?

Log in

No account? Create an account

ngasanova

Вспомнить, подумать...


Previous Entry Share Next Entry
ngasanova

Рудольф Нуреев



Рудольф Нуреев положил начало «балетной» эмиграции.
В 1970 г. осталась в Лондоне одна из лучших балерин Кировского театра Наталья Макарова.
В 1974 г. во время гастролей Большого театра в Канаде стал «невозвращенцем» Михаил Барышников.
В 1979-м во время гастролей Большого театра в Нью-Йорке обратился с просьбой о политическом убежище Александр Годунов.



День 16 июня 1961 года, важнейший в судьбе великого танцора Рудольфа Нуреева, стал знаковой точкой и в истории
русского балета. Тогда вместе с труппой Кировского театра Нуреев был на гастролях в Париже. Когда все артисты
приехали в аэропорт Ле-Бурже, чтобы лететь в Лондон для продолжения гастролей, у Нуреева отобрали билет и
приказали возвращаться в Москву.

И вот тогда он сделал свой знаменитый прыжок через головы приставленных гэбэшников и оказался на свободе.
Первые полосы французских газет запестрели заголовками: «Звезда балета и драма в аэропорту Ле-Бурже»,
«Прыжок в свободу»...



Этому побегу предшествовало много других событий. В 1958-м он вместе со своей партнершей Нинель Кургапкиной
гастролировал в ГДР. Нинель носила брюки, что всем казалось естественным, но директор Госконцерта написал в
отчете, что «балерина даже в Дрезденскую галерею пришла в непристойном виде» (то есть в брюках). Кургапкину
перестали выпускать за границу. «Я не знала, что делать, — вспоминала она. — Бегала по инстанциям. Даже Рудика
за собой таскала в обком партии. Не помогло». Нуреева этот случай потряс — он был куда более беззащитен перед
органами.


Рудольф Нуреев, выступление в парижском Дворце спорта, 10 июня 1974 г.

Оказавшись в Париже, он не мог надышаться воздухом свободы, описывал позднее, как его восхищали кварталы Сен-Жермен,
парк Сен-Клу, залы Лувра. Возвращался в отель под самое утро, как и в тот день, 16 июня. Впрочем, все это было
описано в рапортах «компетентных товарищей» в Москву. Председатель КГБ Шелепин докладывал в ЦК КПСС: «Из Парижа
поступили данные о том, что Нуреев Рудольф Хамитович один уходит в город и возвращается в отель поздно ночью. Он
установил близкие отношения с французскими артистами, среди которых гомосексуалисты. Несмотря на проведенные с ним
профилактические беседы, Нуреев не изменил своего поведения...» Заочный суд над «невозвращенцем» осудил его за
«измену Родине» на семь лет лишения свободы с конфискацией имущества (решение суда было отменено Генпрокуратурой
только в 1998 году, спустя пять лет после его смерти).



«Весь мой багаж улетел в Лондон, — вспоминал Нуреев. — В чемоданах осталось все самое дорогое, чем я владел:
коллекция балетных туфель и трико, которые я покупал всюду, где бы ни выступал: в Германии, Австрии, Болгарии,
Египте... Это я уже никогда не смогу восстановить. Потерянным оказался и парик, который я заказал для роли
Альберта в «Жизели». Этот белокурый, вьющийся и очень романтический парик я шутя прозвал «Мэрилин Монро». Но
больше всего я сожалею о своей самой первой покупке в Париже — красивом электрическом поезде, символе того
очарования, которое всегда вызывали во мне поезда, железные дороги, дым станций — тех манящих обещаний, далеких
горизонтов и таинственности, которые я всегда в них чувствовал». Поезд для Нуреева всегда оставался метафорой
его жизни, ведь и сам он появился на свет в поезде, который шел на Дальний Восток...



Оказавшись на Западе, Нуреев стал одним из самых прославленных и самых дорогих мировых балетных знаменитостей.
Он был одинок и почти все свои средства тратил на покупку недвижимости (включая остров в Средиземном море) и
произведения искусства. Выставка «Жизнь в фотографиях. Париж — Нью-Йорк» — это своего рода фотолетопись из
спектаклей разных лет, графические портреты артиста работы Джеймса Уайета, а также уникальные снимки роскошных
интерьеров квартиры Нуреева в Париже, сделанные после смерти танцора самыми знаменитыми британскими фотографами,
— тот мир, конкретный и вымышленный, которым он жил.


Рудольф Нуреев в интерьере парижской квартиры на набережной Вольтер, 1986 г.

Директор галереи Наталья Рюрикова говорит, что «по тому, что было собрано, куплено, приобретено, можно судить о
внутреннем мире танцора. Коллекция раскрывает его не только как великого артиста, но и как совершенно особую
личность». Нуреев собирал восточные ткани, ковры, бронзу, живопись, мебель из карельской березы. Возможно,
тяготение к роскоши было реакцией на ту бедность, в которой он пребывал в детстве, когда в доме родителей часто
просто не было еды и когда группу одаренных детей из Башкирии отправляли в балетную школу в Ленинград, у его
отца не оказалось денег на билет...


Экспонаты аукциона Christie’s, 1994 г.

Вся уникальная коллекция Рудольфа Нуреева была распродана после его смерти на аукционе Christie’s и ныне сохранилась
лишь на фотографиях, представленных на выставке.

Автор: Шаталов Александр
Источник: newtimes.ru

Buy for 20 tokens
Buy promo for minimal price.

  • 1
Почему по Вашему мнению, г-жа NGASANOVA
Барышников процветает, а его одноклассник Годунов спился в США?

Ну как можно сравнивать, а тем более судить - разные характеры, разные натуры, разные судьбы. Хотя Годунов мне где-то более интересен и более симпатичен

  • 1