Призванные мудрецы не сумели прочитать и разъяснить надпись. Тогда, по совету царицы, позвали престарелого пророка Даниила, который не раз, еще при Навуходоносоре, проявлял необыкновенную мудрость, и он действительно прочитал надпись, которая на арамейском языке кратко гласила: "Мене, текел, упарсин". Это означало: "Мене — исчислил Бог царство твое и положил конец ему; текел — ты взвешен и найден очень легким; упарсин — разделено царство твое и отдано мидянам и персам". "В ту же самую ночь, — продолжает библейское повествование, — Валтасар, царь халдейский, был убит"
(Даниил, V, 30).


Покорение Сибири Ермаком 1895 год. Русский музей, Санкт-Петербург.

Картина Василия Сурикова «Покорение Сибири Ермаком». Холст, масло, размер картины 285 × 599 см. Едва завершив «Взятие снежного городка», Суриков начал работу над грандиозным полотном «Покорение Сибири Ермаком». Эта тема не могла не волновать человека, предки которого пришли в Сибирь вместе со знаменитым атаманом. С детства он слышал предания и рассказы о Ермаке и его доблестных сподвижниках, которые смогли победить несметную армию хана Кучума.
В сборе материалов помогли и ранние акварели, написанные в Минусинских степях, и личный опыт кулачных боев «стенка на стенку». Василий Иванович колесил по всему краю, заезжая в самые дальние села в поиске типов татар, остяков, вогулов, жизнь и быт которых почти не изменились с XVI века. Побывал он и на Дону — родине своих далеких предков, чтобы зарисовать характерные черты донских казаков еще без примеси разноплеменной сибирской крови. Каждый сантиметр огромной картины впитал в себя историческую достоверность, каждая ее деталь, будь то элемент одежды воинов хана Кучума, наконечники и оперение их стрел, пищали и казацкие сабли ермаковцев, лодки и весла обеих армий — все добывалось в долгих поисках по всей необъятной стране.

Полотно поражает масштабностью и величием изображенного исторического события. Композиция выстроена таким образом, что зрители смотрят на ханское войско со стороны казаков, словно плывут в соседней лодке. Прямо перед глазами, почти переплескиваясь через раму, кипит серо-бурой зыбью Иртыш. Мы становимся невольными участниками битвы под древним знаменем, с которым еще Дмитрий Донской ходил на Мамая, и удивительным образом сливаемся в едином порыве с ермаковцами.
Очевидно, что сила на стороне Ермака и его рати. Воины хана (на правой стороне), несмотря на многочисленность, шаманские пляски, призывающие на помощь богов, и натянутые луки, выглядят беспомощными и побежденными. Их лица почти парализованы растерянностью перед напором казаков и страхом при виде огнестрельного оружия.
Создавая эту большую горизонтальную картину, Суриков впервые получил возможность работать в мастерской, расположенной в одной из башен Исторического музея. Все предыдущие писались им дома, где из-за тесноты художник порой с трудом мог разглядеть их полностью. Для этого приходилось отходить к дальней стене прихожей и смотреть сквозь открытые двустворчатые двери. Теперь же закончить картину «Покорение Сибири Ермаком» в доме оказалось совершенно невозможно: некуда было отойти, чтобы на расстоянии проверить верность цвета и композиции.

Хмурым холодным утром начала февраля 1895 года Василий Иванович следил, как свернутую картину заколачивают в ящик, чтобы отправить в Петербург на Двадцать третью выставку передвижников. Странное гнетущее беспокойство не покидало мастера, и он не мог понять его причины... В те же дни, 6 февраля, в далеком Красноярске заколачивали гроб с телом его матери Прасковьи Федоровны, о чем художник узнал только спустя три недели.
За день до открытия выставки передвижников ее посетил царь Николай II с царицей. Венценосная чета приобрела новую работу Сурикова за сорок тысяч рублей. В это время как раз праздновались трехсотлетие покорения Сибири и открытие Транссибирской железной дороги, так что Василий Иванович случайно «попал в точку», оказавшись в неловкой для себя роли «официального» живописца. Совет Академии 20 марта 1895 года присудил Сурикову звание академика.


Степан Разин 1903-1907 годы. Русский музей.

Картина Василия Сурикова «Степан Разин». Холст, масло. Картина «Степан Разин» — еще один исторический экскурс в далекое прошлое Руси. По бескрайним волжским просторам плывет струг с атаманом и его вольной дружиной. Взлетают над водой весла, казаки бражничают и веселятся, и только Разин погружен в глубокую думу. О чем? Как сделать русский народ вольным и счастливым? Или о судьбах верных сподвижников: куда он приведет их? А быть может, тоскует грозный атаман по персидской княжне? Каждый зритель, обладающий фантазией и склонный к романтизму, присмотрится к волнам: не та ли малоприметная водяная воронка, изображенная на картине слева, поглотила яркую восточную красоту прекрасной пленницы? Случайно ли с таким сожалением пристально смотрит на этот водоворот молодой гребец в красной рубахе?

