?

Log in

No account? Create an account

ngasanova

Вспомнить, подумать...


Previous Entry Share Next Entry
ngasanova

Начальник первого отдела.

Читаю всё про шпионский скандал. Идут рассуждения - разведчики вроде более профессиональны, чем работающии в КГБ . А для меня по жизни как-то не было разницы, да и для многих тоже, – все были чекисты. ВЧК – ЧК, так и привыкли их называть.



Первое моё воспоминание о встрече с этой породой людей из детства.



Жили мы в военном городке, довольно закрытое общество, где все друг друга знают. Так вот мы , дети , знали, что дядя Толя - чекист. Хотя дядя Толя был такой же офицер, как и наши отцы, ничем не отличался. Помню его из детства – у нас дома по случаю какого-то торжества, гости. Среди них дядя Толя. Развлекаясь, публика поёт песни, рассказывает анекдоты, показываются фокусы. Коронный фокус дяди Толи : он выходит за дверь квартиры. Изнутри дверь закрывается самыми немыслимыми способами - замки, подпирается стулом, закручивают верёвками, закрывают на замки и т.д. Кто что придумает, и все уходят в комнату. Через заранее намеченное время дядя Толя объявляется в комнате.
Так что детское воспоминание: чекист – это очень интересный фокусник.

В следующий раз я столкнулась с чекистом уже когда пришла на работу после института.
Работать я пришла в небольшое конструкторское бюро, поэтому должности начальника отдела кадров и начальника первого отдела (был такой отдел в советское время во всех заведениях) совмещал один человек – Михаил Иванович.
Ой как строго встретил меня Михаил Иванович : расспрашивал мою биографию , допытывался кто были мои пра-, пра-, пра-…., интересовался моими взглядами на текущее положение, пристально через лупу рассматривал мои документы. Но правду надо сказать, что после прохождения всех тестов, Михаил Иванович оказался отличным дядькой – и помог с жильем, и домой позвал – накормил, и жена у него оказалась чудесная, добрая и заботливая женщина. И потом всячески они с женой помогали – ну воспоминания от уже дяди Миши остались наилучшие.

Уже работаю в большой организации, солидном институте союзного значения, были и такие. Перед устройством на работу меня долго проверял этот самый первый отдел.
Страхи об этой проверки рассказывали разные. Говорили, что после проверки могут найтись родственники – враги народа, о которых ты раньше и не слышал. Раздражает ожидание – два или три месяца. Потом наконец меня вызывают. Захожу в отдел кадров.
В углу комнаты - бронированная дверь, туда меня вызвали, такая двойная защита от посторонних. За бронированной дверью очень серьёзный дядечка вручает меня документы и говорит, что я допущена к приему на работу, проверка закончена. Родственников – врагов народа у меня не оказалось, но всё равно я вышла оттуда с ощущением, что они всё-таки есть, просто дядечка их не нашел почему-то и был этим недоволен.

Потом , за время работы , приходилось ещё не раз сталкиваться с этим дядечкой. Любую статью, в какой бы журнал не отправляешь, необходимо разрешение первого отдела. Сдаешь статью в первый отдел и ждёшь, ждешь, ждёшь. А начальник первого отдела её долго читает. При том точно понимаешь, что он в этой статье ничего не понимает – это для него лес тёмный. Но он всё равно её долго держит. Для чего? Вероятно советуется с кем-то. Иногда могут появиться и предложения о соавторстве.
Описывать эту систему – можно роман написать.

Но один раз я видела у начальника первого отдела достойную работу.
Есть такое заведение НГДУ (нефте-газо-добывающее управление). И вот мы занимались их автоматизацией. Ну этих НГДУ больше десятка и по каждому надо сдать отчёт. С каждым договор заключён, каждому отчёт надо послать, который он на полочку положит, а потом отчитается, что, деньги, выделенные на автоматизацию, потратил с толком.
А там всё одинаковое, ну там детали - количество скважин, названия разные месторождений, ну там ещё что-то по ерунде всякой. Так мы приноровились, всё пишем под копирку - а все разницы вставляем потом в разные экземпляры и в машбюро затем, на печать. Компы тогда не в моде были. И вдруг высокое начальство это пронюхало. Так в машбюро запретили брать материал из под копирки и начальнику 1-го отдела приказали за этим следить. Вот в отчётный период – наш бравый чекист проводил своё время в машбюро - а что, при деле был.