В первые наброски к картине был включен образ княжны, от которого позже художник отказался, чтобы не вышло лишь заурядной иллюстрации к известной песне «Из-за острова на стрежень». Суриков не любил банальности и стереотипы.
Полотно неповторимо по колориту: перламутровая вода Волги отражает жемчужный отблеск над горизонтом, прозрачный воздух струится, размывая очертания далекого берега, и рассеянным светом пробивается сквозь упругую ткань паруса, наполненного вольным ветром.
По мнению самого Василия Ивановича, картина «Степан Разин» получилась неудачной. Она долго не продавалась, так как художник ее постоянно дорабатывал. Двенадцать лет искал он среди казаков «голову» главного героя, да так и выставил, по собственному признанию, «без того Стеньки». И только в 1910 году, когда картина была уже продана, провидение вывело мастера на подлинное лицо Разина. Этюд «Степан Разин», написанный тушью, показывает нам более точный, по мнению автора, образ атамана.
Незадолго до смерти Суриков так определит свое творчество: «Стрельцов», «Меншикова» и «Морозову» не мог не написать; «Снежный городок» и «Ермака» смог написать; «Суворова» мог не писать; «Стеньку» так и не смог...».


Римский карнавал 1884 год.

Картина Василия Сурикова «Римский карнавал». Холст, масло. Павел Третьяков заплатил Сурикову за картину «Меншиков в Березове» пять тысяч рублей и на эти деньги Суриков вместе с семьей отправился в путешествие по Европе. Суриковы ехали через Берлин, Дрезден, Кельн, останавливаясь в каждом из этих городов для осмотра картинных галерей. В Париже с его богатой художественной жизнью самое искреннее восхищение вызвали у живописца работы великих итальянских и испанских мастеров: Тициана, Веронезе, Веласкеса.
Из Франции Суриков с семьей отправился в Италию. Часами живописец пропадал в музеях Милана, Флоренции, Неаполя, Рима, Венеции, Помпеи, изучая бессмертные творения мастеров прошлого. Во время путешествий Василий Иванович много работал: например, писал восхитительные итальянские акварели. Художник обычно предпочитал рассеянное освещение, легкую серебристую прохладу, избегая резкого солнечного света и открытых
цветов. Вместе с тем особое внимание он уделял влиянию света и воздуха на цвет и форму предметов.

В Риме Суриковы видели традиционный весенний карнавал. Свои впечатления от этого пышного и необычного зрелища живописец передал в очень выразительной и красочной картине, наполненной радостью и итальянским колоритом, — «Сцена из римского карнавала» или называемой иногда проще — «Римский карнавал».


Портрет Натальи Федоровны Матвеевой 1909 год. Музей изобразительных искусств, Харьков.

Картина Василия Ивановича Сурикова «Портрет Натальи Федоровны Матвеевой». Холст, масло, размер 92 × 74 см. Еще один великолепный образ русской женщины, которые так удавались художнику. Задумчивое скромное лицо с опущеными вниз глазами. Губы тронуты едва заметной улыбкой...
Стоит обратить особое внимание на убранство и одежду молодой женщины. Волосы девушки собраны узлом и повязаны синей атласной лентой. Повязка на голове украшена камнями, на шее две нитки жемчуга. Белая простая сорочка. Синий атлас с крупными цветами отливает мерцающим блеском. Правая рука девушки лежит на столе, покрытом скатертью. Она со спокойным достоинством позирует мастеру.


Посещение царевной женского монастыря 1912 год. Русский музей, Санкт-Петербург.

Картина Василия Ивановича Сурикова «Посещение царевной женского монастыря». Холст, масло. Последняя крупная работа Сурикова — «Посещение царевной женского монастыря» с торжественной живописностью повествует о трагических судьбах царских дочерей. Русские царевны были пленницами теремов и коротали свой век среди мамок-нянек, шутих да прислужниц. Девушки не имели права выйти замуж ни за кого, кто ниже царского рода, но где найти на Руси свободных царевичей, которые бы не были их родными братьями? Королевичи, принцы и прочие знатные иностранцы считались еретиками, никто из них и не видел этих затворниц. Русские царевны могли стать лишь христовыми невестами. Они отдавали в выбранную обитель все свое богатое приданое, поэтому монастыри стерегли царских дочерей, как коршун добычу.

Именно такую царевну изобразил Суриков. На ее еще детском личике — безысходность и покорность судьбе. Настоятельница, поджав губы, пристально наблюдает за реакцией высокой гостьи, которая вскоре поступит под ее крылышко: нравится ли ей все, нет ли в лице строптивости или капризности, а мамка зорко следит, чтобы никто вокруг не нарушил царевнино благочестие. Монахини ведут себя по-разному: одни низко склонились, другие с любопытством осматривают гостью.
Для образа царевны Сурикову позировали очень религиозная дочь его знакомых, которая собиралась стать монахиней, и внучка Наталья Кончаловская.

Виртуальный художественно-исторический музей

Buy for 20 tokens
Buy promo for minimal price.