Кроме главного начальника первого отдела в других отделах были такие подчекисты, как бы. Числились они зам. начальниками отраслевых отделов, но подчинялись главному чекисту, такие его глаза и уши. Так как в работе они ничего не соображали, то были главными по дисциплине. Тоже отставники обычно, вот их и родина держала при деле, в запасе. У нас был Яков Матвеевич. Удивляло в нём только то, что он был чекист еврей.
Вообще у евреев странное происходит часто с именами и отчествами. Если имя еврейское, то отчество – русское. Бывает и наоборот, всегда задумывалась – почему они так одному поколению дают отдохнуть от национального имени. Я говорю о наших евреях, в других странах – не знаю как. Вот с Яков Матвеевичем я потом даже подружилась, какой-то он даже жалкий был в своей твердолобости. Почему –то ко мне, уже тогда ярой антисоветчице , подобные люди относились всегда хорошо. Может не теряли надежды обратить меня в свою веру?

Следующее общение с чекистами можно назвать даже юморным. Были это времена войны в Афганистане. Очень многие нефтепродукты поставлялись в Афганистан для действующей армии через Баку. Информация о поставках вроде бы должна быть действительно секретная – зная объемы этих поставок и места получения, можно было умному аналитику всё знать о нашей армии.
Я тогда работала в такой организации – Госкомнефтепродукт, которая занималась этими поставками, все нефтебазы были в её подчинении. Я работала в Вычислительном центре этой организации, ну где всё считалось. Очень оригинальная система секретности была: каждое утро из Москвы сообщался пароль Афганских поставок, ну там .Зевс, Оракул, ну или ещё что-то, как придумают и мы начинали считать отгрузки этим Зевсам. Все нефтепродукты были зашифрованы цифрами. И вот очередной полковник в отставке, чекист, начальник первого отдела, приходил к нам на ВЦ и сообщал новые шифры нефтепродуктов. Мог бы и не приходить. Все шифры сегодняшние от вчерашних отличались тем, что он неизменно к каждому шифру нефтепродукта прибавлял цифру три. Например: было - 2456381, стало - 2456384. Вот такая чекистская тайна.

И ещё одна встреча вспомнилась с чекистами. В 90-м году после январьских событий, ещё до развала СССР их тут много понаехало разбираться и порядок наводить.
И вот случайно мы с мужем попали на какое-то мероприятие, организованное ими в одном из пригородов Баку, в санатории. И вот тогда я поняла, что эти ребята далеко пойдут. Они уже тогда чувствовали себя хозяевами жизни, они уже тогда были богаты так, как ещё другие не были. Они все уже не скрывали, что имеют дела не только в органах зарплату, а кое что получше. Вот так и произошло.


Buy for 20 tokens
Buy promo for minimal price.

  • 1
(Deleted comment)
Мотл - это Мордехай, в Израиле - Моти. А Матвей само по себе имя еврейского происхождения. Так же, как Михаил, Илья, Иван и Елизавета. Вопрос на засыпку: кем был по национальности евангелист Матфей? Варианты:
а) китаец
б) армянин
в) еврей
г) бербер.

Правильный ответ - "в".

Тоже мне , Америку открыли, всегда евреи были виноваты.
Там не только Матвей, там вся компания собралась.....

Вот этот значок " > " точно указывает на участника в своё время дикуссий в "Мой круг" Да, там бывало интересно, даже очень.
А вот совершенно реальный человек с такими именем и отчеством - Семён Исхакайзекович, правда все вокращённо его называли - Семён Исакович

(Deleted comment)
Значит друг оттудова)))

Вообще-то, в СССР разведка входила в структуру КГБ (кроме военной разведки Генштаба). Внешней разведкой занималось Первое главное управление КГБ, где служил и Путин в своё время. Первоотдельшщики относились ко Второму ГУ - контрразведке.

Кстати, у Якова Матвеевича и имя, и отчество были допустимыми для еврея. Евангелист Матфей, от которого пошли все Матвеи, таки армянином не был. Праотец Иаков - тоже.

  • 1